Новости / Общество

«Надеюсь, что нам никогда не придется стрелять». Как мы искали браконьеров в Барановичском районе

27.06.2021, 14:15  / remove_red_eye 3258   / chat_bubble4

Путешествие на «буханке», поиски «кошкой», наслаждение местной Венецией и шок от креста посреди водоема – накануне Всемирного дня рыболовства, который отмечается 27 июня, корреспонденты Intex-press съездили с сотрудниками Барановичской межрайонной инспекции по охране животного и растительного мира Беларуси в рейд на водохранилище Кутовщина.

«Надеюсь, что нам никогда не придется стрелять». Как мы искали браконьеров в Барановичском районе

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

«Во всеоружии»

В суточные рейды сотрудники Барановичской межрайонной инспекции ездят четыре-пять раз в неделю. В этот раз путь предстоял на водохранилище Кутовщина в Барановичском районе: нужно было проверить, есть ли на водоеме браконьерские сети, раколовки и сами браконьеры.

Направились туда в среду, 23 июня, после полудня. В бригаду вошли старший государственный инспектор Сергей Ващилко, государственный инспектор Глеб Столяр и водитель Иван Тарасевич. Ну и я с фотографом.

В рейд сотрудники инспекции выехали во «всеоружии»: у инспекторов есть камера, нож, огнестрельное и сигнальное оружие (положено, но применяют его в исключительных случаях), спецсредства дневного и ночного наблюдения, рация. Кроме этого, бинокли, надувная лодка и еще много чего.

– Оружие у нас есть, но я надеюсь, что нам никогда не придется из него стрелять. Конечно, в случае экстренной необходимости я буду обязан прибегнуть к стрельбе, но до этого еще никогда не доходило, – сказал Глеб Столяр.

Рейд

Инспектор Глеб Столяр. Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Едем на УАЗ-39099, или «буханке», как назвал машину Иван Тарасевич.

– Для подобных поездок по лесным и полевым дорогам это самый проверенный и комфортный вариант, – с улыбкой отметил водитель.

Действительно, те дороги, по которым мы ехали к водохранилищу, преодолеет без потерь (по крайней мере, царапин) далеко не каждая машина. И есть в «буханке» что-то самобытное.

«Кошку» за борт

Прибыв на место, сотрудники инспекции сразу принялись надувать лодку. Потом они выдали мне спасательный жилет и объяснили, за что нужно держаться, чтобы не выпасть за борт.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Через 20 минут мы уже отчалили от берега. Первое время инспекторы каждую минуту спрашивали, не страшно ли мне и комфортно ли я себя чувствую. Убедившись, что все в порядке, прибавили скорость. Я, как человек, которому впервые в жизни посчастливилось кататься на лодке, была в восторге.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Когда немного отплыли от берега, Глеб Столяр показал мне большой крюк на веревке, лежавший на дне лодки, и пошутил, что с его помощью они берут суда на абордаж. Я даже поверила, но собеседник тут же рассказал, для чего на самом деле нужна «кошка» (тот самый крюк на веревке).

– Кошку мы спускаем в воду, чтобы находить растянутые по дну браконьерские сети, – рассказал инспектор.

Когда Сергей Ващилко сбавил скорость нашего судна, «кошку» бросили за борт. Конец веревки остался в руках у Глеба Столяра, и мне сказали держаться покрепче.

– Нас может дернуть, если крюк зацепится за корягу, – пояснил госинспектор. – А если на дне будет сеть, мы просто нацепим ее на крюк и протащим за собой несколько метров.

Мчась по воде, мы периодически вытаскивали «кошку» из воды и проверяли, нет ли там сетей. Проплыв километры, сетей мы так и не обнаружили.

«На одном берегу люди, на другом – кабаны»

Стояла невероятная жара (+30 °С), поэтому на водоеме, несмотря на будний день, было многолюдно. Казалось, что все, кто смог хоть на часок вырваться с работы, приехали охладиться именно сюда.

«Кошку» в целях безопасности нам пришлось вернуть на дно лодки.  Но инспекторы продолжили патрулировать водную гладь без нее.

– Сети могут быть натянуты вдоль берега. На поверхности можно увидеть поплавки или натянутую веревку, – пояснили они.

Я начала пристально вглядываться в высокую прибрежную траву в поисках «грузиков» или веревок.

– Видели когда-нибудь кабанов? – неожиданно прервал мое наблюдение Сергей.

Я обалдела. Около самого берега в воде плескались большие свиньи (как потом оказалось – домашние).

Кабаны на Кутовщине. Фото: Сергей ВАЩИЛКО

Классно – на одном берегу люди, а на другом – кабаны, подумала я.

Местная Венеция

Дальше мы поплыли к устью реки, впадающей в Кутовщину. Огромное количество домов, беседки прямо на воде, пришвартованные катамараны и лодки… Чем-то это все напоминало Венецию.

Пока я любовалась видами, инспекторы продолжали исследовать местность. В какой-то момент мы остановились и начали медленно причаливать к берегу. Глеб наклонился и потянулся к какой-то белой пластмассовой коробочке, торчащей из воды. К ней была прикреплена сеть.

