Новости / Общество

«Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране

20.01.2021, 19:41  / remove_red_eye 2055   / chat_bubble4

«Я не боюсь Лукашенко. Я вижу его насквозь. Я жила с человеком подобного психотипа личности, только в своей маленькой истории — семье», — поделилась заслуженная артистка Беларуси Анжелика Агурбаш. В последние месяцы Анжелика делает много громких заявлений по поводу ситуации в родной стране. Мы поговорили с певицей о том, почему она это делает, титуле «любимицы власти», эстраде 90-х и женском счастье.

«Лукашенко меня не обувал, чтобы я сейчас переобулась». Анжелика Агурбаш об отношении к ситуации в стране

Фото: angelicaagurbash

В последние месяцы Анжелика делает много громких заявлений по поводу ситуации в родной стране. LADY.TUT.BY поговорила с певицей о том, почему она это делает, титуле «любимицы власти», эстраде 90-х и женском счастье.

«БЧБ-флаг в последние месяцы всегда лежит в багажнике моего авто»

— В программе «Судьба человека» вы сказали, что не выиграли Евровидение-2005 из-за «неблагополучной политической ситуации для Беларуси»: «Мне предложили политическое убежище, если откажусь от Беларуси. Признаю, что страной правит деспот и тиран». Тогда вы этого не сделали…

— Я долго хранила эту тайну, о ней знал лишь узкий круг людей. Я стала жертвой обстоятельств. Со мной действительно перед полуфиналом конкурса встречались организаторы «Евровидения». Мне предложили перейти на сторону Европы и отказаться от Беларуси. Здесь речь шла не только об Александре Лукашенко. Я должна была попросить политическое убежище и уехать из страны. Конечно, я не согласилась. Мне не нужен статус беженца.

— 9 августа вы разместили пост с «Погоней» и подписью «Жыве Беларусь». Публикация была сделана до подведения предварительных итогов выборов или после?

— Конечно, до. И песню «Наўздагон», которую я перепела по просьбе поклонников (Впервые «Погоню» Василия Раинчика и Леонида Пранчака Лика Ялинская исполнила в 1991 году, певице был 21 год. — Прим. редакции), записала 5 августа. 6 числа ночью новую аудиоверсию услышал зритель. А уже 21 августа на моем YouTube-канале появился клип.

В моем сознании и душе всегда был «бела-чырвона-белы» флаг. Я так любила этот флаг, развевающийся на Доме правительства. В те годы жила на улице Могилевской и минимум два раза в день, катаясь в Белгосфилармонию и обратно, мимо него проезжала.

В сентябре меня задержали у белорусского посольства в Москве за якобы «организацию несанкционированного мероприятия». Я пришла поддержать протестующих земляков. Капитан полиции сказал: «У вас в руках нацистский флаг». Я стала разговаривать, переубеждать. Меня практически сразу отпустили, протокол не составляли. Кстати, БЧБ-флаг в последние месяцы всегда лежит в багажнике моего авто.

Впервые я обратила внимание на сложность ситуации в Беларуси после ареста Сергея Тихановского (Сергея Тихановского и его сторонников задержали на предвыборном пикете 29 мая в Гродно во время сбора подписей за участие в избирательной кампании на президентских выборах его жены Светланы. — Прим. редакции).

Потом был арест Виктора Бабарико. Когда посадили его сына, мне лично стало понятно, что это просто уничтожение оппонентов Лукашенко.

Бабарико много сделал для Беларуси не только в банковской сфере, но и в культурной. Чего только стоит его фантастическая галерея (корпоративная художественная коллекция картин Белгазпромбанка. — Прим. редакции). Бабарико привез оригиналы работ Марка Шагала на родину. Это историческое событие!

Лет восемь-десять назад один мощный галерист покидал Россию и в кратчайшие сроки распродавал свою коллекцию. Андрей Малахов пригласил меня на встречу с этим человеком: «Анжелика, там столько потрясающих вещей. Это уникальная возможность что-то приобрести». Четыре работы Шагала продавались по недорогим в мировом масштабе ценам — 6 миллионов долларов. Конечно, позволить себе такую роскошь я не могла. Я обратились в Администрацию президента Беларуси. Считала, что в рамках страны это подъемная сумма. Результата не было.

«Сегодня появилась новая страна, законы которой нам не оглашали»

Фото: facebook.com/mirzayanova

Фото: facebook.com/mirzayanova

— Что заставило начать открыто выражать свое отношение к происходящему?

— Я не смогла оставаться в стороне. Для меня была полной неожиданностью та степень агрессии, ненависти и безжалостности, которую проявили к народу. Я не предполагала, что сформировалась столь мощная репрессивная машина, которая сейчас калечит судьбы, жизни, здоровье людей. Людей, которые хотят выразить мнение, свои настроения и желания. Я убеждена, что на мирные марши выходят не преступники и не оппозиция. Это граждане Республики Беларусь.

