Новости / Общество

Зачем президент Франции Шарль де Голль встречался с жительницей Барановичей?

3.05.2021, 12:17  / remove_red_eye 2231   / chat_bubble1

В начале марта на электронную почту преподавательницы Барановичского государственного университета Галины Левановой создатели цикла документальных фильмов «Непокоренные» прислали фильм, показанный незадолго до этого на российском телеканале «Звезда», одной из главных героинь которого была ее бабушка Розалия Фридзон.

Зачем президент Франции Шарль де Голль встречался с жительницей Барановичей?

Фото: zarya.by

«Бонжур, мон женераль!»

Главный хранитель Барановичского краеведческого музея Рита Чертко предоставила нам пожелтевший от времени документ – справку Советского комитета ветеранов войны, датированную июнем 1966 года. В ней говорилось: «Справка выдана тов. Фридзон Р.З. в том, что она вызывалась для участия во встрече Президента Франции де Голля с 18 по 21 июня с.г.», пишет zarya.by.

Фото: zarya.by

…К зданию аэропорта «Внуково-2» в Москве подрулил воздушный корабль. На трапе появляются президент Франции генерал Шарль де Голль и сопровождающие его лица. Из аэровокзала выходят председатель Президиума Верховного Совета СССР Николай Подгорный, глава правительства Алексей Косыгин, министры… Советские руководители тепло приветствуют французских гостей.

Генерал Шарль де Голль и Николай Подгорный обходят строй почетного караула. Потом президенту Франции представляют государственных деятелей, летчиков-космонавтов Юрия Гагарина, Алексея Леонова.

Среди встречающих были и никому не известные (ни для Москвы, ни для Минска) лица из Белоруссии: Розалия Фридзон и Надежда Лисовец. Пригласить их была инициатива самого президента Франции. И когда женщин представили высокому гостю, де Голль коротко вскинул два пальца к козырьку. И, пожимая Розалии руку, сказал почти по-русски:

– Мерси, мой лейтенант.

– Бонжур, мон женераль! – ответила женщина.

Так же высокий гость обратился и к Надежде Лисовец. Обе женщины были лейтенантами французской армии, они получили эти звания за проявленное мужество в борьбе с фашизмом на территории Франции.

Подпольщица, партизанка, патриотка

Судьба Розалии Захаровны Фридзон, урожденной Гарниц (родилась в 1903 году в деревне Литвиново под Полоцком, член Компартии с 1929 года), резко изменилась после 22 июня 1941 года. Перед самой войной работала заведующей Дзержинским районным отделом здравоохранения, была членом коллегии Наркомздрава БССР. В первые дни войны проводила на фронт мужа Давида Исааковича Фридзона, кстати, родившегося в Антополе, работавшего вторым секретарем Дзержинского райкома партии, ставшего политруком стрелковой роты. Сама же организовала эвакуацию больных, доставленных в районную больницу, а затем попыталась уехать с 14-летней дочерью Элеонорой – Лелей. Но было поздно: по дороге сломалась машина, в которой они ехали на восток. А когда добрались в Минск, там уже были немцы. И уже стало известно, что они убивают коммунистов и евреев.

В Минске, как рассказала нам внучка Розалии Захаровны Галина Леванова, их приютила Варвара Филиппович, до войны работавшая главврачом больницы в Дзержинске. Розалия попросила Варвару спасти дочь, и та вписала Лелю в свой паспорт. Так Элеонора Давидовна Фридзон стала Еленой Антоновной Филиппович.

Сама же Розалия Захаровна работала санитаркой в инфекционной больнице. Там же обзавелась чужими документами – паспортом на имя Екатерины Дмитриевны Семеновой. Вскоре «тетя Катя», как ее уважительно звали, стала связной минского подполья. Потом ее переправили в партизанский отряд в Налибокскую пущу, где приняла присягу, и вновь вернулась в Минск.

В Барановичском краеведческом музее сохранился еще один документ, касающийся Розалии Фридзон. Он написан в мае 1965 года бывшим секретарем Барановичского подпольного обкома Компартии Белоруссии, командиром партизанского соединения, Героем Советского Союза генерал-майором Василием Чернышевым на имя заместителя председателя Совета Министров БССР И.Ф. Климова:

«…Ко мне обратилась с просьбой бывшая партизанка-разведчица тов. Фридзон Р.З. о ходатайстве по назначению ей персональной пенсии.

Фото: zarya.by

Тов. Фридзон Розалия Захаровна работала в группе спецназначения, выполняла различные задания подпольного центра, в частности, проводила разведку немецких гарнизонов, войсковых частей, огневых точек противника, выявляла предателей, доставляла медикаменты, через спецгруппу приводила людей в партизанскую бригаду имени Пономаренко и другие поручения. Работала она хорошо и давала ценные разведывательные данные.

