Новости / Коронавирус

«Если бы перевели в Минск раньше, возможно, вылечили бы». Житель Барановичей – о том, как COVID-19 убил его отца

25.11.2020, 17:01  / remove_red_eye 6334   / chat_bubble2

Отец жителя Барановичей Романа умер от коронавируса. Крепкий активный мужчина сгорел за полтора месяца, не дожив нескольких дней до своих 52 лет. Прокручивая в голове события тех дней, сын не может избавиться от мысли, что его отца могли бы спасти, если бы раньше поставили диагноз и госпитализировали.

«Если бы перевели в Минск раньше, возможно, вылечили бы». Житель Барановичей – о том, как COVID-19 убил его отца

Фото: pixabay.com

О том, что в Беларуси люди не только болеют коронавирусом, но и умирают от него, не хотят говорить не только официальные инстанции, но и родственники тех, кого убил этот вирус. А если и соглашаются на разговор, то только на условиях анонимности. Вот и мама Романа, который в июне похоронил своего отца, умершего от COVID-19, тоже была против того, чтобы он рассказывал об их семейном горе. Но мужчина все-таки решил предать свою историю огласке, чтобы люди понимали, насколько коварным может быть этот вирус, и берегли себя и окружающих. Правда, попросил обойтись без фото, имен и фамилий.

Лечился от рака, заболел коронавирусом

Отец Романа всегда вел активный образ жизни. Любил спорт, велопрогулки и ответственно относился к своему здоровью. Поэтому когда в декабре прошлого года при прохождении планового УЗИ врачи заподозрили у него онкологию, он сразу же прошел полное обследование, которое показало, что заболевание находится на самой ранней стадии и его можно контролировать.

– Отец и не знал, что у него есть какие-то заболевания. Случайно все обнаружилось. Он сначала волновался по этому поводу, но, поговорив с врачами, успокоился. Наоборот, все удачно складывалось: заболевание вовремя обнаружилось, ничего не затягивали, надо было наблюдаться. В качестве варианта предложили терапию в Бресте, – рассказывает Роман.

Лечение, по словам Романа, было очень щадящим, и отец его хорошо переносил.

– Приезжает человек, ему ставят капельницу, и через пять-шесть часов он уезжает. Все хорошо проходило, он сам на эти капельницы ездил, после них спокойно на работу ходил, никаких проблем не было, – вспоминает сын.

Первую капельницу отцу Романа поставили в январе, когда эпидемия коронавируса только начиналась в Китае. А последнюю, третью, делали в мае, когда эпидемия уже вовсю бушевала в Беларуси.

– Если уже курс начинаешь, останавливаться нельзя. Первые две процедуры мы успевали: не было жесткого масочного режима, туда и обратно на машине – минимум контактов. А когда уже третью процедуру делали, был карантин. По срокам мы посчитали, что примерно тогда он и заразился, – говорит Роман.

«Будьте спокойны, никакого ковида нет»

Где-то через две недели после последней процедуры у отца Романа поднялась температура. Родные забеспокоились: в городе бушует ковид, а у мужчины, пусть и на ранней стадии, но онкология.

– Вызвали врача. Объясняем, что человек недавно вернулся из больницы, где получал такое-то лечение, что температура держится третий день и не сбивается. Она послушала: «Будьте спокойны, никакого ковида нет», – вспоминает Роман.

Но его отцу лучше не становилось.

– Вызвали один раз «скорую», она приехала, но в больницу отца не забрали. Второй раз нам вообще сказали, что не поедут, мол, вызывайте своего терапевта. Только после того, как отец позвонил в милицию и сказал, что ему не оказывают помощь, его отвезли в больницу, где буквально через 40 минут поставили диагноз «пневмония», – говорит Роман.

В палате, где лежал отец, по словам Романа, «был постоянный конвейер ковидных людей». У мужчины тоже подтвердился коронавирус, но чувствовал он себя поначалу неплохо.

– Казалось, он пошел на поправку. В какой-то момент его уже готовили к выписке. Но в день, когда должны были выписывать, у него снова поднялась температура. Врачи сказали потом, что это было мнимое улучшение, – вспоминает сын.

Получилось так, что лечение, которое должно было спасти от одной смертельной болезни, ослабило иммунитет и стало катализатором для развития другого опасного заболевания.

«Все было стабильно плохо»

После того, как температура вновь стала подниматься, у отца Романа постепенно стал падать уровень кислорода. Врачи давали один антибиотик, второй – не помогло. Мужчина стал слабеть, появилась одышка, ему стали давать кислород, потом приняли решение перевести в реанимацию. С этого момента, говорит Роман, для него началось самое сложное и страшное время.

– В реанимации отец находился больше недели. Но ему не становилось ни лучше, ни хуже: стабильно было плохо. Мы спрашивали, может, купить что-то нужно, привезти? Нет, говорили нам, всего хватает. Тогда, может, перевести его куда, в тот же Брест? Там еще хуже, много людей, отвечали нам. Так продолжалось до того момента, пока мать не позвонила мне на работу и не сказала: «Рома, если мы сейчас что-то не начнем делать, батя помрет в больнице», – вспоминает сын.

Роман говорит, что после этого звонка поднял на ноги всех своих знакомых и добился того, чтобы отца перевели в Минск. Правда, это не помогло.

– Через сутки после перевода в Минск его подключили к ИВЛ и ввели в искусственную кому. А через неделю он умер. Когда мы разговаривали с заведующим отделением, он сказал, что отец изначально поступил в плохом состоянии. Если бы его перевели в Минск раньше, вполне возможно, его вылечили бы. А может быть, и нет, никто этого не знает, – рассуждает Роман.

«Прибавка на Русино сумасшедшая»

В смерти отца Роман никого не винит и считает, что барановичские медики сделали все, что могли. Но уверен, что тот информационный вакуум, который они и их коллеги создали вокруг ситуации с коронавирусом, только усугубляет ситуацию.

– Если бы нам сказали: улучшений никаких нет, давайте попробуем подключить к ИВЛ, перевести… Можно было бы что-нибудь сделать. Или хотя бы я знал, что мы реально сделали все, что смогли, – говорит Роман. – Конкретно к отдельным врачам у меня на самом деле претензий нет. Претензии у меня именно к системе здравоохранения. Взять хотя бы ту ситуацию, которая складывается сейчас. Столько времени было, чтобы проинформировать людей. Но зачем? Это у нас не положено. Полный информационный вакуум.

По словам Романа, ситуация с ковидом в нашем городе и стране куда серьезнее, чем ее пытаются представлять официальные инстанции. Поэтому он советует горожанам не игнорировать маски и беречься.

– Когда мы хоронили отца, сектор на кладбище только начинался. Большой пустой квадрат — и до забора, как до горизонта. А когда приехали в начале ноября на поминальный день, там чуть ли не все уже захоронено было. Прибавка на Русино за этот период просто сумасшедшая. Никогда не видел, чтобы так копали могилы. Это очень впечатляет. Думаю, смертность у нас в городе очень большая, – резюмирует он.

Читайте также: 

«Верила: если родила в 40 лет, то и с коронавирусом справится». Барановичская акушерка умерла от COVID-19

«Живем по Дарвину: выживает сильнейший». Как жительница Барановичей добивалась теста на COVID-19

«Женщина, ну хотите, я вам маску куплю?» Что изменилось в Барановичах после введения масочного режима

Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Котяра

Ну как тут не верить официальным цифрам, что на всю страну ежедневно умирает лишь несколько человек!