Новости / Люди

«Скрутил в ИВС БЧБ флаг из одеяла». Лидер протестов на барановичском авиазаводе – об аресте, увольнении и поддержке коллег

18.12.2020, 10:30  / remove_red_eye 7926   / chat_bubble5

После президентских выборов 9 августа жизнь многих белорусов разделилась на «до» и «после». Но если «до» сегодня ассоциируется с масштабными оппозиционными предвыборными митингами, впервые за много лет проходившими в городе, и проявленной слабиной режима Лукашенко, то «после» – с нарисованной победой, отсидкой и репрессиями… Житель города Барановичи Игорь Федоров рассказал Intex-press о том, как он на своем собственном примере испытал, что значит искать правду в современной Беларуси.

«Скрутил в ИВС БЧБ флаг из одеяла». Лидер протестов на барановичском авиазаводе – об аресте, увольнении и поддержке коллег

24 августа. Суд над работниками авиазавода не состоялся: дела отправили на доработку. Игорь Федоров еще не представляет, через что ему предстоит пройти. Фото: Татьяна МАЛЕЖ

Жизнь до выборов

Игорь Федоров работал в ОАО «558 Авиационный ремонтный завод» семь лет. Мужчина говорит, что за действующую власть никогда не голосовал, всегда кто-то другой выглядел для него привлекательнее.

– Но если раньше я думал, что людей с такой позицией, как у меня, мало, и дальше кухонных разговоров дело не шло, – рассказывает Игорь Федоров, – то накануне нынешних выборов и, главным образом, после них я понял: нас большинство и мы хотим нового президента.

Тут спокойная жизнь Игоря Федорова и закончилась. Он, как и многие, участвовал в мирных акциях протестов. Вместе с другими активными работниками авиазавода Игорь несколько раз был привлечен к административной ответственности за участие в несанкционированных массовых мероприятиях. Он собирал подписи коллег под открытым письмом к председателю Барановичского горисполкома Юрию Громаковскому. И власть ответила.

«Увольняют незаменимых, что говорить обо мне»

Сегодня у Игоря Федорова за плечами уже четыре судебных заседания, штрафы в общей сумме на 23 «базовые» – 621 рубль, семь суток ареста и увольнение. И это всего-то за чуть более трех месяцев после выборов. Сам Игорь прекрасно понимает, что все это из-за его активной гражданской позиции.

Сначала, в порядке хронологии, у Игоря были суды из-за акций протеста, на которые он с другими работниками авиазавода выходил в свой обеденный перерыв.

Потом отсидка в ИВС за акцию памяти Романа Бондаренко и увольнение. А далее, «на сладенькое», суд из-за неуплаты штрафа и за сбор подписей под открытым обращением к Юрию Громаковскому.

Новость об увольнении горожанин воспринял спокойно, «понимал, на что идет». После акций протеста Игорь ушел в отпуск, а выйдя, получил уведомление об увольнении в связи с непродлением контракта с 1 декабря.

– В стране увольняют незаменимых врачей, выгоняют чемпионов мира из сборных, так что говорить о простом инженере-механике, – рассказывает Игорь.

Но вот что греет Игоря сегодня и за что он благодарен своей, теперь уже старой, работе, так это поддержка его коллектива.

– Это дорогого стоит, – считает Игорь.

«Платят чешские кукловоды»

Еще одной школой жизни Игорь Федоров считает семь суток ареста, полученных за то, что вместе с коллегами вышел почтить память погибшего в Минске Романа Бондаренко. По словам Игоря, собравшихся было человек восемь, но сделать они практически ничего не успели: спустя полторы минуты после того, как собрались у проходной, приехала милиция.

– Пока мы общались с одним милиционером, второй позвал нас в автозак. А после беседы с милиционером нас вызвали на проходную, – рассказывает Игорь Федоров. – Я, предчувствуя недоброе, предупредил друга о том, что если не выйду на связь, то, скорее всего, меня забрали. Так и случилось: с проходной меня увезли в ИВС.

О том, что останется в ИВС надолго, Игорь понял, когда его попросили снять шнурки и сдать личные вещи. В кармане у Игоря были деньги, которые ему собрали коллеги на оплату штрафа.

– Я подумал, когда при оформлении увидят деньги, пригласят ОНТ и БТ и скажут «смотрите, платят все-таки чешские кукловоды», – говорит мужчина. – Но деньги описали и передали представителю отдела принудительного исполнения на оплату штрафа, который у меня не был погашен.

Игорь рассказывает, что в ИВС было комфортно, но холодно. В камере с ним сидели его коллега и дедушка, которого задержали за кражу. В камере они друг друга поддерживали и ко всему старались относиться с юмором. А один раз даже умудрились скрутить БЧБ-флаг из одеяла.

– Моему коллеге выдали одеяло с одной стороны красного, с другой – белого цвета. В один из дней мы минут за пять до утренней проверки подвернули одеяло в БЧБ-флаг. Начальник смены не оценил шутку и потребовал его убрать, – вспоминает Игорь. – А еще из окна камеры был виден авиазавод. И когда утром в моем отделе загорались окна, мы понимали, что уже около 8 утра. Значит, скоро завтрак.

А свое четвертое, на сегодня – крайнее судебное заседание по политическим мотивам с предсказуемым наказанием – штрафом в три базовых, Игорю пришлось перенести из-за сбора подписей под письмом к председателю горисполкома.

«Взгляды не изменились»

Игорь Федоров говорит, что сейчас он активно ищет работу. Мужчина отправил заявку на фонд оказывает помощь и поддержку тем, кто лишился работы по политическим причинам, и оттуда ему прислали рекомендации, куда обратиться, чтобы получить переподготовку, трудоустройство и начать изучать иностранные языки.

– Сейчас я рассматриваю работу в сфере логистики, хочется больше общаться с людьми, – рассказывает горожанин.

Несмотря на все трудности, которые пришлось перенести Игорю, он не отчаивается и старается на все смотреть с позитивом.

– Мои взгляды на ситуацию в стране еще больше укрепились, – говорит житель города Барановичи Игорь Федоров. – Сегодня я вижу, что большинству надоело просто ждать и терпеть, когда сложатся условия, в которых можно не только выживать, но и радоваться жизни. И хоть я сейчас и безработный, могу сказать, что ни о чем не жалею.

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
5 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
eni.

Вагонные споры — последнее дело
Когда больше нечего пить
Но поезд идёт, бутыль опустела
И тянет поговорить…

Scroll Up