Новости / Протесты

«Стал задыхаться, у меня перехватило дыхание». Допросили милиционера, после падения которого в Гродно задержали Сергея Тихановского

9.02.2021, 13:05  / remove_red_eye 1304   / chat_bubble2

Милиционер Владимир Козловский в суде 8 февраля рассказал, почему во время пикета 29 мая в Гродно подошел к Тихоновскому и женщине в леопардовых штанах, а также Почему заявил 8 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

«Стал задыхаться, у меня перехватило дыхание». Допросили милиционера, после падения которого в Гродно задержали Сергея Тихановского

Милиционер лежит на земле во время пикета Тихановской 29 мая. Кадр из видео

В суде Октябрьского района Гродно продолжается судебный процесс по так называемому «делу Тихановского», пишет Радыё Свабода. Обвиняемые по делу – Дмитрий Фурманов, Евгений Резниченко и Владимир Книга — почти 8 месяцев находятся под стражей. Их задержали в связи с пикетом по сбору подписей за Тихоновскую 29 мая в Гродно. Всех троих обвиняют в организации действий, грубо нарушающих общественный порядок, Резниченко и Книгу также и в насилии над милиционерами.

Пострадавших четверо: милиционеры Ленинского РОВД Гродно Владимир Козловский и Александр Хваленя, омоновцы Дмитрий Рахунок и Виктор Будник.

«Закрытие процесса вызовет еще большую волну»

Милиционеры Александр Хваленя и Владимир Козловский заявили ходатайство, чтобы их допросили в закрытом режиме. Они рассказали, что в адрес их и их близких стали поступать угрозы через Интернет, включая физическую расправу. По одному такому факту уже завели уголовное дело.

«Стали какие-то люди ездить на автомобилях. Стоят возле подъезда», – сообщил Хваленя об опасности.

Козловский отметил, что сразу после инцидента 29 мая было много оскорблений и угроз, потом все успокоилось. Однако после первого заседания суда в этом деле 18 января, когда фото с их лицами и фамилии снова опубликовали, травля возобновилась.

Судья Ольга Бекушева не удовлетворила их ходатайство. Она пояснила, что оба милиционера ранее присутствовали на процессе, не скрывали свои лица, не меняли фамилии. Она выразила мысль, что закрытие процесса не повлияет на безопасность; наоборот, может «вызвать еще большую волну».

Пострадавшие милиционеры Александр Хваленя (в черной куртке) и Владимир Козловский (в синей)

Пострадавшие милиционеры Александр Хваленя (в черной куртке) и Владимир Козловский (в синей)

«Я стал задыхаться, у меня перехватило дыхание»

Первым допросили милиционера Владимира Козловского. Он имеет высшее образование, женат. Во внутренних органах работает с 2015 года. На момент инцидента работал старшим участковым инспектором Ленинского РОВД Гродно.

Как рассказал Козловский в суде, 29 мая он с коллегой Хваленем охранял порядок на Советской площади в «группе объяснения действующего законодательства». Задача была говорить собравшимся о массочном режиме, необходимости дистанции, чтобы не собирались в толпу в эпидемической ситуации. У Козловского с собой была резиновая дубинка, наручники, газ «Шок». Он сообщил, что инструктаж перед службой в тот день ему проводил начальник милиции общественной безопасности, однако отказался называть его фамилию.

Некоторое время Козловский и Хваленя следили за порядком из административного здания на улице Октябрьской. В какой-то момент через рацию им приказали выйти на площадь. Козловский рассказал, что услышал женские голоса, и пошел в сторону беседы. Он увидел «словесный конфликт»: неизвестная женщина в кепке с розовым козырьком, в медицинской маске и леопардовых штанах задавала вопросы Сергею Тихановскому, а тот не хотел отвечать. Женщина так и осталась неизвестной, Козловский не успел записать ее данные.

«Как вы поняли, что это Тихановский?» – уточнил позже прокурор.

Козловский ответил, что знал блогера по службе, так как ранее находился на административном суде над другим человеком, который посетил встречу с Тихановским в Гродно. Отличительными чертами Тихановского пострадавший милиционер назвал майку и кепку с надписью «Страна для жизни» и большой тапок в руке.

Козловский выслушал мнение женщины в кепке, а потом решил послушать Тихановского. Однако увидел, как тот «отступает назад, пытаясь спрятаться в толпе».

«Чтобы обратить на себя внимание, я взял его за руку», – продолжил рассказ милиционер.

После этого он услышал крики, толпа вокруг него стала сжиматься, Тихановский выхватил руку. Козловский по рации вызвал помощь. Потом почувствовал удар в висок.

«Я почувствовал, что стал терять равновесие, меня стало тянуть назад. Я почувствовал удар в живот под ребра. Я стал задыхаться, у меня перехватило дыхание», – рассказал Козловский в суде.

Когда он оказался на земле, то увидел за собой коренастого мужчину в кожаной куртке и темной кепке. По официальной версии, Евгения Резниченко обвиняют в этом эпизоде за насилии в отношении милиционера.

Козловский вспомнил, что толпа вокруг него разошлась, а гродненский активист Николай Соляник подошел к нему с Мегафоном и сказал: «Люди, не поддавайтесь на провокации. Это провокация» и по-другому высмеивал милиционера.

Козловскому помогли подняться люди рядом. В результате инцидента у него оказался оторванным нарукавный шеврон, а также были повреждены новые служебные туфли: «кожа слизана, счесана». Его госпитализировали с травмой живота.

