Новости / Общество

«Думала: лучше бы я осталась в детдоме». Жительницы Барановичей – о сиротстве, приютах и приемных семьях

15.11.2021, 12:10  / remove_red_eye 4725   / chat_bubble0

Дети становятся сиротами ввиду самых разных обстоятельств: у кого-то родители умирают, у кого-то их лишают родительских прав. Но какой бы ни была причина сиротства, большинство таких детей вынуждено расти в одиночестве в казенных стенах. Что испытывает маленький человек, оставшись без родительской любви и ласки, и могут ли чужие люди ее дать в том объеме, в котором он в ней нуждается, узнала Intex-press.

«Думала: лучше бы я осталась в детдоме». Жительницы Барановичей – о сиротстве, приютах и приемных семьях

Фото: pixabay.com

«Вернулась в класс и изо всех сил старалась не заплакать»

Алена Ивановская, 34 года:

— Про своего отца я ничего не знаю, мама о нем никогда и никому не рассказывала. Но о маме у меня остались только хорошие, светлые воспоминания. Она очень меня любила, всегда и во всем поддерживала, была для меня настоящей подружкой.

У мамы была онкология. Она испытывала постоянную боль, таблетки пила пачками, ее состояние ухудшалось на глазах. Когда врачи сказали, что она уже не поправится, мама решила отдать меня в интернат.

Когда работники службы опеки везли меня в Ястрембельскую школу-интернат, не было осознания, что я больше не увижу маму. Я вообще не знала, куда еду и что будет дальше.

В интернате меня встретили холодно, найти общий язык с детьми поначалу не удавалось. Помню, от одной девочки даже приходилось прятаться под кроватью, потому что она постоянно меня била. Просто за то, что я была новенькой.

Никогда не забуду момент, как во время одной из дискотек ко мне подошла воспитательница, дернула за руку и сказала: «У нее мать умерла, а она тут танцует!» Я тогда подумала, что меня с кем-то перепутали. Но на следующий день во время уроков меня вызвал директор интерната и сообщил, что моя мама умерла. Сложно передать, что я почувствовала в тот момент. Мне было очень больно. Помню, как вернулась в учебный класс и изо всех сил старалась не заплакать…

Фото: pixabay.com

Это время в интернате оказалось для меня самым трудным в эмоциональном плане: принять новый быт, правила и обстановку нового места оказалось довольно сложно. Но я привыкла.

Существуют стереотипы, что дети в приютах, интернатах и детских домах живут в неблагоприятных условиях и ведут дурной образ жизни. Но это не так. Интернат – это не тюрьма. Руководство хорошо к нам относилось, нас отлично кормили, проводили с детьми различные развлекательные мероприятия, отпускали по выходным погулять в город.

После Чернобыльской аварии в Беларуси начали появляться фонды, которые позволяли детям «оздоровиться» за границей. Мне по программе помощи детям посчастливилось десять раз побывать в Италии. Волей судьбы, в одну из таких поездок я отправилась с той самой девочкой, от которой пряталась под кроватью. Совместная жизнь в итальянской приемной семье нас невероятно сплотила, все обиды были забыты, мы стали лучшими подругами и по сей день общаемся.

В этих поездках я развивалась. Хозяйка в одной из семей, где я жила, научила меня правильному использованию столовых приборов, этике и культуре, за что я ей очень благодарна.

Окончив девять классов в интернате, отучилась сначала в Пинском лицее сельскохозяйственного производства на повара, после окончила Брестский железнодорожный колледж, сейчас работаю на одном из предприятий нашего города. Я вышла замуж, с мужем мы купили квартиру, обзавелись машиной и дачей, у нас растет великолепный малыш. Я и подумать не могла, что в жизни все сложится настолько хорошо. Очень благодарна за это судьбе.

То, что часть моего детства прошла в интернате, меня здорово закалило. Да, возможно мне не хватало ласки и родительской любви, но я очень быстро сориентировалась в обществе и всегда знаю, что мне нужно от жизни.

«Родители никогда не разговаривали со мной по душам»

Екатерина Ермалович, 18 лет:

— Когда мне было три года, моя родная мама отдала меня в Ждановичский детский дом. У нее были серьезные проблемы с алкоголем, два раза она сидела в тюрьме. Быт детского дома я едва ли могу вспомнить – была совсем маленькой. Но то, что покидать это место я не хотела, я запомнила хорошо. Помню, как испугалась незнакомых мне людей, сопротивлялась и не хотела залезать к ним в машину.

Мои приемные родители на тот момент были уже в возрасте, обоим было по 50 лет, помимо меня у них был свой ребенок – девочка, старше меня на четыре года. В своей новой семье я адаптировалась довольно быстро. Но, когда я сейчас вспоминаю жизнь с приемными родителями, мне кажется, что все это время была для них просто чужим человеком, который ввиду каких-то обстоятельств жил с ними под одной крышей.

Родной дочери они регулярно покупали игрушки, одежду и другие мелочи, интересующие всех детей. Вещи для меня они покупали значительно реже. Если что-то ломалось, могли обвинить меня, если что-то терялось, думали что я стащила. Часто в таких ситуациях могли ударить.

Родители никогда не разговаривали со мной по душам, не интересовались, как мои дела или что меня волнует. В эмоциональном плане я часто ощущала пустоту внутри и чувствовала, что в меня не верят. В такие моменты я начинала жалеть себя, думала: лучше бы я осталась в детдоме, почему это произошло именно со мной, почему у меня нет своих родных мамы и папы?

Фото: pixabay.com

Единственным человеком, который поддерживал меня, была родная дочь моих приемных родителей. Она защищала меня, если обижали, поддерживала словом, когда я чувствовала себя ненужной, с ней у меня до сих пор прекрасные отношения, мы дружим и часто созваниваемся.

Мои приемные родители неплохие люди. Но то, что они не воспринимали меня как свою дочь, – факт. Поэтому я с нетерпением ждала момента, когда, наконец, смогу от них съехать.

После школы я поступила в Слуцкий государственный медицинский колледж, где сейчас учусь. И могу сказать, что той поддержки, которую я получаю от своих одногруппников, в семье и близко не было. У меня появилось множество увлечений и хобби: я хожу на фитнес, танцую, много читаю и планирую освоить фотоискусство. С родителями не общаюсь, так как они мной тоже не интересуются.

Идеальная семья для меня – это полная семья. Это здоровые отношения, в которых люди уважают и поддерживают друг друга. Семья – это взаимопонимание, любовь и смех детей. Я представляю свою будущую семью такой.

«Чувствовала себя роботом, который выполняет команды приемных родителей»

Рита Алексеева, 18 лет:

— В социально-педагогическом приюте Барановичей я оказалась после того, как служба опеки забрала меня у моей родной мамы, образ жизни которой оставлял желать лучшего. Это время я помню смутно, вспышками и какими-то отдельными эпизодами – была совсем маленькой.

Когда мне исполнилось пять лет, меня усадили за большой круглый стол рядом с родной мамой и какой-то женщиной, которая хотела меня удочерить, и дали мне право выбора. Помню, моя родная мама тогда сказала, что в ближайшее время точно не изменит свой образ жизни, поэтому я выбрала совершенно незнакомую мне женщину, которая на протяжении нескольких месяцев стала забирать меня из приюта на выходные, чтобы мы привыкли друг к другу.

Несмотря на то, что мне было всего пять лет, я прекрасно осознавала, что происходит. Более того, принципиально не хотела называть своих новых родителей «мама» и «папа», и сказала им, что такой статус нужно еще заслужить.

Мама хотела вырастить из меня идеального ребенка. С раннего детства она записывала меня на различные «кружки» и секции, контролировала, чтобы я полностью съедала все завтраки и обеды, дома я должна была появляться не позже шести вечера. Всякую мелочь в виде игрушек или блокнотиков мне не покупали, говорили «тебе это не нужно». В наших отношениях не было места ласке и любви, я ощущала себя каким-то роботом, который просто выполняет команды приемных родителей.

Фото: pixabay.com

Сегодня, оглядываясь на методы их воспитания, я понимаю, что, с одной стороны, они пошли мне на пользу. Я знаю, что хорошо, а что плохо, серьезно отношусь к себе и людям. Но, с другой стороны, мне банально не хватало заботы, я не видела в маме подругу, с которой можно поделиться своими тревогами и переживаниями. Порой я обращала внимание на то, как мои сверстницы общаются со своими родителями, и завидовала им.

В прошлом году я серьезно поссорилась со своими родителями, съехала от них на съемную квартиру и до сих пор с ними не общаюсь. Будем ли мы общаться в дальнейшем, пока не знаю.

Свою родную маму я больше так и не видела. Возможно, хотела бы на нее посмотреть, но только со стороны, и чтобы она не знала, что я ее дочь.

Сейчас я учусь в колледже, планирую закончить учебу и всячески развиваться, возможно, перееду в Минск.

 

Читайте также: Какими редкими именами называли детей барановичские родители на прошлой неделе

Что лучше – зубочистка или нить, и как правильно ухаживать за зубами, рассказала стоматолог-гигиенист

Присоединяйтесь к нам в ViberInstagramВКонтакте или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии