Новости / Спадчына

«Стрельба длилась очень долго… Земля шевелилась». Воспоминания переживших Холокост + уникальные фото Барановичского гетто

27.01.2021, 12:22  / remove_red_eye 4018   / chat_bubble0

27 января отмечается Международный день памяти жертв Холокоста. Эта дата установлена Генеральной Ассамблеей ООН 1 ноября 2005 года. Дата выбрана не случайно, 27 января советские войска освободили один из самых страшных нацистских лагерей смерти Аушвиц-Биркенау, известный также по польскому названию Освенцим. Барановичи, как и многие белорусские города, стали местом большой трагедии человечества – геноцида еврейского народа. Вспоминаем события 80-летней давности.

«Стрельба длилась очень долго… Земля шевелилась». Воспоминания переживших Холокост + уникальные фото Барановичского гетто

Территория Барановичского гетто на аэрофотосъемке 1942 года.

Начало войны 22 июня 1941 года для многих граждан СССР стало громом среди ясного неба, а для жителей нашего города и всей Западной Беларуси трагические события были лишь делом времени. Барановичи до сентября 1939 года входили в состав Польши и уже в начале сентября 1939 года ощутили на себе ужасы надвигающейся катастрофы. 1 сентября 1939 года Германия напала на Польшу. Немецкие сухопутные войска начали наземную операцию, вторгшись в Польшу с запада, а Люфтваффе (ВВС) с колоссальным превосходством в воздухе господствовало по всей территории, уничтожая эшелоны, живую силу польской армии и стратегические объекты. В нашем городе такими объектами стали оба железнодорожных вокзала и радиостанция, которые подверглись бомбежке 15 сентября 1939 года.

Бомбежка радиостанции в Барановичах, 15 сентября 1939 года. Фото: otkrywca.pl

Бомбежка радиостанции в Барановичах, 15 сентября 1939 года. Фото: otkrywca.pl

По мере продвижения немецких войск беженцы со всем своим добром двигались на восток. Часть из них добралась и до нашего города. Среди прибывших были люди разных национальностей: поляки, белорусы, евреи. Большую часть населения нашего города исторически составляли этнические евреи. В разное время их число достигало 70% всех жителей. К 1941 году, с учетом прибывших в 1939 беженцев (около 3000 человек еврейской национальности), в городе проживало почти 12000 евреев, что составляло половину населения города.

Дивизия «Великая Германия» на современной улице Советской, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY (Сергей Саханко)

Дивизия «Великая Германия» на современной улице Советской, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY (Сергей Саханко)

После начала Великой Отечественной войны Барановичи были оккупированы уже на шестой день – 27 июня 1941 года. 

Танк 18 танковой дивизии на современной улице Лисина, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY

Танк 18 танковой дивизии на современной улице Лисина, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY

Не встретив практически никакого сопротивления, дивизия «Великая Германия» под командованием генерал-майора фон Штокгаузена и 18-танковая дивизия генерал-майора Неринга вошли в город.

Танки 18 танковой дивизии на современной улице Советской, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY

Танки 18 танковой дивизии на современной улице Советской, 27 июня 1941 года. Фото: 1871.BY

Практически сразу в городе начали вводить новые порядки. Уже с 28 июня 1941 года всем лицам еврейской национальности было запрещено ходить по тротуарам, а только по центру улицы, и иметь спереди и сзади на одежде круглую нашивку из желтой ткани диаметром 10 сантиметров. За унижение, избиение и грабеж еврея любого возраста и пола никто не нес никакой ответственности. В этот же день комендантом города Барановичи было издано распоряжение о создании гетто.

Гетто было сформировано на основе девяти жилых кварталов города, ограниченных современными улицами Царюка (ранее Горького/Парковая), Богдановича (Понятовского), Гагарина (Виленская) и Лисина (Церковная/Свободная). За частичным исключением территорий с городской баней и пекарней.

План Барановичского Гетто, 1941-1942 (Карта подвижная 1871.BY). Источник Мемориальный музей холокоста США

К декабрю 1941 года территория гетто была обнесена колючей проволокой, были оставлены только три контрольно-пропускных пункта. Один на пересечении улиц Притыцкого (Минской) и Мицкевича (Садовой), второй на пересечении Лисина (Церковная/Свободная), Царюка (ранее Горького/Парковая), а главные ворота на пересечении Мицкевича (Садовой) и Гагарина (Виленская), напротив здания банка Польского, в котором располагался комиссариат.

Фото Барановичского комиссариата, 1942. Из коллекции Ромуальда Жабика. Выкуплена на аукционе благодаря Олегу Лисовскому.

Фото Барановичского комиссариата, 1942. Из коллекции Ромуальда Жабика. Выкуплена на аукционе благодаря Олегу Лисовскому.

На этой небольшой территории к концу 1941 года размещалось около 15000 человек, но это были не только евреи из Барановичей, а также из Новой Мыши, Городища, Новогрудка. Плотность заселения была очень высокой. В одном доме могло быть насильно размещено более 80 человек. Нары располагались в несколько уровней везде: в комнатах, коридоре, сараях. Покидать территорию гетто строго воспрещалось. Выходить можно было только на каторжные работы и только трудоспособным людям колоннами, под конвоем, через центральные ворота.