«Задерживать никто никого не пытался. Хотели обратить на себя внимание», – объяснил свои намерения в отношении Тихановского Козловский.

Милиционер сидит на скамье после инцидента на Советской площади в Гродно 29 мая. Фото: HrodnaLife

Милиционер сидит на скамье после инцидента на Советской площади в Гродно 29 мая. Фото: HrodnaLife

«К нему обращается представитель власти»

Пострадавший милиционер не раз во время процесса отмечал, что в действиях Тихановского не было никакого правонарушения, с ним хотели просто поговорить.

– По Тихановскому было видно, что он не хочет разговаривать с женщиной в кепке? – спросил у Козловского адвокат Фурманова Вадим Мушинский.

– Я у него не спрашивал…

– На тот момент было видно?

– Нет.

– Скажите, пожалуйста, какие-то законные требования с вашей стороны Тихановскому предъявлялись?

– Объясните этот вопрос,  – не понял Козловский.

– С вашей стороны, как представителя власти, какие-либо законные требования предъявлялись Тихановскому?

– Какие законные требования?

– Я же у вас спрашиваю, предъявлялись или нет?

– Что вы конкретно имеете в виду?

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

– Вы, как сотрудник милиции, подходите к гражданам, пытаетесь что-то выяснить… Конкретно Тихановскому что-то говорилось типа  «Предъявите документы» или «пройдите со мной», что-то подобное было?

– Я обращался.

– Ради чего?

– Я же уже отвечал…

– Можно ли рассматривать это обращение как законное требование? Что вы требовали от Тихановского?

– Разобраться в ситуации… Остановиться.

– Ради чего?

– Чтобы поговорить.

– Вы сказали, что Тихоновский не делал никаких противоправных действий. Для чего было…

– У нас сотрудники милиции разговаривают с гражданами, только если они что-то совершают? – возмущенно спросил Козловский.

– Хорошо. Скажите, пожалуйста, обязан ли был Тихановский остановиться и разговаривать с вами? – продолжил Мушинский.

– К нему обращается представитель власти…

– Обязан ли он был останавливаться и разговаривать с вами?

– Он обязан был выполнить законное требование.

– Какое законное требование?

— Остановиться…

– В вашем понимании Тихановский обязан был отвечать на вопросы этой женщины? – уточнила адвокат Книги Светлана Горбаток.

– В нашем понимании сотруднику милиции нельзя допустить какой-то конфликтной ситуации, – ответил Козловский.

– Нет, вы ответьте на мой конкретный вопрос. Должен был?

– Не знаю.

Из письменных материалов дела стало известно, что после того, как Козловский упал, к нему подошел журналист Руслан Кулевич. Он вел стрим с места событий, сказал, что милиционер сам упал, сделал фото Козловского. В иске потерпевший просил привлечь к ответственности также журналиста Кулевича.

– Подытожим. Вы говорили, что конфликт нужно было заглушить, чтобы он, упаси Боже, не привел к чему-то масштабному, массовому. Если вы там находились на месте, вы не рассматривали в качестве возможного действия для прекращения конфликта просто дать Тихоновскому уйти от этой женщины на безопасное расстояние? Всего лишь, – спросила в конце заседания судья Ольга Бекушева.

Алена К., якая спрабавала справакаваць Сяргея Ціханоўскага на канфлікт

– Такой вопрос рассматривался. Но из-за того, что конфликт у них уже возник возле магазина “Ратушная”, потом он переместился в другое место. То, что он остановится сам по себе, этот конфликт…

– Что значит «возле «Ратушной», а потом…»?

– Как я понял, у женщины в кепке с леопардовыми брюками уже происходил конфликт, она приставала. То есть он происходил с одной стороны аллеи, потом переместился в другую сторону. Где гарантия, что она не будет его так преследовать?

– Почему в этой ситуации вы все же больше внимания уделили фигуры Тихоновского, а не гражданке с розовым козырьком?

– Не то что должного внимания… Никому не успел уделить должного внимания. Попытался остановить, чтобы разобраться в сущности. Вот и все.

– Вы говорили, что пытались разрешить конфликт. Что, как вы видели, должен был сделать Тихоновский для решения конфликта? Вы планировали его заставить отвечать на вопросы? – присоединилась к допросу адвокат Горбаток.

– Просто поговорить, выяснить его точку зрения, – ответил Козловский.

– Зачем? Как бы это помогло разрешить конфликт?

– Разобраться в ситуации, – повторил милиционер.

«Приходят угрозы физической расправы»

Козловский объяснил в суде, почему заявил Резниченко компенсацию морального вреда в размере именно 8 тысяч рублей.

«Смотрите, среднемесячная зарплата – 1000 рублей», – начал Козловский, но не уточнил, это ли его средняя зарплата, или вообще для белорусов, по его мнению.

Он рассказал, что за последние почти 8 месяцев в адрес его близких приходят угрозы физической расправы, «разобраться по закону шариата», оскорбления. Его жена обращалась к психологу. На вопрос адвоката Резниченко Татьяны Лишанок, как ее подзащитный отвечает за угрозы в интернете, Козловский ответил, что травля началась именно после событий 29 мая.

Он отметил, что на больничном провел неделю. До сих пор со службы не уволился.

Эта публикация подготовлена с использованием информации БелаПАН.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
SvvS

Стал задыхаться перехватило дыхание , хороша мораль мысли,как повёл себя по началу, такой и ответ. А как же те у которых остановилось дыхание ???, пускай и так сойдёт ???

Scroll Up