Новости / Общество

«То, с кем ты спишь, никак не влияет на то, какой ты человек». Истории жителей Барановичей нетрадиционной ориентации

24.03.2021, 11:09  / remove_red_eye 4594   / chat_bubble10

ЛГБТ-молодежь – о принятии себя, собственных страхах и гомофобии в Беларуси.

«То, с кем ты спишь, никак не влияет на то, какой ты человек». Истории жителей Барановичей нетрадиционной ориентации

Фото: личный архив героини статьи Дарьи

Кирилл: «Людей пугают «Европами и однополыми семьями»

– Свою гомосексуальность я осознал примерно к 13 годам – обратил внимание, что меня привлекают парни, а не девушки.

Потом познакомился с девочкой, она мне очень понравилась. Я обрадовался, подумал, может быть, я все-таки «правильной ориентации». Мы начали встречаться, но долго эти отношения не продлились. Я понял, что отношения с противоположным полом – это не мое.

Я поделился этим с друзьями. Их первая реакция – шок, но это быстро прошло. Все они меня поддержали, никто не отвернулся. В этом плане мне очень с ними повезло.

Родителям о своей ориентации я не признался до сих пор – знаю, что они к этому очень плохо относятся. Но рано или поздно сказать об этом придется. Я очень надеюсь на их понимание.

Чаще всего геи находят отношения в интернете, иногда через общих друзей знакомимся, встречаемся в кафе, на улице, в клубах. В общественных местах мы не демонстрируем свои чувства – просто сидим, общаемся. Даже когда гетеросексуальная пара сидит и целуется – это не очень приятно видеть.

О моей ориентации знает лишь очень узкий круг людей. Признаваться всем и ходить с транспарантом «Я – гей», не собираюсь. Время для каминг-аута еще не пришло. Да и сам я к этому не готов. Но в будущем я это сделаю. Понимаю, что это понесет за собой много негатива. Как без этого? Ведь наше общество чисто ментально не готово к полноценному принятию ЛГБТ. Например, неприятная ситуация произошла с моим знакомым, когда он сидел с друзьями во дворе. К нему подошли люди, которые знали о его ориентации, начали оскорблять и размахивать кулаками – разбили нос. Разве это нормально?

Меня очень волнует вопрос гомофобии в нашей стране. И дело даже не в том, что я хочу для себя каких-то привилегий. Я просто хочу, чтобы гомосексуалисты не чувствовали себя ущемленно, чтобы их принимали такими, какие они есть. А сейчас разве я смогу обратиться в милицию с заявлением об избиении за мою ориентацию? Вряд ли…

На мой взгляд, истоки гомофобности белорусского общества идут из Советского Союза. Пропаганда убеждала людей, что это плохо и неестественно, приравнивалось к преступлению. То же самое происходит у нас и сейчас. По телевизору постоянно доносятся нелицеприятные высказывания в отношение к ЛГБТ-сообществу. Людей пугают «Европами и однополыми семьями», хотя по факту дети в таких семьях вырастают абсолютно нормальными и счастливыми. Сам я тоже хотел бы детей, будь то усыновление или суррогатное материнство. Но опять-таки, все упирается в общество.

На мой взгляд, в Беларуси должно смениться еще поколения три, прежде чем гомосексуальность будет считаться нормой. Молодежь уже растет гораздо более толерантной, чем поколение наших родителей и бабушек. Соответственно, их дети тоже будут относиться к этому лояльней. Благо, в эру интернета многие блогеры, музыканты и лидеры мнений положительно высказываются об ЛГБТ, донося до людей мысль о том, что ЛГБТ – это нормально.  

Вообще в Беларуси таких людей много. Просто у нас это скрывают.

Дарья: «Большинство вполне спокойно относится к моей ориентации»

 – Первые «звоночки» о том, что я не такая, появились, когда я была в спортивном лагере. Мне было лет 15. Там я познакомилась с девочкой. Завязалось общение, она мне понравилась. Тогда я до конца не осознавала, что со мной происходит.

Потом постепенно я стала засматриваться на девушек. Возникали мысли: «красивая фигура» или «вау, она шикарна». Окончательно поняла, что я – лесбиянка, в 10 классе, когда впервые влюбилась. С этой девушкой мы общались около года. Сразу она мне понравилась как человек, но позже я поняла, что это нечто большее. Мне постоянно хотелось быть с ней рядом, радовать ее, дарить подарки – типичные вещи влюбленных подростков.

С парнями я пыталась завести отношения, но увы – не мое это.

Первым, кто узнал о моей ориентации, была лучшая подруга. Однажды при нашей встрече я ей сходу заявила: «Катя, я люблю девушку…». После этого она стабильно выслушивала мои душевные страдания. Собственно, до сих пор выслушивает. Конечно, не обходилось и без стеба: «А я точно не в твоем вкусе?» В общем, по-доброму шутила.

Сейчас о моей ориентации знают все друзья. Но я всегда очень аккуратно преподношу эту информацию. Например, у меня есть хорошая подруга. Живем буквально в двух шагах, постоянно устраиваем посиделки. Но она не то что бы плохо относится к ЛГБТ-сообществу, просто не понимает этого. Поэтому ей я не говорила – не могу предположить, как она отреагирует. Не хочется терять человека.