– Это ловушка для поимки раков, она сделана по всем нормам, поставлена в разрешенное время, значит, все в порядке, – сказал инспектор.

Потом мы нашли еще одну такую ловушку, претензий к ней тоже не возникло. Раков, которых я никогда в жизни не видела, в них не было.

«Рыба – это местная валюта»

Мы плыли по узкой речке, увязшей в растительности. Картинка вокруг нас сменилась: только что мы были в белорусской Венеции, а сейчас будто очутились совершенно в другом месте со старыми избушками и длинными лодками, пришвартованными к берегу.

– Эти лодки очень опасные, в них сложно держаться на воде, можно на раз-два перевернуться. Обычно их используют браконьеры или местные жители, но в основном это одни и те же люди, – пояснил Глеб Столяр.

Сергей добавил, что часто незаконной ловлей рыбы занимаются как раз местные жители, а когда их берут с поличным, они гордо заявляют, что «тут живут и это, вообще-то, их водоем».

– Нередко они оправдывают свои действия тем, что «когда-то еще их дед тут рыбу ловил и никому ничего ни за что не платил». Так почему тогда он сейчас должен платить? – рассказал Сергей Ващилко. – Платить за то, что он здесь рыбачит, как раз-таки и не нужно (он живет здесь), а вот за то, что для ловли используются в основном сети, предусмотрен штраф.

Я искренне не понимаю, почему люди, которые живут у водохранилища, не могут взять удочку и спокойно ловить рыбу. Инспекторы объяснили мне это тем, что рыба здесь вроде местной валюты.

– Ее можно на что-то выменять, можно продавать жителям других домов – по килограмму, по два, а можно сбывать в какие-то магазины, но для этого нужно много рыбы. Поэтому местные жители, чтобы не тратить время на удочку, активно пользуются сетями, – сказал один из моих собеседников.

«На сухпайках долго не продержишься»

Когда мы причалили к берегу, я почувствовала себя абсолютно счастливым человеком. Все-таки лодка – это очень круто, невзирая на солнцепек.

Дальше по графику – перекус, у инспекторов – «ссобойки». 

– Мы берем с собой много еды, ведь в рейде мы проводим целые сутки, постоянно в движении, – рассказал Иван Тарасевич, доставая из пакета домашние огурцы и помидоры. – На одних сухпайках долго не продержишься, поэтому в рейдах мы часто разводим костер, варим супы, каши, макароны по-флотски.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

«Это, наверное, на линя»

Перекусив, мы поехали на карьер Сочивки. Спустили лодку на воду и отправились искать браконьеров.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

– Однажды мы нашли здесь привязанные сети с несколькими десятками килограммов рыбы, – рассказал Сергей Ващилко. – Тогда я просидел здесь в засаде с вечера и до обеда следующего дня. Когда нарушитель пришел за добычей, мы его взяли с поличным.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

В это время второй инспектор неожиданно поднял руку и указал на какое-то место. Мы поплыли туда.

Вдоль берега стояло несколько палок.

– Это, наверное, на линя, это их любимое место, – сказал Сергей Ващилко. – Бросай «кошку».

Обрадовавшись, что мы, видимо, наконец нашли браконьерские сети, я наблюдала за работой инспекторов. Но сетей не было. По всей видимости, их либо еще не натянули, либо уже сняли.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Крест среди водоема

Следующие минут 20 я не отрывала глаз от берега в поиске «каких-то странных палок». Но ничего не нашла.

Но мое внимание привлек большой железный крест, торчащий из воды.

– Его поставили в память об утонувшем здесь несколько лет назад рыбаке, – рассказал Глеб Столяр.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Выглядело это жутко.

Обстановку разбавил проплывающий мимо рыбак.

– Ну что словили? – крикнул ему Сергей Ващилко.

– Да только приплыл, еще собираюсь, – дружелюбно ответил ему рыбак. – Надеюсь, пару карасей выловлю.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Оказывается, рыбаки дружат с инспекцией. По крайней мере те, которые ничего не нарушают.

Мы поплыли дальше.

Красиво, но опасно и сложно

В ходе нашего совместного шестичасового рейда с сотрудниками Барановичской межрайонной инспекции по охране животного и растительного мира мы не нашли нарушителей. Также нам не попались всевозможные запрещенные предметы (например, сети) для ловли рыбы. То ли люди стали законопослушнее, то ли мы искали не там, где надо.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Подводя итог, я с уверенностью могу сказать, что работа инспекции – это очень красивое, но в то же время очень опасное и сложное занятие. Да, в этот раз нам повезло, но бывают и такие рейды, когда приходится преследовать охотников, сидеть в засадах по несколько часов, пробираться по непроходимым зарослям, находить убитых животных и килограммы погибшей в сетях рыбы.

Рейд

Фото: Юрий ГОНЦАРЕВИЧ

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
4 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
злой кот

А зимой что они делают?))

Scroll Up