Новости / Политика

Политолог: Политика Европы становится смешной, Кремль будет до последнего бороться за Лукашенко

1.02.2021, 10:35  / remove_red_eye 514   / chat_bubble1

Политолог Аркадий Мошес, директор исследовательских программ Восточного соседства Евросоюза и России в Финском институте международных отношений, отвечает на вопрос Свободы, удалось ли Лукашенко «привязать» к себе Кремль, и заявляет, что прежняя политика Запада в отношении Лукашенко стала безрезультатной и смешной.

Политолог: Политика Европы становится смешной, Кремль будет до последнего бороться за Лукашенко

Фото: kremlin.ru

– Удалось ли Александру Лукашенко привязать к себе Кремль, разместить их вместе «в одной лодке»? Последние недели Лукашенко особенно активно убеждал, что «начали из Беларуси, перекинутся на Россию». Протесты в России сторонников Навального стали для него явным подарком. Так удалось ли ему засунуть Путина в одну с собой лодку? – интересуется корреспондент “Радио Свободы”.

– Я думаю, в целом — безусловно, удалось. Но для меня это не стало никаким сюрпризом, я никаких альтернатив этому особо и не рассматривал. В своих комментариях и выступлениях я всегда, с самого начала протестов, говорил, что Кремль будет до последнего бороться за Лукашенко, будет подставлять ему плечо.

Я всегда очень скептически относился к размышлениям «вот сейчас Кремль его дожмет. Кремлю очень трудно решиться на то, чтобы «дожать» Лукашенко — ведь это открывает большое количество сценариев, которые сложно просчитать.

Лукашенко использует эту ситуацию, чтобы сделать себе пиар как эффективного дипломата на российском направлении. Но на самом деле ему несложно было добиться такого результата, ведь другие альтернативы для России выглядели хуже.

Дали ли ему нынешние протесты в России дополнительный козырь? Да, дали. Ведь сейчас он может построить определенную логику, и часть людей в Москве к ней прислушается (не уверен, что к этому прислушается сам Путин). Думаю, Москва будет стараться не допустить полного уравнивания, постановки на одну доску того, что происходит в Беларуси и в России.

– А почему Москва будет стараться не допустить пребывания с Лукашенко “на одной доске”? Это как бы стыдно? Или какие-то другие мотивы?

— “Стыдно” – конечно, не совсем то слово. Но в целом — некомфортно. Оказавшись в той же клеточке, где и режим Лукашенко, ты из великой державы (с которой считаются, хотя и не обязательно любят и уважают) превращаешься в государство, которое просто терпят. Для людей, имеющих довольно большое самолюбие (а именно такие люди руководят российской политикой) — это важно. Им нужно, чтобы им звонили, чтобы с ними контактировали.

В конце концов, что бы сейчас ни происходило в России, Запад не пойдет на радикальное увеличение давления на Россию. А вот что произойдет с западной политикой относительно Беларуси – это вопрос открытый. Я опять-таки не ожидаю радикального увеличения давления. Но могут произойти какие-то вещи, которые сделают новые санкции неизбежными.

– Еще во время президентской избирательной кампании в риторике Минска преобладала антироссийская, антикремлевская тема. Тогдашний председатель Комитета государственного контроля (ныне глава КГБ) Иван Тертель тогда заявлял, что за выдвижением Бабарико стоят «большие начальники в Газпроме, а может, и выше». Власти арестовывали “вагнеровцев” и обвиняли их фактически в подготовке переворота. Как тогда Москва все это воспринимала?

– Москва не воспринимала это как некие «шуточки», это было довольно неприятно для них. Но и здесь ничего нового для людей, изучающих белорусско-российские отношения. Формулировки и градус, может, и менялись, но суть инвективов Лукашенко в адрес Москвы не менялась — что Россия делает козни под белорусский суверенитет.

Конечно, Москве это не нравилось, но реагировать на это как на нечто большее, чем просто на слова, не имело смысла. Ведь нигде Лукашенко в своей экономической или образовательной политике не сделал ничего, что могло бы ослабить структурную зависимость Беларуси от Москвы.

Единственное, что могло Москву волновать (и, возможно, волнует и сейчас) — что таким способом Лукашенко выстраивает для себя мосты на Запад. Эти мосты сейчас якобы сожжены, но память осталась.

И если следишь за дискуссией на Западе, то идея о том, что даже сейчас отношения с Минском нужно строить таким образом, чтобы не загонять его в угол, чтобы не позволять России наращивать свое влияние в Беларуси, — все это осталось.

Москве это, конечно, не нравится, но реагировать на это в какой-то чрезвычайной манере не имеет смысла.

Тем более что учения “Запад-2021” готовятся, процесс структурного наращивания влияния России в Беларуси по линии военной, экономической, общественной продвигается достаточно успешно, несмотря на всю прежнюю риторику Лукашенко.

– А возможно ли возвращение этой “антироссийской” риторики Лукашенко? Или это невозможно, пока он слишком зависим от России, пока его власть явно непрочна и все еще шатается?

– Ключевое слово – “пока”. Даже европейская бюрократия должна понять, что их циклическая политика в отношении Минска “поссорились-помирились”, и так четыре раза, с середины 90-х — становится не просто безрезультатной, но становится смешной. Мне очень хочется надеяться, что Запад выучил эти уроки, но я в этом не убежден.

Лукашенко предстоит очень серьезные вещи сделать в направлении внутриполитической либерализации, гораздо большие, чем во время перезагрузки 2014–15 годов.

Не просто освободить политзаключенных, но более серьезные шаги. Сейчас он на это не готов, и ВС будет готов еще довольно долго. Ему придется переступить через себя. Но если он будет чувствовать, что власть совсем уходит от него куда-то в сторону России… не знаю, что он тогда будет делать.

Западникам также придется проходить “между каплями дождя”. Как сделать так, что мы якобы имеем послов в Минске, но вместе с тем не вручаем верительные грамоты и тем самым даем сигнал, что не признаем Лукашенко как президента страны? Поэтому этот сценарий (поворот к Западу и возвращение к антироссийской риторике) я не считаю очень вероятным. Но я не считаю его и нулевым.

– Пока же белорусские власти движутся только в одном направлении – увеличение репрессий, принятие новых законов по ограничению любого инакомыслия. При этом они ссылаются на Запад, где, мол, существуют такие законы.

– Само ужесточение законодательства, безусловно, помогает ужесточению режима. Режимы в Беларуси и России делают работу над ошибками, находят слабые места и пытаются их исправить.

Но ссылки на «опыт Запада» никого не убеждают. Люди понимают, что происходит, что это делается только для того, чтобы наказывать протестующих, чтобы бороться, как в белорусском случае, с большинством своего народа.

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
eni.

“Вы можете не заниматься политикой, все равно политика занимается вами.”

Scroll Up