Новости / Экономика

Как долго «экспортное чудо» сможет смягчать влияние кризиса на настроения белорусов?

16.02.2022, 8:21  chat_bubble0

Во время онлайн-конференции Reshape 2022, рассматривалось влияние экономики на политическую активность белорусов. Пока политический кризис не сильно отразился на состоянии белорусской экономики. Но на подходе санкционные эффекты, замедление роста экономики — повлияет ли это на политизацию общества и его отношение к реформам?

Как долго «экспортное чудо» сможет смягчать влияние кризиса на настроения белорусов?

Фото использовано в качестве иллюстрации, Intex-press

Академический директор BEROC Катерина Борнукова отмечает, что в 2021-м «экономика не стала фактором напряженности, прошедший год, по словам чиновников, вообще один из лучших за последние 15 лет в белорусской экономике». Правда, это «не совсем так, потому что рост в 2,3% — это такой себе рост, и рост только благодаря экспортному чуду, которое пока перекрывает последствия общественно-политического кризиса для экономики», пишет сайт белорусских исследований Thinktanks.by.

По мнению Катерины Борнуковой, белорусское экспортное чудо будет продолжаться и в первой половине 2022 года. «Другое дело, что оно перестало давать эффектный экономический рост, последние два квартала рост был в районе 1-1,5% — это то, что скорее всего мы будем видеть и по итогу 2022-го. И это без учета эффекта санкций, — сказала она. — Что же касается последних, то это в первую очередь санкции по калию, которые только начали работать, затем санкции по нефтепродуктам, которые должны начать работать. Старые контракты с Европой заканчиваются, новые не подписываются. Теоретически это сократит объемы экспорта продуктов нефтепереработки. На фоне экспортного чуда потери не будут выглядеть значительными. Экспорт за прошлый год вырос на 11 миллиардов долларов, скорее всего, страна потеряет миллиарда два на экспорте калийных удобрений и миллиарда три на нефтепродуктах. Да, это будет неприятно, но это не будет критично, скажем так. Вряд ли это скажется на кошельках белорусов напрямую, кроме тех, кто работает на этих калийных и нефтеперерабатывающих предприятиях. С одной стороны, у государства есть огромный стимул поддерживать эти предприятия, не давать перейти эффекту санкций в какие-то макроэкономические эффекты или социальные. С другой, если ситуация затянется, то станет дороже и сложнее».

Владимир Ковалкин, руководитель проекта «Кошт урада» и основатель Petitions.by, замечает, что в 2022 году «мы можем увидеть рост в деньгах от экспорта, но вряд ли увидим улучшение структуры экономики и улучшение ситуации с доходами людей». «Кроме того, в 2022 году, возможно, станет заметным эффект миграции. Дело в том, что массовый исход специалистов из Беларуси начался на самом деле не осенью 2020 года, а летом 2021-го. И тут есть определенный временной лаг в полгода, а то и больше, пока люди меняют налоговое резидентство, реструктурируют бизнес, переводят его в другие юрисдикции — в Грузию, Польшу, Литву, Украину. Очевидно, что тенденция негативная», — сказал он.

По мнению Владимира Ковалкина, «люди почувствуют изменения качества жизни, снижаются и будут снижаться расходы на инфраструктурные вещи, на то, что выражается, условно говоря в падении мостов». «Такие же «падения мостов» будут происходить в виде разбитых дорог, неубранных улиц, заброшенных парков и т.д. — и это будет продолжаться по всей стране. Когда есть ограничения бюджета, в том числе по рефинансированию госдолга, придется экономить. И первое, на чем будут экономить, это на благоустройстве и ЖКХ, на инфраструктурных вещах, которые требуют инвестиций с долгой отдачей», — сказал Владимир Ковалкин.

Катерина Борнукова обращает внимание на сокращение занятости: «С одной стороны, это вроде бы как нормально — ведь у нас население стареет. С другой, обычно в год восстановления после кризиса занятость не сокращается, наоборот, может даже расти. Этого не происходит, наоборот, занятость сократилась на 50 тысяч человек. Скорее всего, это эмиграция. Полную картину сейчас сложно составить — нехватка точных данных. Другое дело, что тут может возникнуть сетевой эффект. Когда ты знаешь какое-то количество людей, которые уехали, справились с поиском работы, устройством быта, когда знаешь, что в новой стране пребывания есть белорусское сообщество, чаты и прочее, то миграция становится гораздо более легким и понятным мероприятием, естественно, все больше людей и по экономическим, и по политическим причинам будут выбирать отъезд из страны».

Академический директор BEROC напоминает, что «протесты последних десяти лет были тесно связаны с экономическими кризисами». «Вспомните и хлопанье в ладоши во время девальвации 2011 года, и акции «Стоп-бензин», и протесты против закона о тунеядцах 2018 года, когда на улицы вышло достаточно много людей, — сказала Катерина Борнукова. — Это было связано напрямую не столько с экономическими вещами, сколько с определенным ощущением несправедливого отношения со стороны государства. Когда государство говорит, что девальвации не будет, а она происходит, когда государство обзывает тебя тунеядцем в то время, когда ты теряешь работу. Поэтому сам по себе экономический кризис для белоруса — дело привычное, но если государство в своей экономической политике начнет совершать ошибки, а оно начнет совершать — у него сейчас нет каналов обратной связи, то это может вызвать разные реакции».

Читайте также: Сотни рабочих мест предложат на ярмарке вакансий в Барановичском районе. Вот какие специальности востребованы

Белорусские предприниматели уйдут в «серую зону»?

Первый вице-премьер назвал основные новации в земельном законодательстве Беларуси

Если статья не открывается, включите пожалуйста VPN. Присоединяйтесь к нам в Viber Instagram,  ВКонтакте  или Telegram, подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии