Новости / Общество

«Совершенно незнакомых людей объединила одна беда». Барановичский участник протестов и волонтер – о поддержке и помощи

6.02.2021, 10:40  / remove_red_eye 5189   / chat_bubble1

Почти полгода не утихают протесты в Беларуси, начавшиеся после президентских выборов 9 августа 2020 года. Задержания и аресты вызвали волну солидарности и привели к мощному волонтерскому движению. Наши герои – житель Барановичей, отсидевший шесть суток в СИЗО, и волонтер – рассказали Intex-press о пережитом опыте, тех, кто приходит на помощь, и как справлялись со стрессом.

«Совершенно незнакомых людей объединила одна беда». Барановичский участник протестов и волонтер – о поддержке и помощи

Осень 2020 года. Волонтеры возле СИЗО №6 в Барановичах. Фото обработано в приложении PicsArt

Дмитрий Ленько: «Помогали и помогают кто чем может»

Фото обработано в приложении PicsArt

Фото обработано в приложении PicsArt

Дмитрия задержали вечером 10 августа прошлого года. Из СИЗО-6 города Барановичи он вышел 16-го.

– Такой взаимопомощи, солидарности и самоорганизации людей я до этого раньше не видел. Совершенно незнакомых людей объединила одна беда.

То, что возле СИЗО выходящих встречали не только друзья, но и волонтеры – то есть совершенно незнакомые люди, и старались помочь по мере возможности, это было очень неожиданно и очень приятно. В каком-то роде даже успокаивало, что ты не один.

Меня, например, под стенами изолятора осмотрели медики, сняли побои, посоветовали, куда можно обратиться за дальнейшей медицинской помощью. Там же были и юристы, которые помогли с оформлением заявлений в соответствующие органы. Мне также дали контакты волонтеров из незарегистрированного правозащитного центра «Весна». Именно волонтеры «Весны» направили меня в медицинский центр для дальнейшего обследования, получения психологической и юридической помощи.

К слову, сеансы с психологом – а их было десять – помогли мне по-другому взглянуть на то, что я пережил, легче воспринимать ситуацию в стране и успокоиться. Кстати, помощь мне была оказана безвозмездно.

Советы юристов тоже пришлись кстати: я подавал заявления в различные правоохранительные органы, подал апелляционную жалобу в Брестский областной суд на решение суда, которое было вынесено мне в СИЗО.

Меня оправдали, и я был уверен, что все закончится. Но вмешалась Барановичская межрайонная прокуратура – решение о том, что меня оправдали, отменили, дело направили на новое рассмотрение, и 27 января суд Барановичского района и г. Барановичи вновь признал меня виновным по ст. 17.1 КоАП РБ (мелкое хулиганство). Но я не отчаиваюсь и буду снова подавать апелляционную жалобу.

Самое страшное – это то, что нам откровенно врут. О результатах выборов, например, о том, что никого не избивали… Когда я сидел в СИЗО, нам лгали о том, что митинги затихли, люди уже не выходят. И те, кто сидел вместе со мной, в тот момент думали, как уехать из Беларуси. И когда нас выпустили, многие действительно уехали. Я думаю, что и еще уедут, как только откроются границы. И это сделают те, кто может зарабатывать деньги своим умом и интеллектом.

После всего, что со мной произошло, я перестал общаться с теми, кто участвует в насилии над людьми. Но есть и те, кто находится в госсистеме, но помогает тем, кто пострадал – переводят деньги в фонды, оказывают посильную помощь.

Могу утверждать это на своем примере. У меня после случившегося не возникло проблем с работой. Узнав мою историю, люди всячески мне помогали и помогают до сих пор кто чем может: что-то подскажут, в чем-то поддержат, возьмут на себя какую-то часть работы, сместят сроки, когда я вынужден быть в суде. И я очень благодарен всем за помощь и поддержку.

Дарья*, психолог, волонтер-доброволец: «Было сложно оставаться не у дел»

Фото обработано в приложении PicsArt

Фото обработано в приложении PicsArt

Дарья после августовских событий работала волонтером на Окрестина и в медучреждениях, где оказывали помощь пострадавшим во время протестов.

– Когда после 9 августа в интернете стали появляться пугающие новости о состоянии людей, задержанных во время уличных акций, мне сложно было оставаться не у дел. Я решила пойти волонтером, и мне посоветовали обратиться к тем, кто уже этим занимался.

12 августа я поехала на Окрестина. Пробыла там несколько часов, а затем отправилась в одну из столичных больниц скорой неотложной медицинской помощи, чтобы оказывать психологическую помощь пострадавшим во время протестов. В «скорой» я дежурила пять дней и периодически приезжала к Окрестина.

Это было сложно и страшно. Пострадавшие говорили с настороженностью, рассказывали о том, что происходило. Я слушала и поддерживала.

Когда я думаю про Окрестина, то в первую очередь вспоминаю о том, как людям было сложно обратиться за помощью и признать, что они пострадали. Практически все говорили: «Я-то ничего, а вот там остались люди». И меня это очень удивляло.

Моей болью были еще и волонтеры. Они сами нуждались в помощи, но не хотели этого признавать.

Кстати, на «скорой» мне, как ни странно, было спокойнее, потому что я видела, как все есть на самом деле, как пострадавшим оказывают профессиональную помощь. Да, реальность была очень жесткой. Но в реальности были живые люди.

Помогать я не прекратила, просто снизила темп. При подготовке психологов говорят, что психолог сам должен быть в ресурсе. И когда мой ресурс невыносимости историй стал падать, я поняла, что мне нужно восстановиться, чтобы быть эффективнее.

В психологии есть понятие викарная травма. Это травма тех людей, которые оказывают поддержку пострадавшим. И со мной это случилось. В один момент жить стало невыносимо, стала нарастать тревожность, пропадать сон. Я поняла, что надо притормозить.

Я справлялась с этой травмой, прибегая к помощи специалистов. И мне важно, чтобы люди знали, что самому бороться с такой травмой нельзя. Обращаться к психологу – не слабость, и полученный негативный опыт надо прорабатывать. Никто из нас не готов к таким событиям.

Люди должны обращаться за психологической помощью, потому что это в некотором смысле здоровье нации. Если страх и тревога поселится сейчас, то, скорее всего, это пройдет еще через несколько поколений. Подавленность и испуганность будут проявляться в отдельных семьях, сказываться на всем населении и на всей народности, как сказываются предыдущие исторические события. Поэтому вовремя полученная помощь – это меньшие последствия для человека.

*Имя героини изменено по ее просьбе из соображений безопасности.

3331 человек
был арестован в Беларуси в общей сложности на 44442 суток, по данным незарегистрированного правозащитного центра «Весна» на 28 января 2021 года.
Общая сумма штрафов составила 46907 базовых величин.

Где готовы помочь

  • Незарегистрированный правозащитный центр «Вясна». Здесь окажут юридическую помощь;
  • Probon – инициатива помощи пострадавшим (адвокаты, юристы, врачи, психологи). Круглосуточная линия +375(44)709-79-11;
  • помощь врачей-травматологов. Тел. +375(29)673-40-36;
  • независимый медицинский эксперт: +375(29)786-68-37, +375(44)586-68-37 (консультации пострадавшим, желающим отстаивать свои права в суде, по любым вопросам, связанным с телесными повреждениями; консультация врачей).

Читайте также: «Думала, кошмар закончился, но все только началось». Жительницы Барановичей, чьих мужей задержали после выборов, – о том, что им пришлось пережить

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
marinaivanovna

Да, людей действительно объединила одна беда