Новости / Протесты

«Сейчас я не докажу. Но мы поменяемся местами». Задержанный на чаепитии в Боровках написал заявление о насилии и краже

14.11.2020, 11:09  / remove_red_eye 14440   / chat_bubble8

В 2012 году житель Барановичей Александр Клочко был в комиссии на выборах в парламент, до этого – в комиссии на президентских выборах. А в 2020-м стал одним из героев барановичских протестов. Мужчина рассказал Intex-press, что заставило его пойти против системы, как развивались события во время и после его задержания и почему он решил отстаивать свою правду даже будучи уверенным, что ничего не добьется.

«Сейчас я не докажу. Но мы поменяемся местами». Задержанный на чаепитии в Боровках написал заявление о насилии и краже

Александр Клочко. Фото: Людмила СТЕЦКО

Предыстория

Я был в избирательных комиссиях десять лет, до 2012 года, по-моему. В фальсификациях я не участвовал, но видел, как все происходило. Как высыпают урны, а там – стопки сложенных бюллетеней. Но тогда за Лукашенко объективно было большинство.

Последней каплей для меня стал коронавирус. Весной у меня заболел дедушка. И когда я столкнулся с тем, что все скрывается, что меня держат за дурака и говорят, что все хорошо, хотя я вижу другое, решил, что поеду в августе в Минск и выскажу свое несогласие.

Я был 9 августа на Машерова. Видел, как автозак наехал на человека, как у парня под ногами взорвалась граната, хотя единственным «оружием» всех мирных людей, которые там находились, были белые ленточки на руках и мобильные телефоны…

Задержали меня впервые 8 ноября в Боровках.

«Вел себя, как истеричка»

Из социальных сетей я знал, что в Боровках люди каждый день собираются, обсуждают разные вопросы, в том числе тему политики. Поэтому, посмотрев 8 ноября видео с минских акций, где задержали очень много людей, я решил приехать вечером в Боровки.

Там уже собрались жители нашего города. Пили чай. Один из парней рассказывал, как его задержали в центре с банным веником в руках, но потом отпустили, потому что у него с собой были все принадлежности для бани.

В это время подъехала машина ГАИ, сделала круг и уехала. Видимо, «разведка» была такая. А минут через 5–10 появился бежевый автобус, из которого вышли человек 15 в обмундировании и балаклавах. С ними был один человек в гражданском, худощавый, на лице маска.

Высокий мужчина (я так понимаю, их командир), который не представился, довольно корректно попросил людей разойтись. Кто-то из женщин спросил (видно, не первый раз приходилось): «Как обычно, до 10 вечера?» Он ответил: «Нет, я даю вам пять минут».

Тут подскочил человек в гражданке и начал угрожать людям, запугивать. Он вел себя, как какая-то истеричка. Чувствовалась агрессия и ненависть к тем, кто не разделяет государственную идеологию.

Все стали расходиться. Хотя причина, по которой мы должны разойтись, не была озвучена. Мне не хотелось, но я тоже начал отходить. На ходу сказал одному сотруднику: «Вы не правы». Он, мол, ах, так – пройдем. Взял меня за локоть (я не сопротивлялся), и мы вернулись на то место, откуда я ушел.

«Спокойно прошел с ними к автобусу»

Я стоял с поднятыми руками. Вдруг человек в гражданском резким движением сорвал у меня с головы капюшон. В другой ситуации я бы, наверное, ударил за такое, но я просто спокойно стоял. А когда сотрудник милиции сзади ударил меня дубинкой по ногам, даже мысленно усмехнулся, потому что не понимал, зачем это было нужно.

Если они хотели как-то напугать меня или причинить мне боль, то не вышло. Наоборот, для меня поступок этого человека – проявление слабости с его стороны. Я спросил: «Зачем вы меня бьете? Я не оказываю сопротивления». После этого меня никто больше не трогал.

Синяк от дубинки на ноге Александра. Фото: личный архив

Синяк от дубинки на ноге Александра. Фото: личный архив

Вообще, я физически ни с кем не контактировал. И это очень важно, потому что мне все-таки вменили неповиновение. Что я брыкался, упирался, не хотел идти. На самом деле я спокойно прошел с ними к автобусу. Меня даже не держал никто.

«Спросили, чего мне не хватает»

В автобусе мне посветили в лицо фонариком и начали задавать вопросы. Как зовут, семейное положение, есть ли дети. Потом спросили, сколько я выпил. Я сказал: полстакана чая. Потом спросили, чего мне не хватает. Справедливости, говорю. «Нашел?» – был вопрос. «Ищу», – ответил я.

Мне надели капюшон, пригнули голову. Мол, сиди так. Честно скажу: на каком-то эмоциональном уровне я ждал, что вот сейчас получу дубинкой по затылку или по спине, ведь никто не видит, и потом я ничего не докажу. Но ударов не последовало. А еще я вспомнил поговорку «не сидел в 2020-м – не белорус» и подумал, вроде все правильно… Белорус я, короче.

