Новости / Политика

Сможет ли задуманный Александром Лукашенко проект конституционной реформы преодолеть поствыборный кризис в стране?

10.09.2020, 13:24  / remove_red_eye 907   / chat_bubble5

Александр Лукашенко заговорил на тему конституционной реформы и последующих парламентских и президентских выборов. Сможет ли этот проект преодолеть поствыборный кризис в стране, каким может быть реальный сценарий преодоления кризиса, Intex-press узнала у экспертов.

Сможет ли задуманный Александром Лукашенко проект конституционной реформы преодолеть поствыборный кризис в стране?

Фото: beldor.centr.by

Александр Класковский, независимый политический обозреватель, руководитель аналитических проектов БелаПАН:

Александр Класковский, независимый политический обозреватель, руководитель аналитических проектов БелаПАН. Фото: Радыё Свабода

Александр Класковский, независимый политический обозреватель, руководитель аналитических проектов БелаПАН. Фото: Радыё Свабода

Александр Лукашенко заговорил на тему конституционной реформы и последующих парламентских и президентских выборов, он рассказал об этом в интервью российским СМИ, об этом написала РБК. Но, на мой взгляд, все обещания Лукашенко в этом направлении — лишь попытка белорусского руководства перевести стрелки и изменить повестку дня. Ведь участники протестов требуют отставки Лукашенко, требуют освобождения политзаключенных и новых честных выборов как можно скорее.

Ни на один из этих поставленных ребром вопросов белорусское руководство на сегодня не дает устраивающих общество ответов. Очевидно, что Лукашенко не готов к смене своей авторитарной модели, он настроен разве что на какие-то косметические изменения. Диалог с обществом по проекту новой Конституции в его видении — это такой имитационный диалог, потому что он сразу отсекает оппозицию. Он говорит о том, что нужно создать на местах какие-то советы, куда включить представителей трудовых, студенческих коллективов и с ними вести диалог — это советский подход, ткачих, кузнецов посадить — мы это уже проходили.

Для меня показательно, что в этом контексте Лукашенко вспоминает всебелорусское народное собрание, мол, «там определимся конкретнее со сроками новых выборов». Но дело в том, что всебелорусское собрание — это такой чисто имитационный инструмент, это мероприятие, которое по определению призвано восхвалять генеральную линию, решения руководства. То есть очевидно, что Лукашенко хочет протащить удобный ему вариант Конституции, может быть, какие-то второстепенные полномочия делегировать парламенту и на места, но не трогать нынешнюю модель власти. На настоящий диалог с обществом и на настоящие перемены, тем более на свою отставку, Лукашенко, очевидно, не готов. Поэтому этот план, если его можно так называть, не снимает острого кризиса в белорусском обществе.

Я думаю, что расчет руководства государства строится на том, что удастся перемолоть эти протесты, овладеть ситуацией,  методичными репрессиями нейтрализовать заводил и потом провести вот такую эмитационную якобы конституционную реформу, по сути ничего не меняя. Поэтому я не вижу, как сегодня реально может разрешиться нынешний кризис, потому что это антагонистическое противоречие. Вариант его разрешения декларирует улица — это уход Лукашенко, это освобождение политзаключенных и честные выборы, но на этот вариант Лукашенко идти не хочет, он вообще не признает то, что, по мнению многих, выборы сфальсифицированы. Он в упор не видит оппонентов, сейчас развернуты репрессии против Координационного совета, созданного по инициативе Светланы Тихановской. То есть это курс не на диалог, не на разрешение противоречий, а на удушение вот этой, как многие аналитики уже называют, белорусской революции.

Я думаю, что протесты, несмотря на репрессии, будут продолжаться, может быть, если эту волну удастся сбить, то потом экономический кризис плюс какие-то грубые ошибки власти породят новые волны протестов, более мощные. Впереди период драматичной борьбы большой части белорусского народа за перемены. Теперь это противостояние не режима и оппозиции, как это раньше было, а режима и большей части народа, который за последние месяцы показал себя такой уже зрелой европейской политической нацией. И я думаю, что это стремление к свободе, которое почувствовали белорусы, и то, что они почувствовали себя силой, почувствовали, что их сторонников перемен много, — это уже задушить невозможно. Так что эта борьба будет продолжаться, и, в принципе, в исторической перспективе, конечно, эта система Лукашенко — обречена. Но как долго и в каких формах будет протекать эта война, на сегодня прогнозировать сложно.