Государство должно защищать свой народ. А если происходит обратное, как можно с этим мириться?

Сегодня, по моему мнению, появилась новая страна, законы которой нам не оглашали, но мы видим их в действии. Это безумие, когда на человека нападают неопознанные субъекты в балаклавах и с дубинками. Как мы можем понять, кто это — представители правоохранительных органов или бандиты?

— Многие белорусы говорят, что после событий 9 августа посмотрели друг на друга другими глазами… Что видите из другой страны вы (Агурбаш живет в Москве с 2000-х. — Прим. редакции)?

— Когда проходили первые мирные марши — увидела лица белорусов. Вот она настоящая энергия моего народа: просветленная, вдохновленная, воодушевленная, интеллигентная, культурная!

Мне непонятно, почему никто до сих пор не остановил репрессии по отношению к этим прекрасным людям. Мы ежедневно посылаем сигналы «SOS» во Вселенную, Европу, Россию. И эти сигналы слышат, смотрят на нас, как по телевизору, пытаются помочь, но глобально — ничего. Я очень надеялась, что в первую очередь Россия защитит родных братьев и сестер белорусов. Но со стороны Владимира Владимировича Путина — молчание.

Фото: facebook.com/mirzayanova

Фото: facebook.com/mirzayanova

«Лукашенко меня, извините, не обувал, чтобы я сейчас переобулась»

— Кто из ваших родственников живет сейчас в Беларуси? Сказываются ли на них ваши высказывания?

— Никаких звонков мне не поступало. Во всяком случае, пока. Но понимаю, что «наговорила» я прилично.

В Беларуси живет моя мама, родственники, друзья, колоссальное количество поклонников. Много людей, которые меня любят и уважают, есть и в аппарате президента, и в силовых, законодательных структурах. Как минимум половина страны выросла на моих песнях!

Нельзя грести всех под одну гребенку. Немало тех, кто вынужден молчать и находиться в «этой системе» по разным причинам. Я напрямую общаюсь с ними. И они еле-еле терпят, они уже давно на стороне народа. Все мое окружение переживает за белорусов. Поверьте, в России много неравнодушных людей.

— Почему мнения людей разделились в отношении вашей гражданской позиции: одни выражают благодарность, другие говорят «переобулась», «хайпит»?

— Во-первых, очень много ботов, которые обрушиваются на каждую мою публикацию. Первые сутки после прямого эфира или интервью — 99,9% прекрасных комментариев с благодарностью за поддержку. Ведь что я еще могу? Только своей энергией, духом призывать не бояться. На 2−3 сутки боты просыпаются и начинается: «переобулась и переоделась», «продажная», «фаворитка», «купили и те, и эти».

За фотографию в сторис с «жестом победы» на меня набросились: «Ее завербовали!». Сколько слухов и разговоров ходило! Хотя все намного прозаичнее. Я гуляла по вечерней Москве с друзьями. Мы вышли к Красной площади, прошли мимо КГБ, зашли в бар «Патриот», наткнулись на здание, в котором располагается штаб Навального (Алексей Навальный — российский оппозиционный лидер, политический и общественный деятель. — Прим. редакции). Это все было случайно, но так символично. Мы поужинали в итальянском ресторане в бело-красных тонах. После сели в кафе. Было достаточно прохладно, и мне принесли белый плед с красными полосками. Одежда официанта была в этой же цветовой гамме. Я попросила его сжать кулак, сделала снимок. А ведь некоторые вообще писали, что на снимке не официант, а Вадим Галыгин!

Скриншот из инстаграма певицы

Появились какие-то глашатаи, тот же Варламов (модельер Александр Варламов не раз высказывался по поводу дружбы Агурбаш с Лукашенко. — Прим. редакции). Он специально меня провоцирует, ведет себя безответственно. Человек должен отвечать за слова, которые транслирует из интервью в интервью. Они должны иметь под собой какую-то базу: фото, видео, свидетели. Этого нет.

Я никогда не была женщиной Лукашенко. Если бы и была, то я не иголка в стогу сена, об этом бы уже гремели на весь мир. То, что была одной из любимых артисток, — думаю, правда. Но я была любимой артисткой всей страны! Лукашенко никогда не был ни на одном моем сольном концерте. За все время у нас с Александром Григорьевичем есть лишь одно совместное фото, когда мне вручали звание заслуженной артистки Беларуси.

Государственную зарплату я получала, когда пела в ВИА «Верасы» с 1991 по 1995 год. Страна не спонсировала мои личные творческие проекты. И Лукашенко меня, извините, не обувал, чтобы я сейчас переобулась.

Я всегда толерантно относилась к Александру Григорьевичу. Юная, вся в творчестве, не углублялась в политическую жизнь страны. Сейчас пересмотрела архивные фильмы о событиях тех лет. У меня шок. Оказывается, было все то же самое, что и сейчас, только в меньших масштабах.

«Белорусское ТВ я лично смотреть не могу»

— Вы получили звание заслуженной артистки со второго раза, спустя 6 лет после первой несостоявшейся церемонии, к которой все было готово. Почему так произошло?

— Я была дерзкой, непокорной. Однажды сбежала с концерта «Верасоў» в Александрии. Меня предупредили: «Ты не то что до Минска, до Могилева не доедешь». А я посадила музыкантов в машину и погнала. Я никогда об этом не говорила, не хотела скандала.

Национальную школу красоты, которая существует сейчас, придумала я. И, по моему мнению, я должна была ее возглавить. Всё закончилось на результате строительства, меня отстранили.

Звание заслуженной артистки я получила в 2006-м году после «Евровидения». Промотур у нас был мощнейший. Мы посетили огромное количество стран. Мы возлагали венок дружбы и были как миротворцы из Беларуси. Думаю, Александр Лукашенко тоже это оценил.

— С кем из заслуженных артистов Беларуси вы сейчас общаетесь?

— Ни с кем.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Анжелика Агурбаш (@angelicaagurbash)

— Вы упоминали, что когда Лукашенко пришел к власти, культурной сфере уделялось много внимания. Как вы оцениваете уровень культуры в стране сейчас?

— С 1994 года около четырех лет было много телевизионных проектов, концертов. Лукашенко и его аппарат в этом всем участвовали, помогали. Вероятно, им тоже было интересно пообщаться с артистами, публикой. Они с удовольствием устраивали банкеты после мероприятий, приглашали поэтов, художников, композиторов — самые сливки.

Наша культура угасала постепенно, год за годом. Лучшие люди — редакторы, режиссеры, продюсеры (уже не говорю про артистов) — покидали Беларусь или замолкали. На национальном телевидении, по моему мнению, практически не осталось профессионалов. Сегодня белорусское ТВ я лично смотреть не могу. Один Азаренок (Григорий Азаренок, специальный корреспондент телеканала СТВ. — Прим. редакции) чего стоит! Это на грани фола, анекдотичная ситуация.

Свой выдающийся концерт в Кремле, который транслировали телевизионные каналы России, я передала на наше ТВ. Его не показали ни разу. Вероятно, меня давно не хотят видеть на государственных мероприятиях, концертах.

— В инстаграме сказали, что не приняли бы участия в концерте женского форума в «Минск-Арене» и клипе «Любимую не отдают» ни за какие деньги. С кем-то из артистов, кто согласился, разговаривали?

— Саша Буйнов понятия не имел, что это за фраза «Любимую не отдают». Анита Цой тоже особо не понимала, когда пела. Про остальных ничего говорить не буду, не знаю.

Мне позвонили знакомые из Беларуси: «Анжелика, завтра к нам Басков на концерт приезжает. Его всей страной отговаривают». Я сказала: «Этого не может быть. Я знаю Колю. Он не поедет 100%». Я была уверена, что не согласится…

На прием, который был на старый Новый год, тоже поехали российские артисты: Зара, Стас Михайлов, Валерий Сюткин. Мне понятна позиция тех, кто поддерживает Лукашенко. Мне понятна позиция тех, кто выступает против репрессий, агрессии и насилия: Рита Дакота, IOWA, «Би-2». Мне непонятна «никакая позиция», когда «мая хата з краю, я нічога не ведаю».

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Анжелика Агурбаш (@angelicaagurbash)

«Меня до сих пор называют первой красавицей страны»

— В одном из недавних интервью вы заявили, что на Александра Григорьевича сильно влияют женщины. Что вы имели в виду и почему так сказали?

— Я это видела своими глазами. И я вовсе не о слухах про его спутниц. Это я даже обсуждать не хочу: личная жизнь человека должна оставаться личной. Многое и так стало достоянием общественности.

Александр Григорьевич не раз высказывался о женщинах в некоем снисходительном тоне (вероятно, Анжелика имеет в виду высказывание о «конституции не под женщину». — Прим. редакции). Но в то же время посмотрите, кто окружает Лукашенко, кто его ближний круг? Кочанова, Ермошина, Эйсмонт и еще несколько всем известных див. В кругу женщин, думаю, он чувствует себя в безопасности.

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Анжелика Агурбаш (@angelicaagurbash)

— В 1988-м году вы выиграли первый в Беларуси конкурс красоты «Мінская прыгажуня». Следите за подобными конкурсами сейчас? Знаете кого-то из финалисток «Мисс Беларусь»?

