Новости / Военный конфликт

Доктор Комаровский о белорусах и украинцах: Шансов остаться братьями мало, но шансов остаться людьми много

4.03.2022, 16:05  / remove_red_eye 624   / chat_bubble0

Известный украинский врач — об опасности расчеловечивания.

Доктор Комаровский о белорусах и украинцах: Шансов остаться братьями мало, но шансов остаться людьми много

Кадр из видео

Политик Андрей Дмитриев поговорил с известным детским врачом Евгением Комаровским. Доктор, который с начала войны с семьей находился в Харькове, рассказал о том, что происходит в городе и как меняются настроения людей.

— Это видится как фильм из моего детства, — признается врач. — Помню, была такая эпопея «Освобождение»: пять серий, широкий формат, танковые колонны, взрывы, разрушенные города, Курская дуга — и мы с мамой и папой ходили на каждую премьеру в Харькове, шли в киноконцертный зал «Украина»…

Поначалу, когда в пять утра мы проснулись от канонады, у меня было ощущение, что я пришел в это кино, сейчас побегут какие-то титры, а у мамы будут дрожать руки — потому что в 41-м году они уезжали с бабушкой из Харькова в эвакуацию в Сибирь.

Мой дед не мог смотреть фильмы о войне, не мог слышать ни одного выстрела, хотя прошел всю войну. И когда отец показывал мне коробку с орденами, то делал так, чтобы дед не видел — потому что он их ненавидел и никогда не надевал. Он считал войну самым страшным, самым жутким, что было в его жизни.

И этот лозунг, который так много звучал… Они действительно доказали всему миру, что могут повторить. Понимаете, как это страшно? Когда в Украине был лозунг «Никогда больше», то в России был лозунг «Можем повторить». Они были готовы к этому, а мы не хотели понимать, не верили, что это реально возможно — это был сюр, шизофрения… Вот так мне это видится.

На заявления российской пропаганды о необходимости «денацификации» Украины и плохом отношении к русским Евгений Комаровский — русскоязычный, из, пожалуй, самого русскоязычного города в стране — приводит свой личный пример. И поясняет: в Украине очень трепетно относятся к своей независимости — «это как новорожденное дитя», и когда на это покушаются, учат, как жить, это воспринимают в штыки:

— В ответной реакции, вне всякого сомнения, тоже бывают перегибы. Но огромное количество людей в Украине абсолютно демократическими методами пыталось найти золотую середину. Сейчас ее уже нет.

Настроения людей, отмечает врач, меняются каждый день: первые два дня многие были уверены, что все быстро закончится и вернется в норму.

— Сейчас две эмоции. Одна меня радует, как врача: это принятие того, что произошло. Все вокруг поняли, что идет война, знают, где оружие, куда будут эвакуироваться женщины и дети, кто покинет страну, кто пойдет в тероборону — все примерно для себя определились.

Вторая эмоция, которая меня очень волнует — стремительно нарастающий градус ненависти. Все самое светлое, что было: мирный, один из самых красивых городов Европы, чистенький, вылизанный харьковчанами и властями, где в первые дни бомбежек продолжали вывозить мусор — и видеть, как этот город убивают на глазах, какое у тебя чувство?! Когда утром общий чат-перекличка — живой, неживой, у нас в огород упала ракета — вот так мы живем, понимаете?..

И вот это чувство ненависти, в топку которого каждый день подбрасываются дрова. Потому что это не прекращается, более того, интенсивность обстрелов увеличивается при том очевидном факте, что неделю стреляют по Харькову, уничтожая военные объекты (народу России и Беларуси ведь так говорят?) — вы что, криворукие ***, за неделю не можете высокоточным оружием попасть в военные объекты?! Или теперь стреляете по городу, чтобы убить живую силу, потому что страшно ножками прийти сюда?

Доктор Комаровский подчеркивает: очень важно, хватит ли сейчас выдержки и такта, чтобы суметь отличить гнусное государство от народа, потому что каждый день войны стирает эту грань:

— Позиция, в которой оказалось белорусское государство — это немножко не то, что Россия. Понятно, что не вы инициаторы, и так далее. Но знаете, когда будет молчать условная Черногория, мы не будем как-то сильно обижаться — они ведь не кричали, что они наши братья. А сейчас государства и народы, которые никогда не претендовали на роль братьев, протягивают руку помощи, они дают деньги, дают оружие, работают в киберпространстве, делают все, чтобы спасти Украину…

Врач также обратился к белорусам:

— Друзья мои. Хочется сказать: братья-белорусы — вы же еще братья, вы же от нас не отреклись? Вам сейчас решать, как жить дальше, потому что сейчас в Украине решается не только судьба Украины, но и судьба Беларуси.

Самое малое, что вы можете для нас сделать — хотя бы остаться в стороне, сделать все, чтобы со стороны Беларуси не было агрессии. Хотя бы невмешательство в этот «братский» конфликт. Обо всем остальном, пожалуй, я могу только мечтать.

Отдельно хочется обратиться ко всем силовикам, офицерам. Офицерская честь — подумайте, что для вас в этом слове? Может ли офицер поднять руку на женщину, выстрелить в направлении, где, даже теоретически, может быть ребенок? Подумайте об этом. Шансов остаться братьями мало, но шансов остаться людьми много. Давайте их не упустим.

Читайте также: «Тяжелый был разговор. Он нас считал агрессором». Лукашенко рассказал о звонке Зеленскому

Стало известно, когда пройдут переговоров между Украиной и Россией

Есть ли бомбоубежища в Барановичах и где прятаться в случае опасности? Узнали

Россия пересматривает тактику, война может стать намного страшнее — американский эксперт

Если статья не открывается, включите, пожалуйста, VPN. Присоединяйтесь к нам в Viber Instagram,  ВКонтакте  или Telegram, подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии