Новости / Общество

«А правильно ли я поступил, что уехал?». Что стало с барановичскими героями перемен

9.08.2021, 13:01  / remove_red_eye 5898   / chat_bubble7

Послевыборные события 2020 года повлияли на судьбы десятков тысяч белорусов. Кто-то из-за своей гражданской позиции лишился работы, кто-то попал на сутки и огромные штрафы, а кто-то и вовсе вынужден был эмигрировать, опасаясь за собственную безопасность. Intex-press писала о многих таких активных и небезразличных горожанах. Но о том, что произошло с ними за этот год и чем они живут сейчас, согласились рассказать лишь единицы.

«А правильно ли я поступил, что уехал?». Что стало с барановичскими героями перемен

Фото: Intex-press

«Не знаю, что будет завтра и когда придут за мной»

Житель Барановичей Дмитрий Ленько попал под «хапун» в центре города 10 августа: его вытащили из машины друзей, затолкали в автозак и отвезли в СИЗО, где он провел следующие шесть суток. Там же его – впервые в жизни – судили, по ст. 17.1 КоАП Республики Беларусь («Мелкое хулиганство»).

– Когда мы сидели в СИЗО, очень многие сразу же хотели переехать, говорили, что «надо валить отсюда», – вспоминает Дмитрий. – У меня сразу после отсидки тоже было огромное желание уехать из страны. Но вместе с тем мне казалось, что победа совсем близко, надо лишь немного подождать и не поддаваться эмоциям.

И Дмитрий не поддался. Он остался в Беларуси и попытался доказать, что его судили за то, чего он не совершал. Парень обжаловал решение местного суда в Брестском областном суде, и его оправдали. Дмитрий был уверен, что все позади. Но в дело вмешалась Барановичская межрайонная прокуратура, началась череда судов, которые Дмитрий в итоге проиграл.

– После всех моих судов и отсидки я боялся, что ко мне могут прийти и забрать за что-нибудь. Но ни обысков, ни задержаний больше не было, – рассказывает горожанин.

Внешне, говорит Дмитрий, его жизнь мало изменилась за этот год: он все так же живет с семьей в Барановичах, ведет собственный бизнес, связанный с интернет-маркетингом.

Но мировоззрение парня за этот год претерпело колоссальные изменения.

– До выборов я был аполитичным и ко всему, что происходило в стране, относился спокойно и легко. Но когда у нас начали происходить все эти события, я стал задумываться, в чем причина, почему все происходит именно так и что будет потом, – говорит Дмитрий. – Я стал больше интересоваться политикой и понял, что если бы в 2010 году люди поддержали протест или хотя бы больше обратили внимание на причину волнений, то сейчас всего этого не было бы.

Дмитрий пристально следит за всем, что происходит в стране. И эти события не вселяют в него оптимизма, а мысль о том, чтобы по примеру многих знакомых бросить все и уехать, в последнее время посещает его все чаще.

– Я читаю новости каждый день. И когда вижу, что человека посадили за белый лист в окне или за смайлик-какашку, понимаю, что не знаю, что будет завтра и когда придут за мной, – рассказывает Дмитрий. – Многие мои знакомые уехали из страны вскоре после выборов. Врачи, которым за рубежом предоставили работу, айтишники, которым предложили хорошие условия и помогли с жильем. А те, кто остались здесь… Я не знаю, какое у нас будущее.

Тем не менее Дмитрий старается не отчаиваться. Он уверен, что борьба с людьми с отличными от властей взглядами и попытки оставить только «послушных» рано или поздно «приведут к деградации». А жить без развития и конкуренции в принципе невозможно.

– Мне бы хотелось, чтобы в Беларуси снова были выборы и чтобы президент выиграл честно. Хотелось бы, чтобы Беларусь развивалась. И это все происходило согласно Конституции. Мне бы хотелось остаться здесь, развиваться и расти. Но, к сожалению, сейчас будущее Беларуси туманно, а мы можем только надеяться, – резюмирует он. 

«Открытое пламя сбито, но в недрах продолжает тлеть»

История жесткого задержания Александра Клочко во время чаепития в микрорайоне Боровки в свое время вызвала большой резонанс: за слова «вы не правы», сказанные в адрес силовиков, его ударили, отвезли в ГОВД и впоследствии судили за неповиновение требованиям сотрудников милиции, хотя он (да и другие люди, которые присутствовали при этом) уверял, что никакого сопротивления не было и он вообще не делал ничего противозаконного.

Несмотря на сутки, проведенные в ИВС, Александр продолжал активно участвовать в жизни гражданского сообщества города, пока череда событий в его жизни не вызвала у мужчины опасения за собственную безопасность и не вынудила его уехать из страны в соседнюю Литву.

Это произошло в середине декабря 2020 года. С тех пор Александр живет и работает в Вильнюсе. Первые месяцы в эмиграции, говорит активист, были самыми сложными. Один в чужой стране, семья далеко, а вести с Родины – одна печальней другой. Но пришлось как-то приспосабливаться к новой реальности.

– Самый сложный момент – моральный. Я думаю, он актуален для многих уехавших белорусов. А правильно ли я поступил, что уехал? Что еще полезного мог сделать на Родине? – говорит Александр. – Я бы все равно уехал, если бы ситуация не изменилась. Вопрос стоял только в том, чтобы дождаться, пока петля не затянется плотнее вокруг шеи.

Сначала Александр перебивался временными заработками: мыл окна за четыре евро в час, фасовал дрова, вкалывая по 12–16 часов в сутки, а потом устроился на постоянную работу в фирму, занимающуюся производством медицинских масок.

– Когда я устраивался на работу, директор спросил, надолго ли я в Литве. Я ответил, пока Лукашенко не уйдет. Он сказал: значит, надолго, – рассказывает Александр. – Моя должность называлась «оператор оборудования». Я с техникой никогда не дружил, но знаю, что и медведи учатся кататься на мотоциклах.

Сейчас мужчина осваивает профессию тестировщика программного обеспечения и учит английский язык. В ближайшее время планирует перебраться из гостиничного номера, где жил все это время, в съемное жилье и подать документы на вид на жительство в Литве. Вместе с тем Александр отмечает, что не намерен оставаться там навсегда и при первой возможности вернется в Беларусь.

– Я планирую вернуться в Беларусь. Мне кажется, это решение может быть принято под влиянием ряда событий, которые я не берусь предугадать сейчас. Если оно будет зависеть только от меня, то это произойдет, когда я почувствую, что могу быть полезен на Родине, – говорит он.

Мужчина уверен: несмотря на то, что открытые протесты в Беларуси были подавлены, народное недовольство осталось. А значит, ситуация может измениться в любой момент.

– Первая волна погашена. Но протестные настроения никуда не делись. Я могу сравнить нынешнюю ситуацию с торфяным пожаром: открытое пламя сбито, но в недрах продолжает тлеть, – говорит он.

«Раньше на активистов всегда смотрели как на меньшинство»

Барановичская активистка Татьяна Малащенко всегда была и остается человеком с активной жизненной позицией. Она не раз была наблюдателем на выборах, баллотировалась в депутаты, инициировала создание белорусскоязычного класса в Барановичах.

Но за последний год ее жизнь изменилась кардинально. С одной стороны, это были хорошие перемены.

– Август прошлого года можно назвать неожиданным подарком судьбы, потому что никто и подумать не мог, что народ так восстанет. Раньше все было иначе, например, на меня, как и на других активистов, всегда смотрели как на меньшинство, – говорит Татьяна. – А в 2020 году был настолько сильный подъем людей, что это было похоже на какое-то небесное пение. Очевидно, пути назад не будет. Чтобы перемены произошли, необходимо, чтобы они сначала произошли в самом человеке. И за этим будущее.

Но, с другой стороны, перемены катком «проехались» по семье Татьяны. Ее мужа, гражданина России, прожившего, считай, полжизни в Беларуси, депортировали из страны, потому что он не побоялся высказать свою гражданскую позицию.

– С самого начала мой муж участвовал в акциях протеста на авиаремонтном заводе. Это был абсолютно законный протест, но за него моего мужа выслали из страны, – говорит Малащенко.

Несовершеннолетнюю дочку Татьяны дважды привлекали к административной ответственности за фотографии с бело-красно-белым флагом. А недавно и сама Татьяна эмигрировала в Польшу вслед за уехавшей туда поступать дочерью.

– Сначала мы просто хотели отдохнуть от всех этих событий. Психологически тяжело было оставаться в Беларуси, и это состояние длилось больше года. Но мы обязательно вернемся в Беларусь с новыми силами, – не отчаивается Татьяна.

Активистка верит, что перемены к лучшему возможны и обязательно наступят, ведь их хочет очень много белорусов.

– Если бы 9 августа абсолютно все люди вышли на улицу, никто не смог бы нас избить и посадить в тюрьму. Но, наверное, Бог решил, что каждый должен получить порцию той боли и страданий, которые испытывали люди, первыми попавшие под эту ржавую машину, – резюмирует Татьяна.

 

Читайте также: «Лукашенко может стать сверхпрезидентом». Год после выборов и политическое будущее Беларуси глазами экспертов

Год после выборов. Как за это время изменилась жизнь, рассказали жители Барановичей

Присоединяйтесь к нам в ViberInstagramВКонтакте или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
7 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Yuri

Все никак не поймут, что большинство все устраивало и оно и не собиралось выходить.