Новости / Люди

«Расстрелять нас предлагали только один раз». Владелец барановичского магазина национальной символики – о себе и своем бизнесе

12.01.2021, 9:18  / remove_red_eye 35496   / chat_bubble6

Юрий Казакевич – довольно известная личность в Барановичах. Четыре года назад он открыл в нашем городе магазин одежды и сувениров с национальной символикой, а до этого, будучи уже сформировавшимся, как он сам говорит, оппозиционером, стал одним из лидеров общественного объединения «Движение «За свободу». С чего все начиналось, как на выручку магазина и предпочтения горожан повлияли выборы-2020 и становится ли все белорусское модным, Юрий Казакевич рассказал Intex-press.

«Расстрелять нас предлагали только один раз». Владелец барановичского магазина национальной символики – о себе и своем бизнесе

Юрий Казакевич. Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О детстве и уроках «мовы»

Никак не могу ощутить, что мне 57. Даже больше – 57 с половиной. К «50» я уже как-то привык, а к «57» пока не могу.

Родился я на крайнем Севере, в городе Норильске. А все мои предки из Ляховичского района, из деревень. Вся отцовская линия из Грушевки, где расположено родовое поместье Тадеуша Рейтана. То есть они теоретически могли сено косить на его полях.

Домой, в Беларусь, наша семья вернулась в 1978 году. Мне тогда было 15 лет.

Советские времена позволяли не изучать в школе «мову», если приезжаешь из другой страны. И я, как всякий нормальный лоботряс, на законных основаниях прогуливал уроки белорусского языка и литературы.

Об отсутствии работы и денег

Окончил 10 классов. Работал шофером на грузовике: год – на автокомбинате, года четыре на БПХО. Когда началась перестройка, перебивался непонятно чем. Как и все. Работы не было, денег тоже. В те времена бытовал анекдот: встречаются два бизнесмена, один другому говорит:

– Есть вагон угля, по хорошей цене отдам. Будешь брать?

– Конечно.

И разбегаются. Один побежал искать деньги, а другой – вагон угля.

Примерно так мы и жили много лет. Я долго работал таксистом.

О первом впечатлении от первого президента

От идеи национального самосознания тогда я был очень далек. Мне было чуждо все белорусское, я был воспитан в духе комсомола, поэтому в событиях 1994–1995 годов я не участвовал. Но интересный факт: когда я впервые увидел первого президента Беларуси по телевизору (это было еще во время предвыборной кампании 1994 года), у меня сразу же резко, на подсознательном уровне, возникло непринятие этого человека. Сложилось все: и его манера разговора, и эмоциональный посыл, который от него исходил. И в течение следующих лет это ощущение только усиливалось.

Потом к этому мнению добавились и аналитические выводы.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Об оппозиции и нелюбви к этому слову

В 2000-х годах я пытался заниматься разными видами бизнеса. Была мелкая торговля, организация свадеб и других праздников.

Где-то с 2005 года совершенно осознанно стал противником действующей власти. Правда, много лет это было на уровне бухтения на кухне. На выборы я никогда не ходил. Был только один раз – в 2006 году, когда была «Плошча», когда Милинкевич участвовал, Санников. Я тогда голосовал за Милинкевича, так как увидел в нем интеллигента, умного человека.

В 2014 году, когда в Украине случился Майдан, очень многие люди окончательно определились со своими взглядами, и я в том числе. Тогда я уже был вполне созревший оппозиционер. Хотя не люблю это слово: мне кажется, в Беларуси слово «оппозиционер» носит деструктивный характер. А у нас в оппозиции как раз совсем не деструктивные люди. Наоборот – они позитивные. Если кто-то и бывает резок, то это вынужденно.

Примерно с 2015 года я стал активно искать людей, которые разделяют мою точку зрения на происходящее в Беларуси, готовы что-то делать, чтобы изменить ситуацию, чтобы Беларусь шла по европейскому пути развития, а не по азиатскому.

Уже тогда я четко понимал, что нам необходимо национальное возрождение: разговаривать на «мове», любыми способами пробуждать у людей забытое чувство национального самосознания. К тому времени я уже знал историю своих предков и понимал, что я – это Беларусь, а Беларусь – это я.

О движении «За свободу»

Где-то в 2015 году Статкевича в очередной раз выпустили из тюрьмы, и в октябре он каждую неделю собирал митинги в Минске на площади Свободы. Третий или четвертый был посвящен недопуску расширения российского военного присутствия в Беларуси. Тогда эта тема была очень актуальной, меня она тоже волновала и волнует до сих пор. Я дня три не находил себе покоя, слонялся по квартире, а потом понял: или я поеду туда сейчас, или не поеду никогда.

