Новости / Общество

Политолог: восхитительным взрывом белорусов воспользовалась, прежде всего, Москва

16.09.2020, 9:25  / remove_red_eye 581   / chat_bubble5

В апреле, еще до старта предвыборной кампании, которая основательно подкорректировала общественно-политический ландшафт нашей страны, учредитель «Минского диалога» Евгений Прейгерман опубликовал статью «Беларуская незалежнасьць перад пагрозай сур’езнага выкліку». Многое из написанного там сбылось. В рамках проекта «Что дальше?» обсуждаем с политологом возможные сценарии развития событий.

Политолог: восхитительным взрывом белорусов воспользовалась, прежде всего, Москва

Фото: Радыё Свабода

В той статье Прейгерман предупреждал, что белорусская государственность находится перед беспрецедентным вызовом. Тройной кризис (коронавирусный, экономический и геополитический) создаст ситуацию, при которой градус напряжения достигнет «красной зоны» – как в декабре 2010-го. В результате страна станет легкой добычей для конкретных групп интересов, которые работают против нашего суверенитета. А если власти сделают серьезные ошибки, то для Беларуси это вообще может закончиться трагедией.

– В этом кризисе проявилась главная фундаментальная проблема Беларуси как суверенного государства – за период независимости у нас так и не возникло функциональной национальной элиты, – говорит Евгений Прейгерман в интервью «Салідарнасці». – Есть управляющая элита, есть интеллектуальная элита, которая настроена в основном оппозиционно. Они живут в разных мирах и оказались не готовы к компромиссу, в рамках которого ради интересов суверенной Беларуси необходимо было пожертвовать амбициями и некоторыми интересами своей социальной группы. Да и просто – начать открытый и ответственный диалог о будущем Беларуси, когда для успеха такого диалога существовали все условия.

К сожалению, это ремейк судьбы Речи Посполитой: там элиты тоже не смогли найти общий язык, и внутренний конфликт закончился очень просто – разделением государства мощными геополитическими игроками. Не говорю, что Беларусь сейчас таким же образом поделят, но историческая аналогия совершенно очевидна.

Трагичность ситуации в том, что массовым восхитительным взрывом людей, которые выразили протест против несправедливости, ожидаемо воспользовался, прежде всего, внешний игрок. Все, что мы пока получили в результате кризиса, – без Москвы теперь фактически нельзя решить ни один внутрибелорусский вопрос. Даже, если бы сегодня власть и оппозиция каким-то чудесным образом сели за круглый стол, то Кремль будет непреодолимой тенью нависать над этим столом, и всё, что он скажет, будет определяюще.

– Так а выбор был какой? Молча принять очередную «элегантную победу»?

– Если быть совсем искренним… Сейчас мои слова снова вызовут бурю возмущения, но через год-другой настроения будут иными.

Представьте себе, что вы летите в самолете и считаете, что пилот везет вас не туда. И сейчас штурвал он вам ни при каких условиях добровольно не отдаст. При этом ни вы, ни пилот не хотите разбивать самолет, и это создает предмет для переговоров, пусть даже сложных и долгих. Что лучше: продолжать лететь не туда, куда вам хочется, но при этом оставаться в воздухе и иметь хоть какие-то шансы договориться о постепенном изменении курса либо, пытаясь отобрать штурвал прямо сейчас, разбиться со 100%-ной гарантией?

Эту метафору, наверное, сложно воспринимать, если исходить из обычной и совершенно справедливой человеческой оценки: я живу здесь и сейчас и не хочу тратить свои годы на несвободу, несправедливость и какие-то там переговоры. Я просто хочу светлой и счастливой жизни. Но именно для этого и нужны элиты, чтобы осознавать самим и объяснять обществу реально существующие, а не воображаемые альтернативы. По крайней мере, если суверенитет государства для нас является существенной ценностью.

Мы привыкли жить в обывательских категориях «хорошее – плохое». Нам подсознательно кажется, что там, где заканчивается плохое, обязательно начинается хорошее. Но, к сожалению, в реальности все не так по-голливудски.

В политике очень часто приходится выбирать из совсем уж плохого и ужасного. И, как мы знаем из истории, если общества не справлялись с таким выбором, то нередко теряли самое главное – возможность самим определять свою дальнейшую судьбу…

Для России было важно по итогам этой президентской кампании ослабить нашу страну и персонально Александра Лукашенко, а в перспективе – вернуть полное стратегическое доминирование над Беларусью, которое за последние 6 лет несколько снизилось. Планам Кремля способствовало то, что у нас созрели многие внутренние предпосылки для кризиса.

За последние годы власть допустила целый ряд непонятных ошибок: начиная от парламентских выборов, по итогам которых в Национальное собрание не допустили представителей оппозиции, тем самым полностью запрограммировав будущий протест на улицу, и заканчивая поведением во время эпидемии коронавируса.

Из-за падения темпов роста экономики в последние 7-8 лет часть людей, зависимых от государства, из сторонников власти превратились в её противников. В то же время лучшие получили дополнительный стимул уйти в частный сектор и пришли к выводу, что государство только под ногами мешается и забирает неоправданно много через налоги и разного рода штрафы.

Слияние тех, кто хочет социалки, но не получает, и тех, кому она не нужна, обеспечило высокий уровень недовольства накануне выборов. Оно укрепилось неадекватной риторикой власти по коронавирусу, которая привела многих людей к выводу, что власть ни во что не ставит жизни белорусов.

Ну а потом были 80% и невероятная жестокость силовиков в отношении демонстрантов…

– И как теперь быть?

– Мы в тупике: власть достаточно сильна, чтобы не упасть, но недостаточно сильна, чтобы придушить протест.

При этом с учетом случившегося сейчас вести предметный разговор о том, как мы будем пошагово выруливать из ситуации, в которую угодили, практически невозможно. Как следствие, Беларусь оказалась на грани потери реального суверенитета.

Кремлю пока нужно удержать Лукашенко у власти – в условиях после 9 августа это гарантия, что никакое балансирование между Востоком и Западом не будет продолжаться. А потом Россия начнет диверсифицировать свое политическое присутствие в нашей стране. Если раньше Лукашенко все замыкал на себя, то конституционная реформа создаст новые механизмы влияния, многие из которых будут подконтрольны Москве.

Правящая команда после событий 9-12 августа понимает, что совсем уж «жестить» нельзя, но дубину держит в руках и периодически пускает в ход, чтобы у людей не сложилось впечатление, что на ежевоскресный карнавал можно сходить без последствий. Скорее всего, власть и дальше будет использовать репрессии, точечно выбивая ключевых, как она считает, людей.

Децентрализация играет в плюс протесту, не позволяя силовикам погасить его, нейтрализовав лидеров, но в какой-то момент минусы этого явления тоже становятся ощутимыми. Это одна из главных причин, почему массовые уличные акции не привели ни к каким осязаемым уступкам со стороны власти.

При всей ужасности ситуации существует еще то, что нам надо не допустить – стрельба с обеих сторон. Есть вероятность, что мы к этому можем скатиться. Когда такой большой протест не добивается никаких результатов в мирной колее, то неизбежна радикализация какой-то его части. Тем более, что силовые действия власти сами подталкивают протест к радикализации.

Я с ужасом вижу, что часть разгневанных граждан мечтают о переводе конфликта в силовое русло. Люди кипят, их эмоции понятны, но последствия еще более понятны и неизбежно трагичны.

Резюмируя, можно сказать: сейчас спасти Беларусь как полноценное суверенное государство может только чудо.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
5 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
ДедСаша

У автора, как мне кажется, точка зрения довольно интересная и более-менее реалистичная…

Scroll Up