Перед тем, как меня посадить в автобус, кто-то дал команду меня обыскать. У меня с собой были деньги (забыл выложить): 170 рублей фирмы, 80 рублей, которые моя мама дала на обучение сыну, и еще около 70 рублей моих. И во время обыска я при всех озвучил: аккуратно, у меня с собой деньги. Но когда из автобуса меня сопроводили в УАЗик и вернули мне личные вещи, ни одной купюры уже не было, одни монеты.

«Ты ничего не докажешь»

В ГОВД мужчина – как я понял, главный над теми, что меня привезли, сказал: если бы не деньги, он бы установил мою личность и отпустил бы. Но деньги были, к тому же не мои. Плюс меня ударили дубинкой. Я так понял, что эти два фактора и повлияли на то, что у меня «получилось» неповиновение.

Когда приехали остальные и услышали про деньги, один из них с наездом стал говорить, мол, это клевета, ознакомьте его со статьей за дачу ложных показаний, у тебя сопротивление, а нас 15 человек свидетелей, ты ничего не докажешь. А я стоял и думал: вас хоть 100 человек будет, я-то знаю, что не сопротивлялся.

Тогда я не знал, что видео снимали. Но меня грела мысль о том, что люди могли видеть, как меня задерживают.

«Свидетельствовал против, но вел себя по-человечески»

В ИВС я попал в ночь с 8 на 9 ноября. Вечером 9-го пришел участковый, составил протокол. Он мне сказал, что деньги я не найду.

Суд был назавтра по скайпу. От знакомых я был наслышан, что Кмита – самый жесткий судья. Но у меня процесс прошел довольно мягко. Он зачитал рапорт, я рассказал свою версию, после вызвали трех милиционеров. Все они называли свои настоящие фамилии. Я был в шоке, если честно, потому что это такая подстава: по сути, три сотрудника милиции взяли на себя дачу ложных показаний. Все они говорили, что я сопротивлялся, не хотел уходить, хотя на видео, которое появилось в соцсетях, видно, что я отошел.

Александр Клочко. Фото: Людмила СТЕЦКО

Александр Клочко. Фото: Людмила СТЕЦКО

Несмотря на то, что тот милиционер, который принимал меня, свидетельствовал против, он все равно вел себя по-человечески, и для меня остается человеком. В отличие от того, что был в штатском.

Судья прочитал, что я был в избирательных комиссиях. Не знаю, зачем он это озвучил и где взял эту информацию, но я так понял, он был удивлен, ведь туда лишь бы кого не брали. В конце он спросил, как я оцениваю слова сотрудников милиции. Я ответил: «Вы прекрасно понимаете, что и сотрудники милиции, и я – заинтересованные лица. Но, думаю, если бы нашлась видеозапись моего задержания, она бы подтвердила мои слова».

Судья сказал: «Виновен, 10 базовых».

«Когда человек просто гуляет, и его задерживают – это неправильно»

Накануне моей поездки в Минск 9 августа у меня был разговор с близкими. Меня просили не ехать, говорили, что я – эгоист, что я все равно ничего не решу. Но я как мыслю: что будет, если все поедут? Все изменится! А если побоятся и ничего не сделают? Все останется так же или станет еще хуже!

 

Сообщение, которое получил Александр от сына

Сообщение, которое получил Александр от сына.

Когда я вышел из ИВС, мой десятилетний сын написал мне в «Вайбере», что гордится тем, что носит фамилию «героя Боровков». Меня очень воодушевило, что на следующий день после моего задержания на то же место в Боровках пришло не 20–25 человек, а под 50. Что своим поведением я вызвал у людей желание сказать «вы не правы» этому режиму и ситуации, которая происходит. Система наказаний теряет свою значимость, когда человек, которого наказывают, не получает общественного порицания.

Но я за мирные мероприятия. Когда человек взял палку – да, он преступник. Но когда он просто хлопает в ладоши, стоит или гуляет и его задерживают – это неправильно.

«Хочу зафиксировать все эти вещи»

Задача этой системы – сломать людей, чтобы они молчали. Но не надо бояться говорить о том, что происходит. Гласность – это самое важное сейчас. Я понимаю, что в отношении меня может быть какой-то прессинг. И понимаю, что сейчас я ничего не докажу и не добьюсь. Но я хочу зафиксировать все эти вещи. Поэтому написал заявление о пропаже денег и о том, что меня ударили дубинкой. Потому что пройдет месяц, два, год – и мы поменяемся с этими людьми местами. И уже не они будут обвинителями: они будут сидеть на моем месте и отвечать за то, что сделали.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
8 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Slims7777

сколько проблем стране создаёт один человек, людей настраивает друг против друга, милицию замарал по самое не хочу, ушел бы по нормальному и всё…

Scroll Up