На принтере на листе А4 распечатал «Барановичи против чужих военных», сел в машину и поехал. Прикрепил эту бумажку себе к джинсовке и скромно простоял с краю. Меня пофотографировали, взяли интервью, а потом подошли какие-то незнакомые люди. Как позже выяснилось – барановичские. Мы обменялись телефонами, потом в Барановичах встречались.

Так получилось, что несколько человек были из «Движения «За свободу», созданного Милинкевичем на фоне протестов в 2010 году, и посоветовали обратить внимание на это общественное объединение. Я зашел в интернет, прочитал программу, меня все устроило, и я написал заявление о вступлении. Через пару месяцев был областной сбор «Руху» по выборам областного куратора. Не скажу, что я самый замечательный и лучше всех, но так сложилось, что предыдущий координатор по семейным обстоятельствам не хотел больше работать, и выбрали меня. А еще через год был отчетный съезд в Минске. К этому времени, видно, меня чуть лучше узнали, и на республиканском съезде проголосовали за включение меня в Раду.

О том, почему именно магазин

Когда появились магазины Symbal.by, LSTR (торгующие товарами с национальной символикой. – Ред.), стало очевидно, что они отвечают запросам большого количества людей, которые хотят возрождения национальной культуры. Это полностью соответствовало и моим пожеланиям. Тем более какие-то более активные действия тогда проводить было сложно. Хотя что-то я все-таки проводил: БНР-98, БНР-100, День вышиванки… Но во всем этом вращались одни и те же люди, их было не так много и этого было недостаточно. И я решил, что для пробуждения национального самосознания надо делать как Symbal.

Мы смотрим в будущее, и нам очень важно, чтобы молодые люди внедрялись в эту тему. А влиять на молодых людей, даже политически не ангажированных, очень удобно через моду. Надо просто сделать так, чтобы белорусское стало модным.

И сейчас я понимаю, что на тот момент открытие магазина «Росквіт» в Барановичах было правильным решением.

О милых открытках и родных сувенирах

Ассортимент «Росквіта» – это одежда и сувениры. Платья, блузки, свитера, свитшоты, льняные изделия, одежда с национальными символами и вышивкой, значки, шевроны, кружки, открытки, поделки…

И все какое-то милое. Думаю, в каком-нибудь книжном магазине тоже можно найти открытки на белорусском языке. Но они какие-то официозные, а у нас более веселые, что ли. И люди на это реагируют. У нас ведь много где продаются белорусские сувениры, даже на заправках. Но там они какие-то скучные, и у меня никогда не возникало желания их купить. А к нам люди приходят и говорят: у вас все какое-то такое родное, спокойное, приятное.

Где делают все, что мы продаем? В основном это частное производство – ИП, ЧУП. Есть частные фирмы, которые солидно зарекомендовали себя в этой сфере, и мы с ними работаем.

Также активно сотрудничаем со Слонимской фабрикой художественных изделий (это к тому, что мы взаимодействуем и с государственными предприятиями).

Если бы вдруг появилось много денег, я с удовольствием открыл бы еще один магазин. В центре города – метров 50–60, дать больше ассортимента, сделать как-то стильно. Но по материальным причинам это абсолютно нереально.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О слезах на глазах 50-летних мужиков

Моей «краме» четыре года. Честно скажу: это не очень сильно отражается на моем материальном положении. Мой жизненный уровень даже снизился по сравнению с тем, что был четыре года назад. Я за это время ни разу не был в отпуске, хотя до этого хотя бы раз в год ездил на море.

Какой-то большой прибыли магазин не приносит.

Но я не ожидал, что услышу так много благодарностей за этот магазин. Причем благодарят самые разные люди, самых разных возрастов – лет от 15 до 85. Что интересно: приходят покупатели, разговаривают на русском языке, а когда им отвечаешь на «мове», они тут же переходят на белорусский и делают это с огромным удовольствием, а потом еще и благодарят за это.

Я видел слезы на глазах крепких 50-летних мужиков, которые покупали маленькую наклеечку с «Погоней».

Бывает и противоположное, когда мы слышим в наш адрес недовольство. Но такое бывает редко. Например, расстрелять нас предлагали всего один раз. Такое пожелание высказала тетушка достаточно почтенного возраста, которую очень сильно раздражал бело-красно-белый флаг.

Так что негативного мало, а положительного много.

Об изменениях в августе

Если анализировать выручку нашего магазина после выборов, то за осень 2020-го она была примерно в два раза выше, чем за такое же время прошлого или позапрошлого годов.

А в августе был просто сумасшедший всплеск спроса. Я не мог даже предположить ничего подобного. У нас сметали наклейки, флажки, майки и вышиванки. В конце августа этот всплеск закончился, но если сравнивать с июнем или июлем, то сейчас интерес к белорусскому выше.

