Новости / Политика

Лукашенко вычеркнул большую часть общества, с которой он уже никогда не найдет общего языка, – политолог

11.02.2021, 10:46  / remove_red_eye 2628   / chat_bubble1

Политолог Сергей Николюк анализирует, зачем Лукашенко нужно Всебелорусское народное собрание, объясняет, куда и как исчезает «массовый человек», и заявляет, что белорусская революция объективно будет продолжаться до выполнения своей главной задачи.

Лукашенко вычеркнул большую часть общества, с которой он уже никогда не найдет общего языка, – политолог

2006 год. Третье Всебелорусское народное собрание.

Радыё Свабода поговорило с политологом Сергеем Николюком.

Кратко

  • Организаторы ВНС прекрасно понимают, что никаких практических вопросов собрание решать не может.
  • Всеми своими действиями Лукашенко продолжает раскалывать общество.
  • Лукашенко понял, что существует большая часть общества, с которой он уже никогда не найдет общего языка.
  • Людям из власти в новых условиях просто нет места.
  • Массовый человек уже не нужен, нужен человек-индивидуальность, способный принимать самостоятельные решения.
  • Революция будет продолжаться, пока в стране не будет решена главная задача – переход к демократическому и постиндустриальному обществу.

– Зачем Лукашенко Всебелорусское народное собрание (ВНС)? Ранее эти мероприятия проходили обычно перед выборами и должны были демонстрировать поддержку народом власти. Сейчас выборы давно прошли, Лукашенко получил на них явное меньшинство. Для чего ему это собрание сегодня?

– Чтобы ответить на этот вопрос, нужно понимать природу белорусского режима. Главной характеристикой (конечно, далеко не единственной) этого режима была имитация.

Вы спрашиваете, для чего этому режиму собрание? А для чего ему парламент, какую он играет роль? Для чего ему суд, если под «судом» понимать то, как его понимают на Западе, если есть соревнование сторон, если суд изначально стоит на стороне права, а не государства? Такого суда у нас никогда не было.

Всебелорусское народное собрание, которое впервые прошло в 1996 году, четыре первых раза проходило накануне каких-то электоральных событий, это был важный элемент в избирательных кампаниях. Первое исключение произошло в 2016 году, когда собрание прошло уже после “выборов”. Особенность “выборов” была в том, что они проходили в условиях снижения доходов населения. ВНС же – это некий аналог советских партийных съездов, где отчитывались об успехах. И поэтому проводить собрание перед выборами потеряло смысл, его провели на год позже.

Лукашенко любит апеллировать к прямому народовластию. Надо четко понимать, что оно возможно только в небольших коллективах. В древнегреческом городе – государстве все мужское население могло собраться на одной площади. На наших землях таким примером было вече – но только в пределах одного города. То есть вече – это фактически догосударственный орган власти. В государстве, где есть более одного города, оно не может работать в принципе.

Организаторы ВНС прекрасно понимают, что никаких практических вопросов собрание решать не может. Он играет исключительно символическую роль – для объединения своих поклонников.

– Да, роль чисто идеологическая и символическая. На сегодня похоже, что все намеки на то, что собрание получит какие-то большие полномочия, – маловероятны. Но мой вопрос в том, что мешает Лукашенко отказаться от всех этих формальных признаков демократии, пойти путем Муаммара Каддафи, жить без всяких парламентов и выборов? Что ему мешает — неужели мнение Запада или собственного народа? На это он никогда не обращал особого внимания. Или просто не в то время родился?

– Последнее допущение самое верное – «не в то время родился». От второй половины XX века до нашего времени официально нет альтернативы демократии. Ни один африканский диктатор не говорит, что он против демократии, и не отменяет парламент. Даже Пол Пот, когда он и его команда пришли к власти в Кампучии и за несколько лет уничтожили четверть населения страны, — даже они Кхмерскую республику сразу переименовали в Демократическую Кампучию, при этом устроив геноцид собственного народа. Ведь демократия – это дань времени.

И Лукашенко, когда говорит о демократии, любит говорить, что это на Западе нет настоящей демократии. А соответствовать духу времени надо – играют в демократию, на то и имитация.

