Новости / Коронавирус

«Шанс на жизнь был один из тысячи». Медсестра из Барановичей рассказала, как едва не умерла от COVID-19

22.04.2021, 14:44  / remove_red_eye 8765   / chat_bubble1

Наталья Королик более 20 лет работает медсестрой общей практики в Барановичской городской поликлинике №3. С начала пандемии она боялась заразиться коронавирусом, и повод для страха был: мало того, что Наталья, в силу своей профессии, входит в группу риска, так у нее еще и сахарный диабет. К концу зимы случилось то, чего горожанка так опасалась: COVID-19 настиг и ее.

«Шанс на жизнь был один из тысячи». Медсестра из Барановичей рассказала, как едва не умерла от COVID-19

Наталья Королик – медсестра Барановичской городской поликлиники №3. Фото: личный архив Натальи КОРОЛИК

Неожиданную слабость Наталья Королик почувствовала 18 февраля на работе, в своем кабинете. Градусник показал 37,3. Доработав оставшиеся пару часов, она поехала домой. Ночью температура поднялась выше 38,5.

Утром вместе со своей 19-летней дочерью, которая также чувствовала себя нехорошо, горожанка направилась на прием к врачу в «красную зону» Барановичской центральной поликлиники.

– Врач очень внимательно собирала у меня анамнез, обратила внимание на мои жалобы, в частности на сильные мышечные боли, которые я не могла дифференцировать. Мне выписали больничный и с дочерью отправили на ПЦР-тест, – вспоминает Наталья.

«Заразилась от дочери»

Результаты тестов, говорит Наталья, пришли в тот же день: у дочери – отрицательный, у нее самой – положительный.

– На следующий день приехали из санстанции и сделали тест еще и моему мужу. Его результат также оказался положительным, – вспоминает Наталья. – К вечеру мне стало намного хуже, упала сатурация, началась сильная одышка. Я вновь поехала к врачу, чтобы сделать снимки легких.

Проанализировав анализы тестов, врач объяснила Наталье, что, скорее всего, их с мужем ковидом заразила дочь, у которой болезнь протекала без ярко выраженных симптомов, и у нее уже начали вырабатываться антитела.

Наталья со своей 19-летней дочерью Лизаветой. Фото: личный архив Натальи КОРОЛИК

– Винить работу, что именно там я заразилась, я ни в коем случае не могу. У дочери был инкубационный период, а мы все это время с ней контактировали. Так вирус нам и передался, – считает Наталья. – Когда пришли результаты снимков, оказалось, что у меня пневмония в полном разгаре.

Наталью на скорой отвезли в Барановичскую городскую больницу.

– И начались мои «приключения». В палате меня сразу же подключили к капельнице, прокапали гормоны, так как было тяжело дышать, – вспоминает Наталья.

«Положили на каталку – и в реанимацию»

После выходных во время обхода Наталья сообщила врачам, что содержание кислорода в ее крови низкое (у нее был с собой специальный аппарат) и что она болеет сахарным диабетом.

– Однако мне ничего не назначили, не взяли никаких анализов. Вечером у меня резко повысилась температура до 40, медсестра прокапала мне парацетамол, и температура снизилась до 38. Было трудно дышать, меня перевели в другую палату с подачей кислорода, – вспоминает женщина.

А дальше, говорит Наталья, все было как в тумане.

– Панику подняла моя соседка по палате, потому что я лежала и не шевелилась. Помню, как прибежали врачи. Я почувствовала, что меня вместе с простыней кладут на каталку и куда-то везут – оказалось, что в реанимацию, – рассказывает она. – Я слышала, как врачи говорили, что у меня запредельный сахар в крови, что при таких показателях человек начинает умирать.

«Перевели в инфекционку, потому что «нужны места»

Три дня Наталья провела в реанимации – там ее «привели в порядок и нормализовали сахар». А затем ее перевели в палату с кислородом.

– После реанимации обо мне словно забыли – никто больше не измерял сахар. Я спрашивала, почему так происходит, на что получала ответ, что не могут в чем-то разобраться. А спустя несколько дней мне сообщили, что в больницу поступают новые больные коронавирусом, поэтому меня переведут во взрослое инфекционное отделение, чтобы не было очередной вирусной нагрузки. На все мои возражения я услышала от врача: «Мне нужны места», – говорит Наталья.

В инфекционном отделении практически сразу было принято решение отправить Наталью обратно в городскую больницу.

– Я была еще в сознании, когда мне сделали снимок легких, затем слышала, как говорили, что все мое левое легкое «светится», – поясняет Наталья.