— Не слежу. Да и мой конкурс был «случайным». Хотя меня до сих пор называют первой красавицей страны. Могу смело говорить, что точно являюсь одной из выдающихся и ярчайших представительниц женской части белорусского народа. Думаю, все белорусы со мной согласятся — да и не только белорусы.

Про Ольгу Хижинкову узнала ввиду последних событий («Мисс Беларусь — 2008» и бывшему пресс-секретарю брестского «Динамо» присудили 42 суток ареста. — Прим. редакции). С удовольствием с ней подружусь. Говорят, она очень хороший человек, добрая, милая. Это видно и по тому, с каким достоинством и самоуважением она все выдержала.

Сейчас роль женщины в истории Беларуси — ярчайшая. Светлана Тихановская, Мария Колесникова, Вероника Цепкало — эта тройка вдохновляет меня своим бесстрашием! Мирные женские акции с цветами в руках всегда будут сильнее насилия. И эту силу не сдержать, потому что дух и настроение не задушишь.

«Я сама себя спасала точно так же, как сейчас себя спасает белорусский народ»

— «Я не боюсь Лукашенко. Я вижу его насквозь. Я жила с человеком подобного психотипа личности, только в своей маленькой истории — семье», — поделились со своими поклонниками. И еще отметили: «Я сама себя спасала точно так же, как сейчас себя спасает белорусский народ». Что вы имели в виду?

— Я не понимала, почему в моей жизни выпало такое испытание в виде Николая Агурбаша (Николай Агурбаш — предприниматель. Основатель и президент компании «Мортадель», российского производителя мясных изделий и деликатесов. Анжелика и Николай прожили в браке 10 лет, скандальный развод состоялся в августе 2012 года. У пары есть сын Анастас. — Прим. редакции). Первые пять лет ничто не предвещало беды, потом начались «звоночки».

Всё, что сейчас происходит с Беларусью, для меня как дежавю. Я хорошо знаю тип личности, для которого важнее всего собственное величие, значимость, власть, безграничные возможности. Мне Агурбаш говорил на полном серьезе: «Я твой земной бог».

Он не любил достойных людей рядом, тех, кто интеллектуальнее и духовнее. Он обязательно пытался их подавить.

И жил в придуманной реальности, верил, что делал добро. «Я же ее так люблю, посмотрите, сколько я для нее сделал», — говорил про меня Агурбаш.

Самое главное — невероятная степень оправдания всех своих поступков. Мозг все ситуации выкручивает в свою пользу. Сначала тебя «мягко» давят, убеждают, а если не соглашаешься — начинают душить, если и это не помогает — «дубасят», а потом — уничтожают. Других вариантов нет. Я ушла на фазе, когда меня могли убить.

«Если надо, такого мужика в юбке включу, что мало не покажется»

 
 
 
 
 
Посмотреть эту публикацию в Instagram
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

Публикация от Анжелика Агурбаш (@angelicaagurbash)

— Бывшие мужья принимают участие в жизни детей?

— Нет, я сама вырастила своих детей (у Анжелики их трое — Дарья, Никита, Анастас. — Прим. редакции). Это было трудно, прежде всего психологически: вся ответственность на тебе. Всегда говорю, что я мама-пап. Если надо, такого мужика в юбке включу, что мало не покажется. У меня мощная энергетика. Дети чувствуют защиту. А мне комфортно, потому что ни с кем не пришлось делить своих детей. У нас потрясающая семья и фантастические отношения. Я счастливая женщина. Толковые дети — большой подарок небес. Кто-то говорит, что они даны за все мои страдания.

Дарья (33 года) преподает вокал в колледже Олега Табакова, которым сейчас руководит Владимир Машков. Даша, на мой взгляд, сегодня один из лучших педагогов. Она сама пишет музыку, выступает. Мы часто ходим на ее концерты.

Никита (24 года) окончил университет Боккони (высшее учебное заведение в Милане, выпускающее специалистов в области экономики, юриспруденции и управленческих наук. — Прим. редакции). Он финансист-международник. Уже год работает в швейцарской металлургической компании.

Анастас (16 лет) учится в архитектурном колледже. У меня надежная опора и защита в виде моих сыновей. Они выше меня на полторы головы. Рядом с ними чувствую себя девчонкой. А дочка — моя подруга и помощница.

— Вы сейчас в отношениях?

— Мне сложно найти человека, которого я могу увидеть рядом с собой, пустить в свою судьбу. И даже не знаю, смогу ли это еще сделать. У меня нет дефицита в поклонниках. Комплименты, цветы — это не личная жизнь. Я в преддверии, в предчувствии судьбоносного мужчины, который должен появиться в моей жизни.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
4 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
eni.

Сколько у неё мужей было, только официально, сама не помнит….

Scroll Up