Напомню, что в своем новогоднем обращении Лукашенко призвал 2021 год назвать Годом народного единства. Якобы логично – после трагических событий лета и осени. Однако мы видим, что всеми своими действиями Лукашенко делает наоборот, он продолжает раскалывать общество. И в этом смысле ВНС будет очень важным с точки зрения продолжения раскола общества.

Я думаю, что за последнее время в белорусском режиме произошли существенные изменения. Лукашенко понял, что существует большая часть общества, с которой он уже никогда не найдет общего языка. И он решил эту часть вычеркнуть из понятия «общество». Когда он говорит о  «единстве» общества — эта часть туда уже изначально не включается. И ему сейчас наиболее важно  «единство» в вертикали власти.

– Сторонники перемен надеялись на такую необходимую часть победы, как «раскол элит», тот самый вариант, когда  «низы не хотят, а верхи не могут». В Беларуси верхи пока что «могут», и на сегодняшний момент кардинального раскола в номенклатуре не наблюдается. Почему? И что должно произойти, чтобы он ушел?

– Серьезные расколы элит происходят тогда, когда существующий режим исчерпал свои ресурсы, и экономические, и идеологические (когда идеология уходит). В такие моменты у власти появляется много людей, которым выгоден крах старой системы. На сегодня белорусская система дошла до какого-то предела. Но люди во власти будут за нее держаться, так как альтернатива имитации – это нормальная власть, нормальное государство, нормальная рыночная экономика. Всем этим людям из власти в новых условиях просто нет места.

Поэтому для развала этой власти необходим глубокий экономический кризис как одна из важных составляющих. На сегодня его пока нет, и поэтому протесты летом и осенью не имели экономической составляющей.

– На сегодня от сторонников перемен звучат самые разные, иногда довольно пессимистичные мысли. Как наша нынешняя ситуация выглядит с точки зрения истории и социологии?

– При всем своеобразии белорусской модели Беларусь не выпадает из того, что называется «мейнстрим». Это переход от индустриальной экономики к постиндустриальной. В индустриальном обществе существовал массовый человек, которого растили под одну гребенку. Это когда по всей стране школьники пишут произведение на одну и ту же тему. В современном обществе школьники на Западе в старших классах сами выбирают себе основные предметы. Массовый человек уже не нужен, нужен человек-индивидуальность, способный принимать самостоятельные решения.

Старая экономика уходит навсегда, и мы наблюдаем это в Беларуси. Большие советские предприятия сократили количество своих сотрудников в разы, и им на замену приходит сфера услуг, где люди работают в малых коллективах и где влияние государства почти не ощущается. И когда и с какой скоростью эти изменения достигнут того критического рубежа, за которым политическая система не сможет сохраниться, — этого никто сказать не может.

Но это дело какого-то светлого будущего, а пока мы живем в момент разгара контрреволюции.

– Здесь нет ничего неожиданного. Социальные процессы идут волнами. В Беларуси, где общество расколото, как только какая-то часть общества усиливается – это поднимает обратную волну. В 1991 год белорусское общество входило под антикоммунистическими и проевропейскими лозунгами — это было желание большинства. Но уже в 1994 году пошла обратная волна, на которой Лукашенко и пришел к власти, пообещав вернуть прежнюю жизнь.

Поэтому революция – это не одно событие. Даже если власть изменится — революция продолжится. Ведь революция – это переход от авторитарной к демократической модели общества, это процесс, в котором есть одна волна, а потом идет спад. Но это просто овраг, холм, чтобы дальше подняться на новый процесс революции. И этот процесс в Беларуси запущен, он будет идти до тех пор, пока в стране не будет решена главная задача – переход к демократическому и постиндустриальному обществу.

Читайте также: Мнение. Почему скрывают имена барановичских делегатов VI Всебелорусского народного собрания

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
ДедСаша

Кажется Сергей Николюк путает понятия “революция” и “эволюция”, благодаря которой большинство государств идут или пришли к постиндустриальному обществу…

Scroll Up