В декабре 1943 года, при выполнении задания в Минске, была арестована и находилась в фашистской тюрьме. В феврале 1944 года вместе с другими узниками тюрьмы была вывезена во Францию и находилась в концлагере, откуда она с помощью французских патриотов бежала.

После побега была заместителем командира, а с июля 1944 года командиром женского партизанского отряда и принимала активное участие в борьбе с фашистскими захватчиками, но уже на территории Франции…»

Партизанский отряд «Родина»

Фото: zarya.by

В июле 1943 года Розалия Захаровна отвела в партизанский отряд свою дочь Лелю, словно чувствовала неладное. Через три месяца тетя Катя ушла на задание, с которого не вернулась. Как выяснилось позже, на явочной квартире ее уже ждали: была арестована одна из членов подпольной группы. Не выдержав пыток, она назвала многих, в том числе и Екатерину Семенову – Розу Фридзон. Дальше были СД, тюрьма, где ее били, травили собаками, выбили зубы, но она никого не выдала. До конца жизни у этой мужественной женщины оставались следы от укусов гестаповских овчарок. Ничего не добившись, фашисты бросили ее в тюрьму на улице Широкой, откуда вскоре вывезли с другими заключенными в неизвестном направлении, а слух пошел, что всех расстреляли.

27 февраля 1944 года эшелон доставил их во Францию в концлагерь «Эрувиль» в Лотарингии, недалеко от городка Тиль. Нацисты пытались наладить в местных шахтах, где до войны добывали руду, производство ракет «Фау-1».

Среди депортированных были бывшие подпольщики и партизанские связные из Минска. Розалия и здесь проявила свой стоический характер. Она связалась с французскими коммунистами, которые предлагают пленным помочь организовать побег. Вскоре возник подпольный комитет, в который вошли Надежда Лисовец, Анна Михайлова и тетя Катя, которая была намного старше других пленниц. Через вольнонаемных французов и итальянцев они связались с руководством советских партизанских отрядов в городе Нанси. Женщинам поручили проводить саботаж на рабочих местах, распространять среди заключенных листовки и газеты, помогать организовывать побеги.

При приближении войск союзников немцы собирались затопить шахты вместе с узниками. Но в ночь на 8 мая 1944 года из концлагеря «Эрувиль» при поддержке агентов французского Сопротивления был совершен массовый побег заключенных – 37 женщин и 27 мужчин, которые преодолели за две ночи 70 километров и присоединились к партизанам в Аргонских лесах. Их должны были провести в советский партизанский отряд «Сталинград», но накануне ночью зона действия этого отряда оказалась блокированной швабами. Поэтому французские партизаны «маки» сбежавших мужчин зачислили в свой отряд, а женщинам предложили до конца войны остаться в семьях местных жителей, мол, женщин в отряд не берем, война – мужское дело. На это «слабая половина» дала короткий ответ: «У нас на Родине воюют все!» Так и появился исключительно женский партизанский отряд «Родина» из 37 человек. Треть партизанок были выходцами из Белоруссии, командирами стали наши землячки – Лисовец и Фридзон. Розалия Захаровна вначале была заместителем, позже сменила Надежду Иосифовну по причине ее слабого здоровья.

Существование отдельного женского советского партизанского отряда, тем более на французской земле, – уникальный случай в истории движения Сопротивления. В присяге, которую принимал весь личный состав отряда, говорилось: «Выполняя свой долг перед Родиной, я одновременно обязуюсь честно и самоотверженно служить интересам французского народа, на чьей земле я защищаю интересы своей Родины. Всеми силами я буду поддерживать моих братьев-французов в борьбе против общего врага – немецких оккупантов».

Когда гитлеровцев изгнали из Лотарингии, отряд «Родина» был приглашен в Верден, где советских партизанок встречали цветами. На торжественное построение отряда пришла большая группа людей. Среди них командир советских партизанских отрядов на востоке Франции Василий Таскин, несколько французских офицеров и военный атташе советского посольства в Париже. Перед строем зачитали приказ генерала Шарля де Голля о присвоении звания лейтенантов французской армии Розалии Фридзон (Екатерине Семеновой) и Надежде Лисовец. А всем партизанкам вручили книжечки участника движения Сопротивления.

После построения военный атташе зашел в казарму, где размещался девичий взвод. Поинтересовался, кто имеет высшее, среднее образование, предложил поехать в Париж работать в советском посольстве, которое только что возобновило свою деятельность в освобожденной столице Франции. Согласились три девушки, среди которых была и Розалия Фридзон. В должности секретаря консульского отдела она работала с 12 сентября 1944 года по 25 мая 1945-го. От работы была освобождена «ввиду отъезда на родину».

