Новости / Коронавирус

От «коронавирусного психоза» до «контролируемой ситуации». Как менялась риторика Лукашенко по ходу пандемии COVID-19

9.01.2021, 10:53  / remove_red_eye 1466   / chat_bubble1

С самого начала пандемии Александр Лукашенко постоянно и активно продвигал одну и ту же повестку: опасность коронавируса преувеличена, коронавирус — прежде всего экономическая проблема, а выбранная им стратегия по борьбе с коронавирусом – правильная. За прошедшее время, даже по официальной статистике, число зараженных превысило 200 тысяч, а количество умерших перешагнуло за 1400. Как при этом и для чего менялась риторика президента, проанализировала Intex-press.

От «коронавирусного психоза» до «контролируемой ситуации». Как менялась риторика Лукашенко по ходу пандемии COVID-19

Фото: БЕЛТА

Ирония и лицедейство

В начале весны, когда в стране регистрировались единичные случаи коронавируса, в заявлениях Александра Лукашенко преобладали идеи о том, что ничего страшного не происходит и нельзя поддаваться панике.

Всякое в жизни бывает, но главное – не паниковать. Потому что я больше всего боюсь, что люди заболеют психозом… От психоза будут остальные болезни, – говорил Александр Лукашенко.

А его на грани шутовства высказывания о лучших способах профилактики – водке, сауне и работе в поле – широко цитировались мировыми СМИ.

Приятно смотреть по телевизору – люди на тракторе работают, никто не говорит про вирусы. Там трактор вылечит всех, поле всех лечит, – сказал президент во время кадровых назначений 16 марта.

При этом Александр Лукашенко в перерыве хоккейного матча 28 марта, чтобы показать свою крутизну, а заодно подчеркнуть слабость других мировых лидеров, уверенно заявил, что «здесь нет вирусов никаких, я его не вижу», и самым лучшим антивирусным лекарством назвал спорт.

А во время совещаний, поездок на предприятия и в регионы ни сам Лукашенко, ни сопровождающие его лица не использовали никаких защитных средств (например, масок), как бы демонстрируя всем личное бесстрашие. Такое поведение президента, по словам политического обозревателя Александра Класковского, оказывало демобилизующее воздействие на белорусское общество, насаждая в нем беспечное, легкомысленное отношение к угрозам, которые несёт для жителей страны коронавирус.

И хотя Лукашенко говорил о коронопсихозе, не замечать проблему он не мог. Особенно когда в Беларуси появились первые смерти.  

Сами виноваты

Хотя с подачи Лукашенко власти избрали привычный для себя способ приписок и утаиваний в борьбе с пандемией и её жертвами, начав неукоснительно ему следовать, первые смерти заставили президента заняться словесной эквилибристикой.

Так, в конце марта, когда заговорили о всплеске коронавируса (в том числе и среди врачей) в Витебске, президент заявил, что врачи сами виноваты — не приняли необходимых мер предосторожности.

Мы ведь отвлекаемся на их лечение. Эти врачи должны лечить пациентов, а мы их лечим. Они, слава богу, крепкие люди. Но это негоже, когда врач пренебрегает элементарными мерами, – сказал президент.

Настоящим шоком, по словам Александра Класковского, для большинства белорусов стала реакция президента на первые случаи смертности больных COVID-19.

— Такие пренебрежительные слова Лукашенко о первых умерших, в том смысле, что они сами были виноваты, кто-то таскался по улице, второй, дескать, весил 130 килограммов и имел букет болезней, что послужило причиной смерти и так далее, я думаю, покоробили многих людей, — пояснил Александр Класковский в комментарии для Intexpress.

При этом сам президент продолжал чувствовать себя весьма уверенно. Поскольку жертвы коронавируса можно было запросто списать на различные сопутствующие заболевания – пневмонии, онкологию, сердечные заболевания.

Люди боятся. Поэтому я им хочу сказать следующее: у нас в стране не умер ни один человек от коронавируса. Ни один! Они умерли от букета хронических болезней, которые у них были, – подчеркнул 13 апреля Александр Лукашенко.

А раз у нас от коронавируса не умирают, то в Беларуси широко отметили Пасху, а затем провели республиканский субботник с более чем 2 млн работниками. В конце мая в День Победы в Минске состоялся и парад, привлекший множество зрителей. На эту тему Лукашенко высказался на совещании по мероприятиям ко Дню Победы и эпидситуации:

Надо помнить, что те люди (участники войны. — Ред.) умирали, может быть, и от вирусов, других болезней. Но они это не ощущали порой и об этом не думали. И умирали они ради нас, как бы это пафосно ни звучало. И подумайте, что скажут люди. Может, не сразу, через день, через два после этого, – скажут, что испугались.