Снова реанимация, где женщину подключили к ИВЛ. Она говорит, что практически не помнит, что происходило потом, так как пролежала без сознания на аппарате не менее десяти дней.

«Хлопали и поздравляли меня с тем, что выкарабкалась»

Самостоятельно Наталья вновь задышала 6 марта.

– Я даже и не думала, что так долго была на ИВЛ. Мне показалось, что прошло всего два дня, – вспоминает она. – Отдельно хочу отметить, как встречает коллектив реанимации пациента, которого возвращают к сознанию и отключают от ИВЛ. В этот день – день моего второго дня рождения – я увидела столько радости и положительных эмоций, которые запомню на всю жизнь. Когда я начала кашлять и самостоятельно дышать, все медики хлопали и поздравляли меня, что я все-таки выкарабкалась.

Впоследствии Наталья узнала от родных, что врачи не давали обнадеживающих прогнозов.

– Шанс был один из тысячи, что я выживу. А я даже не понимала, что умирала. И мысли такой не возникало, – говорит она. – То, что я увидела в реанимации: как люди пытались выкарабкаться, как умирали… Не дай бог увидеть кому-то. Самое страшное, что и я была на этом месте. За время болезни я очень многое для себя переосмыслила…

«Санитарки учили меня заново ходить»

Болезнь, по словам Натальи, дала большие осложнения. Около недели после реанимации и ИВЛ Наталья не то что не могла ходить, даже училась заново сидеть самостоятельно. Почти не двигалась левая рука.

– Затем мне принесли небольшие ходули, стали приходить санитарки, которые около часа в день на протяжении недели учили меня на них передвигаться. Я чувствовала себя маленьким ребенком, который только учится делать свои первые шаги, – рассказывает горожанка. – Было очень трогательно, как абсолютно чужие люди всячески пытаются тебе помочь вернуться в прежнее состояние. Эти занятия помогли мне, и спустя время я даже смогла сама сходить в туалет. Это была для меня победа!

Ходули, на которых Наталья училась заново ходить. Фото: личный архив Натальи КОРОЛИК

Коронавирус, по мнению Натальи, ломает человека еще и психологически.

– Осознание, что ты не можешь самостоятельно подняться с кровати, поесть, куда-то сходить, – это очень страшно. Еще пару недель назад ты была здоровая и жизнерадостная, а после болезни стала каким-то овощем: все понимаешь, но ничего сделать не можешь, – поясняет она. – Я постоянно плакала от безысходности. Но благодаря поддержке врачей и пациентов, которые были со мной в палате, мне удалось взять себя в руки.

«Могут дать группу инвалидности»

Наталью выписали домой 23 марта. Но она еще на больничном до 30 апреля. Говорит, что до сих пор чувствует себя не очень хорошо и не понимает, как ей в таком состоянии выходить на работу.

– У меня до сих пор слабость, одышка. Появился страх, что начинаю задыхаться, боюсь, чтобы вновь не подскочила температура, и постоянно ее измеряю, – рассказывает женщина. – Левая рука до сих пор не восстановилась: могу держать телефон или расческу, а когда беру кружку с кофе, рука начинает сильно дрожать. Надеюсь, что со временем все вернется в норму.

Наталья отмечает, что людям не стоит обольщаться по поводу коронавируса: болезнь вспыхивает молниеносно – сегодня может быть все хорошо, а на следующий день уже будет не хватать кислорода, и один путь – в реанимацию.

– Хочется людям объяснить, что это очень серьезная инфекция, после которой нужно иметь огромную силу воли, чтобы взять себя в руки и вернуться в прежнее состояние, иначе придется до конца жизни остаться инвалидом, – поясняет она. – Даже в моем случае еще не известно, чем все закончится. Медики говорят, что, возможно, мне дадут группу инвалидности. Но, в любом случае, я рада, что выкарабкалась с того света.

Наталья выражает благодарность медсестрам, санитаркам, врачам реанимационного отделения Барановичской городской больницы и коллективу взрослого инфекционного отделения. Эти люди, говорит она, работают, «как на войне, и борются за жизнь каждого пациента».

Читайте также: «Я устала переживать, заражусь или нет». Барановичская медсестра рассказала, как работает с больными коронавирусом

«Они хотят, чтобы все молчали». На барановичскую медсестру давят за высказывания о проблемах в медицине во время COVID-19

Испытано на себе. Как я делала прививку от COVID-19 в Барановичах. «Меня бросило в жар, а рука потяжелела»

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Су-30

Наталья, долгих лет! Ведь не зря же вы прошли всё это, организм выстоял с помощью коллег!!!

Scroll Up