Новости / Политика

Российский поэт: Лукашенко давно разлюбили и пытаются выгнать из квартиры, а он: «Подождите, а поцеловать?»

29.09.2020, 15:35  / remove_red_eye 2563   / chat_bubble8

«Давайте оставим белорусам — белорусово, и будем сочувственно в них верить».

Российский поэт: Лукашенко давно разлюбили и пытаются выгнать из квартиры, а он: «Подождите, а поцеловать?»

Лукашенко на МЗКТ. Скрин с видео НТВ

Российский поэт Дмитрий Кудрявцев во время разговора с Максимом Курниковым, журналистом Эхо Москвы, затронул тему белорусских протестов.

М.Курников: – То, что произошло в Беларуси — это просто любили-любили, да разлюбили?

Д.Кудрявцев― Да, это ровно оно. Просто, с моей точки зрения, раз любили уже давно, а сейчас просто уже пытаются выгнать из квартиры. Тоже же это никогда не происходит одновременно в семейной жизни. В какой-то момент ты перестал любить, потом, спустя некоторое время ты это осознал, а потом, еще раз спустя какое-то время требуешь поделить жилплощадь. Вот они уже дошли до этого статуса.

Одни говорят ему: «Саня, вали!», а он не верит, потому что же он два предыдущих этапа не прошел. Он не прошел этап, когда он разлюбил, он не прошел этап осознания, что он разлюбил, что его разлюбили.

У него, вообще, всё было прекрасно. Он утром просыпается — ему говорят: «Вали из квартиры!» Он говорит: «Подожди, а поцеловать?» в смысле «А предупредить? А поссориться?» Так устроена память тирана, он же не помнит, что он в 10-м году их давил танками, автобусами и всем остальным. Это те же люди, и у них уже дети выросли.

Поэтому да, вовремя уйти — это то, чему не научила советская власть своих последних детей, будь то офицеры КГБ или председатели совхозов.

М.Курников― То есть, на ваш взгляд, в обозримом будущем там все-таки сменится власть, и эта власть не будет никак относиться к Российской Федерации, потому что Российская Федерация в ее нынешней итерации своих, в понимании российской власти, не сдает.

Д.Кудрявцев― Вы мне приписали ближайшее будущее. Я про ближайшее будущее ничего не говорил.

М.Курников― Я говорю об обозримой жизни Александр Лукашенко, да.

Д.Кудрявцев― Имеется в виду, считаю ли я, Максим, что до этого доживете? Да.

М.Курников― Тем не менее, Российская Федерация его не хочет сдавать, намерена его защищать.

Д.Кудрявцев― Российская Федерация в ее сегодняшней конфигурации не будет обладать полнотой власти над этим решением и вообще не будет существовать такой, какая она существует сегодня вечно. В Российской Федерации рано или поздно сменится — хорошо, если только власть, а, возможно, и много другое — просто потому, что мир не стоит на месте.

И способна ли Российская Федерация и будет ли она заинтересована выступать защитницей Лукашенко через 20 лет, не знаю, не уверен. Способен ли Александр Григорьевич 20 лет прожить? Способен.

М.Курников― Хорошо, 20 лет — это много. Белорусский протест на паузе. Но вот есть события, которые происходят рядом с нами…

Д.Кудрявцев― На какой же он паузе?! Вчера там 100 тысяч человек было на улице. Какой же он на паузе? Выдумываете сами…

М.Курников― Так, хорошо, а что же это тогда?

Д.Кудрявцев― Белорусский протест — это незнакомый вам протест, это протест горизонтальный. В нем есть свои минусы, есть свои плюсы. В нем не очага, куда можно прийти и арестовать, ну, за вычетом тех, кого уже арестовали. И поэтому это процесс медленный. Он так устроен, это процесс как бы гражданского неповиновения, который раз в неделю выливается в гражданские шествия, а всё остальное время выливается во всякое другое. Например, в день инаугурации Лукашенко никакого не было, тем не менее, инаугурироваться ему пришлось все равно тайно. В каком-то смысле это его действия — это тоже как бы следствие этого протеста, хотя в этот день этого протеста не было.

Протест — это ситуация, пи которой огромное количество людей не готовы жить по-старому. Для того, чтобы он привел к смене власти, нужно еще одно условие. Вас не учили в школе, да, этому?

М.Курников― Учили, куда же деваться.

Д.Кудрявцев― Цитата из Ленина, что еще нужно доказать, что власть не может по-старому управлять. Пока она по-старому управлять может. Дубинки, аресты и так далее как бы не дают формально перейти символики власти на другую сторону. Потому что, с моей точки зрения, и оппозиция там совершает некоторые ошибки. Но главное, что этому процессу уже полтора месяца. Он за полтора месяца никак не сбавился. Он за полтора месяца никуда не пришел. А подвижки в нем, наоборот, есть. Уже половина европейских стран не признает власти Лукашенко. Уже обсуждаются очередные санкции против режима. Уже в большой части институций — культурных, заводских — чего не было 6 лет назад, происходит постоянный отказ от повиновения структурам Лукашенко. Это еще не взять власть, но это уже не отдать ее узурпатору.

И это процесс. Просто мы привыкли, что какие-то вещи происходит вот с такой скоростью, потому что мы понимаем его свойства. Вот камень, гранит падает по такой-то формуле: масса, ускорение свободного падения и так далее. И вот что-то оттуда летит, и мы говорим: «Что-то медленно летит. Наверное, не подходит нам такое». А оно, может быть, не гранит, у него есть другие свойства, которые мы с вами как не белорусы, не понимаем. Давайте оставим белорусам — белорусово, и будем сочувственно, поддерживающе в них верить. И они справятся.

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
8 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
AlekseiGerman

да гоните вы его, он уже за квартиру не платит 26 лет

Scroll Up