Растет спрос на одежду. Приходит много людей, которые не «задвинуты» на бчб-флаги, далеки от какой-то протестной активности, которые просто хотят купить хорошую национальную одежду. Как они говорят, чтобы можно было ее просто надеть на работу. Кто-то сидит в офисе, кто-то в бухгалтерии… люди хотят в обычной жизни в быту носить белорусскую одежду. И это меня очень радует.

Протестность – это, конечно здорово, но она носит синусоидальный характер. Еще неизвестно, когда она приведет к победе и через что нам придется пройти. А вот устойчивость спроса на белорусские вещи в обыденной жизни показывает, что у людей пробудилось чувство национального самосознания. То самое, чего мы и хотели.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О символике на одежде и авто

Первую свою льняную вышиванку я купил в «Радуге» в 2014 году. Она у меня до сих пор есть, правда, скоро уже будут дырки на локтях, так я ее заносил. И вообще с тех пор я предпочитаю носить одежду с вышивкой.

Когда открыл свой магазин, возможностей стало больше. Два последних года с весны до поздней осени я хожу исключительно в черных рубашках с красной вышивкой. Стало холоднее – надел байку с «Погоней».

Был период, и свой автомобиль я густо оклеил орнаментальными символами: две полосы шли от бампера по капоту, крыше до задних дверей. Смотрелось классно, но, честно говоря, был небольшой сбой при печати и цвет получился больше розовый, чем красный, и это выглядело так, как будто это – машина, украшенная лентами, которая едет на свадьбу. И я снял орнамент сначала с капота, потом и с задней двери, переклеил на зеркала. Но вообще национальные символы на моем авто в том или ином виде присутствуют.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О штрафах

Штрафовали ли меня? Да. Штрафы – это будни белорусов.

Под первую «административку» по ст. 23.34, которую сейчас справедливо называют народной, мы с Владимиром Гундарем (барановичский активист. – Ред.) попали в 2016 году. На День Воли мы вдвоем вышли на площадь с плакатами. Не было никаких призывов, так как к этому дню мы относились как к празднику. Денег у нас хватило на 36 белых и красных гвоздик и мы просто раздавали их прохожим на остановке около кинотеатра «Октябрь» и поздравляли людей с 98-й годовщиной БНР. Тогда нам дали по 20 базовых.

Потом как-то мы собирали подписи за придание бчб-флагу статуса культурно-исторической ценности. По закону собирать подписи не запрещено, но по 20 базовых по той же самой статье мы получили.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Третий штраф я получил где-то в 2017 году за поездку в Свислочь на осенние Деды. Там на городском кладбище находятся могилы двух повстанцев Калиновского, и каждый год эти могилы навещают люди. Вот и мы поехали.

Минут 20 побыли на кладбище, а потом организованной толпой (нас было человек 20) прошли до центра города. Это буквально 200 метров. В центре – огромный памятник Калиновскому, а у него за плечами – краеведческий музей, который проводит организованные экскурсии по разработанным маршрутам. Один из этих маршрутов – по местам памяти Калиновского.

Мы постояли около памятника, а потом поехали к мемориальному комплексу, который в 10 км от города. Пофотографировались и уехали. А через пару недель мне звонят из нашего ГОВД и говорят: «Не могли бы вы к нам зайти, так как на вас материал из Свислочи пришел, посмотрим, что они вам шьют». А «шили» участие в несанкционированном массовом мероприятии. И снова 20 базовых. Хотя чем наши действия отличались от экскурсии, проводимой штатным сотрудником краеведческого музея, мне до сих пор непонятно.

А четвертый раз штраф мне дали несколько недель назад. Получил 15 «базовых» за то, что в воскресенье, 27 сентября, имел наглость прогуляться по центру города. Без атрибутики, без лозунгов. Я вообще редко что-то скандирую – у меня голос сразу хриплым становится.

По какому признаку меня отделили людей, которые шли, например, на остановку или в магазин за кормом собакам, я не знаю. Да и вообще какой-то логики в приговорах найти сложно. За одно и то же мероприятие одному дают три «базовых», а другому – 15–40. Хотя цель понятна, конечно же.

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

Фото: Никита ПЕТРОВСКИЙ

О том, что «жыве Беларусь»

Что я думаю о происходящих событиях в Беларуси? Я не буду выставлять оценки, но думаю, всем понятно, что эти события мне небезразличны и по мере сил я в них участвую. Очевидно, что наши люди больше не допустят возврата к старому. Но мы не знаем, когда произойдут перемены, каким образом они произойдут, через что нам придется пройти и сколько из нас доживет до этого времени.

Что-то прогнозировать я не берусь, но, видя то, что в протестах участвуют абсолютно разные люди, разных возрастов и из разных слоев общества, в том числе такие люди, о которых в жизни бы никогда не подумал, что это им может быть интересно, я понимаю одно – «Жыве Беларусь!».

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
6 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Котяра

Молодец, дядька! Так держать!

Scroll Up