Еврейские девушки на территории гетто в первые дни. Сегодня это современная улица Мицкевича. Фото: 1871.BY

Еврейские девушки на территории гетто в первые дни. Сегодня это современная улица Мицкевича. Фото: 1871.BY

По воспоминаниям Анны Василевич, в 1941 году ей было 12 лет, колонны по 20–30 человек под надзором полицейских рано утром двигались на работу, возвращались так же, поздно вечером.

Работали по 12 часов, выполняя самую тяжелую и грязную работу. В качестве оплаты получали по 200 граммов хлеба и килограмм крупы в месяц. Это было единственное, легально поступающее продовольствие в гетто. Старики, дети и люди, не способные работать по состоянию здоровья, не получали никаких продуктов. Помимо всего этого, регулярно совершались налеты полицейских с избиениями и грабежом.

Постоянные обыски, показательные казни, издевательства, требования выкупа становились буднями. Опасаясь очередных налетов, люди готовили себе схроны – выкапывали тайные убежища в земле, в которых они прятались от озверевших полицейских. Но и это не всегда спасало. Во время рейдов в обнаруженные схроны бросали гранаты, заливали подвалы водой из пожарных машин.

До сегодняшних дней, по рассказам жителей домов, находившихся на территории гетто, они находят на своих участках оборудованные углубления в земле, в которых с трудом помещается один-два человека.

Иногда из гетто набирали людей на работы, с которых они больше не возвращались – их расстреливали на месте работ.

Еврейские женщины на принудительных работах в Барановичах, 1942. Источник Мемориальный музей холокоста США

Еврейские женщины на принудительных работах в Барановичах, 1942. Источник Мемориальный музей холокоста США

По мере возможностей местные жители других национальностей старались помочь продуктами, одеждой. Хотя это и не носило массового характера, поскольку за такую «помощь» могли и расстрелять.

По рассказам Мартина Бойко, ему было 6 лет в 1941 году, дети не испытывали и не понимали проблем взрослых и вели привычный образ жизни. Мартин, как и до войны, играл со своими друзьями евреями, которые находились в гетто, только теперь они это делали через колючую проволоку. Дети заходили на территорию гетто, пролезая через проволоку, и играли там со своими сверстниками, затем таким же образом выходили обратно. Что примечательно, дети евреи не покидали территорию гетто, как и взрослые, смирившись со своей судьбой.

Фото Барановичского гетто, 1942. Из коллекции Ромуальда Жабика. Выкуплена на аукционе благодаря Олегу Лисовскому. Публикуется впервые. Снимок сделан со стороны улицы Царюка в направлении улицы Грицевца.

Фото Барановичского гетто, 1942. Из коллекции Ромуальда Жабика. Выкуплена на аукционе благодаря Олегу Лисовскому. Публикуется впервые. Снимок сделан со стороны улицы Царюка в направлении улицы Грицевца.

Но такие походы чуть не привели Мартина к смерти. В марте 1942 года, во время акции уничтожения, он находился на территории гетто. Его вместе со сверстниками евреями согнали, избивая прикладами винтовок, в одну колонну и повели на расстрел. Только чудом он избежал смерти: увидевшая его мать смогла договориться со знакомым полицейским (жил по соседству), чтобы он объяснил немцам, что Мартин не еврей, и отпустил его.

4 марта 1942 года. Первая акция массового уничтожения евреев началась в 4 часа утра. Через ворота на Парковой (современная Царюка) в гетто въехали три грузовика с полицейскими. Остановились недалеко от ворот. Затем стали выскакивать из автомобилей и тройками разбегаться по домам. Они требовали деньги и драгоценности, били людей и выгоняли на улицу. Женщин, детей и стариков загоняли в машины. Три грузовика, наполненные евреями, выехали из гетто, повернули на Парковую (Царюка), затем влево, на Минскую (Притыцкого), и направились к переезду через железнодорожные пути. Вскоре через эти же ворота прошли в гетто следующие три порожние машины…

Узников гетто привели к траншеям, выкопанным еще до войны для строительства объездного железнодорожного пути Минск-Вильно, чтобы поезда этого направления следовали, не заезжая в Барановичи.

Аэрофотосъемка от 3 июля 1942 года. Рвы с убитыми узниками уже засыпаны. (Карта подвижная). Сайт 1871.by

Как вспоминает эти события Мартин Павлович Бойко, после спасения от неминуемой гибели мама завела силой его домой и запретила выходить на улицу. Они жили недалеко от железнодорожного переезда, примерно в 300–400 метрах. Через минут 30 они услышали автоматные и винтовочные выстрелы: «Слышно было, как дальше было… Стрельба, стреляли народ. Стреляли одиночными и из автоматов стреляли. Разное. Очень долго была стрельба». Расстрел длился около часа: «Стрельба длилась очень долго. Мы это все слышали, крик, стон людей».