Мама относится ко мне с пониманием, она даже знакома с моей бывшей девушкой, но только в качестве «лучшей подруги». Мы втроем ездили по Беларуси, вместе отдыхали у нас на даче.

Мама все знает. Она сама завела этот разговор – начала что-то подозревать. Поэтому я решила, что тянуть нельзя, надо поговорить и разобраться. Разговор свелся к тому, что это моя жизнь и если мне это никак не мешает, то все хорошо.

Мне кажется, что отношение к ЛГБТ у нас в стране не такое уж негативное. Большая часть людей вполне спокойно относится к моей ориентации. Сейчас общество намного толерантнее, чем раньше. И то, какой ты ориентации, и с кем ты спишь, никак не влияет на то, какой ты человек.

У большинства людей такая позиция: «Ты из ЛГБТ? Окей, главное, не лезь с этим ко мне, а все остальное хорошо». Всем все равно, пока это не касается их самих.  

Например, про меня знали даже преподаватели в университете, на работе тоже знают. Даже мой шеф, которому 46, частенько спрашивает, как там дела у моей девушки.

К сожалению, сейчас невозможна ситуация, при которой бы во всеуслышание заявили о признании ЛГБТ. Во-первых, потому что у нас достаточно религиозная страна, а церковь не признает гомосексуальную связь. Во-вторых, из-за политики государства, которая строится на негативном отношении к ЛГБТ. Надеюсь, когда-нибудь ситуация улучшится.

Я постоянно думаю о переезде в другую страну, несмотря на то, что в моей жизни все хорошо. Но однажды может настать момент, когда мы захотим расписаться или захотим ребенка. Пока же нам достаточно просто вместе путешествовать. Как говорится, поживем увидим.

Павел: «Когда родители спрашивают о личной жизни, ухожу от темы»

– Впервые я почувствовал, что не такой, как все, в подростковом возрасте. В то время, как мои одноклассники обсуждали девочек, я начинал осознавать свою гомосексуальность. Хотя предпосылки были еще в раннем детстве: меня никогда не интересовали солдатики, машинки и прочие атрибуты, которые присущи мальчикам. Но при этом мои первые отношения были именно с девушкой. Я чувствовал себя с ней комфортно, но не более.

Первыми о моей гомосексуальности узнали две близкие подруги. Они меня поняли, поддержали. Обо мне знают и в университете, там все понимают, что гомосексуальность – это нормально, и я благодарен им за адекватное восприятие.

Конечно, мои интересы, повадки, манера общения могут навести человека на мысль, что я – гей. Некоторых людей это может отталкивать, но мне все равно. Я не хожу и не кричу на каждом углу, что я не той ориентации, и, наверно, именно поэтому до сих пор не встречался с агрессией. Но однажды мне довелось наблюдать картину, как по улице шли два парня, державшись за руки, к ним подбежали какие-то «гопники» и просто избили. Это очень страшно.

Родители мои не знают и в ближайшее время точно не узнают об этом. Они оба очень консервативны, и надеяться на понимание с их стороны я, к сожалению, не могу. Особенно со стороны отца. Это человек с набором всевозможных стереотипов – расист, гомофоб и сексит. Маме я просто не хочу признаваться, потому что знаю, что она очень сильно расстроится.

Когда разговор заходит о моей личной жизни, то я стараюсь увернуться от темы. Но понимаю, что когда-нибудь признаться придется. У меня есть несколько друзей среди ЛГБТ – их родители не приняли и вообще выгнали из дома. Я не хочу, чтоб такое случилось и у меня.

Я не понимаю людей, которые осуждают других. Эти люди постоянно говорят: «Они, они, они». Нет никаких «они» – есть «мы». И это не психическое отклонение и не болезнь – это норма, это заложено в генах. Это есть и в мире животных, это есть и в мире людей. Это было, есть и будет. И очень круто, что неравнодушные люди об этом говорят, что они борются за свои права, за свою природу. Потому что ЛГБТ – это такая же группа общества, как и все остальные. Мы тоже платим налоги, мы работаем на государство, но нас не принимают, а иногда и вовсе отрицают наше существование.

Чтобы начались какие-то сдвиги в области ЛГБТ, нужно чтобы что-то изменилось в государстве. Людям постарше сложно это нормально воспринимать, их детство проходило за железным занавесом, где пропаганда навязывала им совершенно другие ценности. Взять даже моего отца, от которого я никогда в жизни не слышал слова «секс». Он этого стесняется и не понимает, что в воспитании детей – это крайне важная тема.

Но стоит признать, что наше общество достаточно терпеливо, белорусы очень мирные и позитивные люди. Большинству, как правило, все равно. Поэтому о переезде всерьез я никогда не задумывался, в Беларуси вполне спокойно можно быть геем и построить нормальную карьеру.

Читайте также: Барановичский гей: «В провинции быть геем нельзя»

Как вы относитесь к гомосексуалам?

Результаты опроса

Загрузка ... Загрузка ...
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
10 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Надежда

Не, простите, я не понимаю и не поддерживаю… Только считаю, что агрессии быть не должно

Scroll Up