Но, по мнению Александра Класковского, такие действия Александра Лукашенко, лишенные смысла и граничащие с безрассудством и преступлением, ставящим жизнь людей под угрозу, ничем не были оправданы. Но они целиком и полностью укладываются в логику поведения Лукашенко, парадигму его картины мира.

И тут грянули выборы

Официальная риторика Лукашенко, в которой изначально преуменьшались риски COVID-19 для здоровья, начала меняться с началом президентской выборной кампании, когда невооруженным глазом стало заметно, как белорусы активно подписываются против Лукашенко.

Даже те, кто относился к так называемому твердому электорату Лукашенко, например, люди пожилые, не с блестящим здоровьем, в июне после объявления президентской кампании стали массово подписываться за альтернативных кандидатов, – пояснил Intexpress политический обозреватель Александр Класковский. — Одной из причин таких действий была как раз неудачная политика Лукашенко в отношении коронавируса, которая снизила его популярность и подняла такие оппозиционные настроения, так сказать политизировала людей.

По мнению Александра Класковского, именно весенняя риторика властей дала белорусам ясное понимание, что на государство нечего надеяться, и они стали самоорганизовываться, создавать различные волонтерские инициативы.

— Эта консолидация общества проявилась вскоре и в ходе протестов, — поясняет политический обозреватель. — Власти невольно подтолкнули людей к такому формированию горизонтальных связей, взаимной поддержки, пробуждения чувства солидарности среди людей, которые потом помогали им активно протестовать.  

Коронавирус увидели

Во вторую волну коронавируса, начавшуюся в Беларуси в сентябре, тема коронавирусного психоза, впервые озвученная Лукашенко в марте, вернулась в повестку дня. Неожиданно президент становится противником массовых мероприятий. Так, был отменен запланированный на 25 октября масштабный митинг в Минске в поддержку властей. Среди причин отмены мероприятия назван и коронавирус. Однако коронавирусных опасений не было в начале той же недели, когда для участия в провластном мероприятии пожилых людей, в основном ветеранов, массово свозили в центр Минска на автобусах.

При этом обвинение протестующих в распространении коронавируса стало частью риторики президента. 

— Я еще думаю: если бы мы с этими протестунами по Минску по улицам не тягались, была бы совсем другая ситуация, — утверждает Александр Лукашенко.

Эпидемиологическая ситуация при этом начинает использоваться властями произвольно для различных точечных запретов и ограничений – недопущения адвокатов к подзащитным, времени приёма передач в СИЗО, недопуска на суды над протестующими тех, кто пришёл их поддержать.

Кроме того, президент при посещении 6-й больницы Минска и впервые за все время пандемии появившись на публике в медицинской форме и защитной маске, признал, что коронавирус перестал быть только медицинской проблемой:

 Это уже не просто ваша (врачей. — Ред.) проблема, это уже политическая, экономическая болезнь. Если надо отгородиться от кого-то – закрывают границу под видом ковида, если кто-то на кого-то хочет надавить политически – используют ковид.

И, как бы в продолжение президентских  слов, с 1 ноября закрывается въезд для иностранцев на территорию Беларуси из-за распространения COVID-19.

Дальше – больше. С 5 по 16 ноября в белорусских городах, районах и областях постепенно стал вводиться обязательный масочный режим, а его несоблюдение может повлечь за собой административное наказание, возложенное на руководителей организаций. А с 21 декабря Александр Лукашенко принимает решение закрыть и выезд из страны через наземные пункты пропуска, причина – все та же борьба с пандемией. Хотя закрытие границы именно на выезд, а не въезд противоречит первоначальной тактике и высказываниям Александра Лукашенко во время первой волны COVID-19.

Но Александр Класковский считает, что смена его риторики и показная забота решают пропагандистские задачи.

Я думаю, что белорусские протесты стали для Лукашенко уроком, он осмыслил какие-то вещи и, скорее всего, понял, что весной дал большую промашку, выбрав такую линию поведения. Поэтому или он сам, или с помощью каких-либо политконсультантов, пиарщиков выработал другую линию поведения, — поясняет политический обозреватель. — Сейчас Лукашенко демонстрирует подчеркнутую заботу и участие по отношению к больным и медикам. Но, мне кажется, что эта корректировка политического курса и риторики запоздали, потому что он уже себя дискредитировал своими весенними высказываниями, бравадой и непродуманными действиями. Я думаю, что сейчас любые пиар-ухищрения уже не могут поднять рейтинг Лукашенко, потому что мало осталось тех, кто верит в искренность его высказываний и действий. А его словесная мимикрия к меняющейся ситуации с пандемией носит приспособленческий характер.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
eni.

Во многом виновата власть. И в остальном тоже.

Джонни Депп

Scroll Up