Фото: zarya.by

Встретились всей семьей

Всей семье Фридзон никогда не забыть январь 1945 года. Как гром среди ясного неба телеграмма из Парижа: «Сообщите, живы ли дочь, муж? Работаю в посольстве в Париже. Розалия Фридзон». Такую телеграмму она отправила в Минск всем, кого знала. Муж и дочь, которые нашли друг друга после освобождения Минска, ей, естественно, ответили, а потом получили письмо, которое пролило свет на события, развернувшиеся после ее исчезновения в фашистских застенках.

Фото: zarya.by

Фото: zarya.by

По возвращении партизанок «Родины» домой их долгое время не признавали участниками войны, так как они воевали на территории капиталистического государства. Розалия Фридзон, бывшая до войны на руководящей работе, за свои «французские похождения» лишилась партбилета. И все. Если вспомнить, какое время тогда было, можно сказать, ей повезло.

Меньше повезло их подруге Александре Парамоновой. Вернувшись домой в 1946 году, она «искупила вину» перед родиной в лагере. Потом ее реабилитировали, наградив орденом Отечественной войны, медалями.

После войны Давида Фридзона, партийного работника, направили в Барановичи, куда переехала и вся семья. По воспоминаниям внучки Галины Левановой, бабушка работала на различных должностях: начальником военного сектора в облмолминзаге, инспектором-ревизором главного управления потребкооперации Барановичской области, председателем Барановичского горкома Красного Креста. А в марте 1955 года чета Фридзон отправилась на целину. После выхода на пенсию, вернулись в Белоруссию к дочери Элеоноре.

Фото: zarya.by

Фото: zarya.by

С Галиной Левановой перебираем бабушкины награды: медали «За отвагу», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», «Партизану Отечественной войны» ІІ степени, другие награды.

Уже после смерти Розалии Захаровны, а ее не стало в 1976 году, эта славная женщина была посмертно награждена Почетным крестом «Комбатан волонтер» с Красной звездой и Почетной медалью в честь 50-летия освобождения Франции. Эти награды французского правительства получала в Москве в 90-е годы прошлого столетия на международной конференции участников французского Сопротивления ее дочь Элеонора. Кстати, также посмертно в 1999 году была признана Праведником народов мира Варвара Филипович за спасение Элеоноры и Розалии Фридзон.

Фото: zarya.by

«Девочки наши за Верденом»

Примерно в то же время, когда Шарль де Голль встречался в Москве с белорусско-французскими героинями, вышел роман Миколы Садковича «Мадам Любовь», прототипом главной героини которого стала Розалия Фридзон. В семье Галины Левановой эта книга хранится с дарственной надписью автора.

– В начале 2000 годов вышла художественно-документальная повесть Романа Ерохина «Девочки наши за Верденом», посвященная истории партизанского отряда «Родина», – показывает Галина Михайловна еще одну книгу. – В 2010 году ее увидел у своего знакомого уроженец города Тиль, президент ассоциации ветеранов авиаполка «Нормандия – Неман» Рене Барки, сын итальянских антифашистов, бежавших во Францию в начале 1930-х годов. Несколько лет он работал в архивах Франции, Беларуси, России, брал интервью у многих людей, собирая информацию об отряде «Родина» и его участницах. Лет шесть назад позвонил и мне, потом приезжал в Барановичи, чтобы я рассказала ему о бабушке.

Фото: zarya.by

Шахту в Тиле закрыли в 1960-х годах. В 2015-м по инициативе мэра города Анни Сильвестри и Рене Барки на месте входа в шахту был открыт мемориал, посвященный советским узницам концлагеря «Эрувиль», организовавшим партизанский отряд «Родина». Тильцы восстановили и укрепили шахту, добровольно собрали недостающие деньги на возведение мемориала. Сделали надпись на французском и русском языках: «В память о советских женщинах, жертвах фашистского варварства, погибших от истощения или под обвалом на принудительных работах в шахте. В память об узницах концлагеря, совершивших побег 8 мая 1944 года, образовавших партизанский отряд «Родина», сражавшийся за свободу во французском Сопротивлении».

В ходе юбилейных торжеств по случаю 75-й годовщины освобождения Франции от нацизма на месте концлагеря установлен изготовленный в бронзе народным художником России скульптором Владимиром Суровцевым памятник «Родина» – трехметровая женская фигура с карабином в руках, увековечившая подвиг советских партизанок.

В цикле документальных фильмов «Непокоренные» рассказывается о подвигах советских людей в нацистском плену. В одной из серий этого цикла, к созданию которой приложил руку и Рене Барки, повествуется об обреченных, но не сломленных белорусских патриотках, таких как Розалия Фридзон, воспоминаниями о которой в фильме поделилась и ее внучка Галина Леванова.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Су-30

История, а её нужно помнить.