Когда стрельба закончилась, примерно через час после этого Мартин со своими друзьями решили пойти туда, посмотреть, что там происходило. Хотя мать его и не пускала, он все равно убежал. Мост охраняли немцы и полицейские: «Был вечер, пасмурно. Люди стонали. Сплошь и рядом лежащие – убитые… ».

К двум часам дня 4 марта акция была закончена. Фашисты с помощью полицейских зверски уничтожили 3400 узников гетто.

На следующий день Мартин с друзьями снова пошли туда: «Подошли, люди лежат землей все засыпаны… В общем, жуткая вещь была. Страшно. Земля шевелилась… Вся ходила ходуном. Кровь, ничего не разберешь. Были голоса и стон, всё было в этом месте».

С 22 сентября по 2 октября 1942 года между деревнями Грабовец и Глинище были зверски убиты еще более 5000 человек из Барановичского гетто.

Третья и последняя акция уничтожения узников гетто началась 17 декабря 1942 года.

В конце декабря 1942 года на въезде в город Барановичи был установлен знак Judenfrei («Свободно от евреев»).

Все эти акции, помимо нечеловеческой жестокости, являлись еще и верхом цинизма. Нацистское руководство Барановичского гетто не зря выбрало эти даты для своих чудовищных преступлений.

4 марта 1942 года (5702 год по еврейскому календарю) – это праздник Шушам Пурим, согласно библейской Книге Есфири, в память о спасении евреев, проживавших на территории Древней Персии, от истребления Аманом-амаликитянином, любимцем царя Артаксеркса.

Фото памятного камня, установленного на месте погребения невинных жертв гетто, установленный возле «зеленого моста» в 1945 году. Источник Мемориальный музей холокоста США

Фото памятного камня, установленного возле «зеленого моста» в 1945 году на месте погребения невинных жертв гетто. Источник Мемориальный музей холокоста США

Надпись на камне на иврите не совсем соответствует русскоязычной и гласит (перевод Олег Давид Лисовский – краевед, коллекционер, переводчик старинных еврейских книг и текстов):

«Т(ут) П(охоронены) святые евреи которые были убиты Гитлером п(усть будет стерто) е(го имя), примерно три тысячи человек, из города Барановичи в Шушан Пурим 5702 г. П(усть) Д(уша их будет) У(вязана) В(узел) Ж(изни) Шушан Пурим 5702 г. – 04.03.1942»

Сегодня на этом месте установлен мемориал у «зеленого моста», куда несколько раз в год приходят люди, чтобы почтить память невинно убитых жителей нашего города.

Памятная плита на улице Пролетарской, изготовленная по проекту заслуженного архитектора, лауреата Ленинской премии и дважды лауреата Государственных премий Республики Беларусь Леонида Левина. Фото: muzey.bargkso.by

Памятная плита на улице Пролетарской, изготовленная по проекту заслуженного архитектора, лауреата Ленинской премии и дважды лауреата Государственных премий Республики Беларусь Леонида Левина. Фото: muzey.bargkso.by

Две вторые акции по ликвидации гетто (22 сентября – 17 декабря 1942 года (11 тишрея – 9 тевета 5703 г.)), также не случайны. Как пояснил Олег Давид Лисовский, начало акций по уничтожению узников гетто назначено на 22 сентября (11 тишрея), сразу после главного поста «Дня искупления», когда по еврейской традиции Бог окончательно определяет судьбу каждого еврея на ближайший год. А закончилось перед постом 10 тевета (18 декабря) в память начала блокады Иерусалима Новохуданосором, которая закончилась уничтожением города и храма Саломона с депортацией евреев в изгнание в Вавилон.

Фото памятного камня, установленного в 1945 году недалеко от деревни Грабовец, на месте погребения невинных жертв гетто. Источник Мемориальный музей холокоста США

Фото памятного камня, установленного в 1945 году недалеко от деревни Грабовец, на месте погребения невинных жертв гетто. Источник Мемориальный музей холокоста США

Надпись на камне на иврите гласит (перевод Олег Давид Лисовский):

«Т(ут) П(охоронены) святые евреи примерно шесть тысяч человек, из города Барановичи которые были убиты Гитлером п(усть будет стерто) е(го имя), в день 11 тишрея – 9 тевета 5703 г. П(усть) Д(уша их будет) У(вязана) В(узел) Ж(изни)»

В 1994 году на углу улиц Куйбышева и Чернышевского (на месте старого еврейского кладбища) был открыт Мемориальный комплекс, куда были перезахоронены останки 12000 узников гетто.

Надгробная плита на старом еврейском кладбище. На месте перезахоронения останков 12000 узников гетто. Фото: muzey.bargkso.by

Надгробная плита на старом еврейском кладбище. На месте перезахоронения останков 12000 узников гетто. Фото: muzey.bargkso.by

Всего в барановичском гетто было уничтожено более 18000 человек, в том числе 12000 жителей нашего города.

Использованные материалы:

Мемуары Гейнца Гудериана

Воспоминания Бойко Мартина Павловича

Воспоминания Василевич Анны

Б.П. Шерман «Барановичское гетто. Колдычевский лагерь смерти», Барановичи, 1997

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
0 Комментарий
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Scroll Up