Новости / Общество

«Для собак даже построили остановку и купили маршрутку». Как житель Барановичей создал уникальный в стране кинологический центр

2.03.2021, 9:18  / remove_red_eye 4826   / chat_bubble1

Дмитрию Белановичу 46 лет. Всю свою жизнь он фанат собак. И не просто фанат: эти животные присутствовали в его детстве, «служили» с ним в армии, а недавно мужчина основал единственный в стране гражданский кинологический центр. С чего все начиналось, кто в его команде и можно ли обучить правилам поведения дворняжку, Дмитрий Беланович рассказал Intex-press.

«Для собак даже построили остановку и купили маршрутку». Как житель Барановичей создал уникальный в стране кинологический центр

Дмитрий Беланович, директор международного кинологического центра, и овчарка Василиса. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О том, с чего все началось

С любовью к животным я, наверное, родился. Всю жизнь их фанат. В начальных классах посещал станцию юных натуралистов. Пришел в этот замечательный кружок и остался в нем на семь лет, не пропуская ни одного занятия и не опаздывая.

Потом был клуб служебного собаководства в ДОСААФе, где я встретил специалистов, кинологов, заводчиков разных пород. У них всех был свой уникальный опыт, я его просто изучал.

Особенно запомнился кинолог-сапер, ветеран Афганистана. Однажды, когда он служил, сработало взрывное устройство, и его собака погибла, а ему самому повредило глаза, и он стал инвалидом. Каждый вечер он приходил в молодой парк (туда, где сейчас теннисный корт) и я вместе со своей восточно-европейской овчаркой Арнольдом (тогда актер Шварценеггер был на пике популярности) бежал после школы туда. Наши собаки (у него был безумно умный пес-поводырь) гуляли, а я задавал тысячи вопросов и получал на них тысячи ответов. В будущем мне помогло все, что он рассказывал.

Я перечитал в библиотеке все книги по кинологии, дрессировке и воспитанию собак.

В конце 1980-х годов в Барановичах мальчику из одного района было опасно гулять в одиночку в другой части города – могли подойти и обидеть другие ребята. А я спокойно гулял со своей овчаркой, и меня никто не трогал. Я чувствовал защиту своего мохнатого друга, который никогда не даст в обиду и, если надо, отдаст за тебя жизнь.

Потом была армия, я служил кинологом и воспитал там двух собак: восточно-европейскую овчарку Пальму и немецкую овчарку Джину.

В полку обо мне знали, даже из других частей приводили собак, с которыми не могли справиться. Всех их я помню «в лицо». Людей могу забыть, а собак – нет.

О центре, команде и маршрутке для собак

Потом был дембель, и я продолжил заниматься с собаками: разводил служебных, охранных псов.

При этом я всегда мечтал создать центр, где можно было бы применить свой опыт, профессионализм, объединить команду единомышленников и заниматься воспитанием, дрессировкой и социализацией собак. У нас в стране этот сервис абсолютно не развит. Если собака бросается на людей, портит мебель – ее либо отвозят в деревню и сажают на цепь, либо просто усыпляют. Но дело ведь не в собаках, они все от природы умные! Дело в хозяевах, которые на эмоциях покупают питомцев, не занимаются их воспитанием, а потом…

Чтобы открыть такой центр, понадобилась только большая территория. У моей супруги был участок со стареньким домиком в Замошье, возле Мирного, именно там мы и «замутили» все. Облагородили территорию, «накрасили губы» домику (покрасили. – Ред.), установили полосу препятствий, тренажеры. Приобрели даже настоящую маршрутку и построили остановку, чтобы учить собак правильно заходить и выходить из общественного транспорта.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Собрали команду профессиональных кинологов (сейчас нас шесть человек) и в октябре прошлого года открыли единственный в Беларуси гражданский кинологический центр. Подобные центры в стране есть только у военных, и обычному человеку с улицы отдать туда свою собаку невозможно. А к нам за помощью могут обратиться все. Такая вот творческая лаборатория получилась. Причем международная. К нам и из Голландии, и из Германии обращаются, мы ведь находимся в центре Европы.

Для новых специалистов мы всегда открыты. Если какой-то военный пенсионер-кинолог захочет присоединиться, а не просто помидоры на даче сажать, мы будем рады.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О клиентах

В основном к нам обращаются люди, у которых уже есть проблемы с их собаками. Они не слушаются, бросаются на других людей, на транспорт, на велосипедистов. Например, человек брал хатико – хотел получить героя, насмотревшись фильмов и умиляясь тем, что у него один глаз голубой, а второй зеленый, но получил сложную собаку, что не понимает команды, не слушается, портит мебель и разрушает квартиру. Еще хуже – когда собака напала на своего хозяина, зарычала на ребенка или убила любимого кота. Люди в шоке, не знают, что с этим делать. Это основные наши клиенты.

Вторая категория – это люди, которые обращаются к нам за дрессировкой своих питомцев. Они поступают как приличные граждане – с самого начала, пока у них на руках еще маленький щенок. Таких собак мы обучаем командам послушания, элементам социализации. Например, чтобы собаку можно было оставить около магазина, обозначив место поводком, спокойно отправиться за покупками и забрать питомца на том же месте.

Многие также пользуются пакетом служебно-караульной службы. Это люди, которые приобрели собаку для охраны, защиты, чтобы она охраняла двор, хозяина, имущество, семью. Этому мы тоже учим.

Кинолог-инструктор Вячеслав Манчик и алабай Лорд. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О том, что обучить можно и дворняжку

Мы следуем примеру западных стран и работаем без силовых методов, без электрошокеров, без «строгих» ошейников, которые впиваются животным в шею. Да, при использовании этого всего результат достигается быстрее, но животные испытывают страх и боль, работать хорошо такой пес не будет.

Обучаемость зависит от породы. Но обучаемы все собаки, даже дворняжки. Просто одни учатся медленнее, другие – быстрее.

Первое, что мы делаем, – «объясняем» собаке, что люди добрые, что жизнь в обществе – это хорошо. И уже на базе этого доверия строим недоверие. Например, к людям, которые хотят проникнуть в дом, отравить и т.п. Если начинать с недоверия, собака просто может выйти из-под контроля.

Кинолог-инструктор Вячеслав Манчик и алабай Америка. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Помню, не так давно мы с коллегами обсуждали случай, когда алабай атаковал девочек в Северном микрорайоне. Печальное событие. Вероятно, это было дикое несоциализированное животное, которое вырвалось на волю и ошалело. Девочек собака восприняла как угрозу или атаковала их на всякий случай. Очень жаль, что этот алабай не попал к нам.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О терьере, которого спасли от усыпления

Интересных случаев было много, об этом можно писать книгу. Собаки сами по себе животные интересные, восхищают своим умом, своими способностями.

Но один случай тронул меня особенно. Этой зимой мне позвонила волонтер Татьяна и сказала, что на усыпление привезли черного терьера. Он был очень проблемным, агрессивным ко всем, а испуганные и покусанные хозяева просто не знали, что с ним делать. Татьяна вмешалась в ситуацию, забрала его и привезла к нам. Ее он при первой же встрече укусил за палец, хоть и был в наморднике. Да и мне тоже «угрожал» и хотел укусить за лицо.

Но для кинолога важно уметь контролировать свои чувства, настроение, эмоции, ведь собака все это чувствует, считывает. И если ты подходишь к ней, а внутри тебя все колотится – это не твое. Мы стали работать. И уже через два дня намордник вообще не понадобился.

Схема такая: находим причину агрессии, показываем собаке новую модель поведения, закрепляем это лакомством. И собака «говорит»: все, я по-старому жить не хочу, хозяина кусать не выгодно, и я хочу жить по-новому.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О разнице между людьми и собаками

Мне повезло, что мое увлечение поддерживает моя семья. Помню, в детстве мама говорила: вот когда женишься, твоя любовь к собакам закончится, появится жена, дети. А получилось, что я всю жизнь с собаками и моя семья – тоже фанаты этих животных. Да, я бы мог заниматься чем-то более выгодным – например, торговлей. Но собаки – это мое, это мне нравится. Собаки честные, искренние, в их глазах нет лжи, они как открытые книжки. Даже агрессивные псы предсказуемы. А человек будет тебе улыбаться и при этом думать, как тебя подставить, кинуть.

Хотя мне уже 46 лет, но я плачу, как ребенок, когда смотрю фильмы про собак. Говорю себе: держи себя в руках, ты же мужик, но слезы все равно катятся. Восхищают собаки-герои, собаки, которые поворачивали мировые события, отдавали свою жизнь, спасая людей.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О бассейне и Василисе-спасительнице

Планов у нас много. Например, мы хотим реализовать проект по воспитанию и дрессировке спасательно-разыскной собаки, которая искала бы людей, потерявшихся в лесу. Для этого проекта мы выбрали бельгийскую овчарку малинуа. Эту уникальную породу используют спецслужбы во всем мире за ее таланты и работоспособность. Василису (так зовут овчарку малинуа. – Ред.) мы взяли не в крутом питомнике, она не каких-то голубых кровей. Нам ее просто отдали, так как не могли справиться. Она разносила хозяевам дом, бросалась на людей, угрожала, с ней гуляли только по ночам на пустыре. Вот мы ее перевоспитываем. Работаем в тандеме со стажером-кинологом Дианой, которая прекрасно ориентируется на местности. Уже осенью, когда пойдут грибники и ягодники, я думаю, мы поучаствуем в поисках и спасении. С какой организацией будем сотрудничать, еще не знаем, но, думаю, нашей помощью воспользуются с радостью.

Василиса. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Василиса. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Хотим и дальше развивать центр. Установить бассейн, чтобы учить собак плавать и преодолевать страх перед водой. В домике планируем обустроить что-то наподобие конференц-зала, чтобы наши клиенты, да и кинологи, могли поговорить, согреться, кофе попить. Мы ведь должны работать при любой погоде. Например, если собаку научить выполнять команду «сидеть» в сухую погоду, она в дождь в лужу не сядет. Поэтому учебу надо проводить и в снег, и в дождь, и в засуху.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ
Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Еще хотим оборудовать качающиеся мосты для собак, площадку для минно-разыскных работ. И было бы неплохо, если бы собаки, которые прошли у нас обучение, участвовали в соревнованиях в нашем центре.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Советы Дмитрия Белановича:

  • У человека должно быть личное пространство, а у собаки – свое место. И они не должны пересекаться без разрешения хозяина.
  • Не покупайте собаку на эмоциях. Узнайте, какой темперамент у выбранной вами породы (да, у собак тоже есть типы темперамента, и он должен соответствовать темпераменту хозяина), проконсультируйтесь со специалистом.
  • Собака должна понимать, что хозяин – главный. Если в дом приходят гости, общение должно начинаться с разговора между людьми, а не с восхищения псом. Если будет наоборот, собака поймет, что она – №1, а хозяин – лишь обслуживающий персонал.
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Котяра

Алабай Америка похож на белого медведя.

Scroll Up