Артём Шрайбман, политический обозреватель:

Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Вадим ЗАМИРОВСКИЙ, tut.by

Артем Шрайбман, политический обозреватель. Фото: Вадим ЗАМИРОВСКИЙ, tut.by

— Весь этот план я пока рассматривал бы как попытку успокоить протесты. Реализуется он или нет — мы не знаем. Мы понимаем, что Лукашенко не готов к диалогу с Координационным советом, с теми, кто сейчас протестует на улицах, с какими-то их представителями. Он не готов даже позволить им выдвинуть каких-то своих представителей, потому что, как только они появляются, они чудесным образом оказываются либо за границей, либо в тюрьме. И поэтому, если даже такой проект будет реализован, то это будет разговор, диалог со специально отобранными людьми, то есть, так или иначе, тот проект конституции, тот проект транзита, который власть пишет сама под себя. И я не уверен, что это способно убедить протестующих успокоиться. Может быть, какую-то небольшую часть из них, но, кажется, что сегодняшние протестующие не верят тому, что говорит президент, и поэтому выходят на акции протеста — доверие закончилось. Сомневаюсь, что оно откуда-то возьмется сейчас.

Я считаю, что лучший сценарий развития событий — это прямой диалог лидеров оппозиции. Сегодня самая представительная структура — это Координационный совет и либо Лукашенко, либо его уполномоченных на это представителей с внесением быстрых поправок в Конституцию через референдум. После которых были бы проведены новые выборы — полный перезапуск власти, желательно, чтобы там в принципе не было фигуры президента, то есть — парламентская республика, для того чтобы Лукашенко не чувствовал, что он кому-то отдает страну, какому-то одному человеку, и чтобы не было бесконечных кастингов на тему «кто же будет временной фигурой». Таким диалогом за круглым столом нужно заниматься максимально быстро, а не откладывать это на несколько лет, и в нем должны быть посредники. На мой взгляд, лучшие посредники находятся внутри страны, а не за ее пределами, потому что ко внешним посредникам всегда есть подозрения в их предвзятости. Такими посредниками, медиаторами, на мой взгляд, могут быть белорусские церкви, причем желательно несколько из них одновременно. Хотя я понимаю, что сегодня этот вариант не реалистичен абсолютно, но, на мой взгляд, он является лучшим. Я не вижу сейчас готовности власти вести диалог, без этой готовности никаких мирных разрешений спора быть не может. Поэтому либо власть споткнется на своих ошибках и развалится, либо власть удушит протест. Вот, собственно, две наши развилки. Как долго продлится поствыборная ситуация в Беларуси, невозможно предсказать.

Юрий Чаусов, юрист, политолог:

Юрий Чаусов, юрист, политолог. Фото: belsat.eu

Юрий Чаусов, юрист, политолог. Фото: belsat.eu

— Следует учитывать, что этот проект был озвучен на международной площадке и, скорее всего, он имеет мало общего с тем, что действительно планируется делать властями Беларуси с целью урегулирования этого кризиса. То есть этот проект, который они хотят продать «во вне», а не проект, который реально будет определять белорусскую политику в ближайшие месяцы и годы. Большее значение имеет объявление о проведении очередного всебелорусского народного собрания, судя по всему, это та имитационная форма демократии, к которой режим готов и в этом направлении и стоит ожидать реальных шагов.

Что касается обещаний о референдуме, политической реформе, то их Александр Григорьевич раздает достаточно часто, достаточно много, и никогда они не имели большего значения, чем просто кинуть кость для обсуждения политическим аналитикам, журналистам и обществу в целом. Действительно значимые изменения всегда проводятся Лукашенко без предупреждения. Мы видим, что сейчас у оппозиции и у Лукашенко те сценарии урегулирования кризиса, которые не совместимы. То есть если сторона оппозиции готова к диалогу, то Лукашенко заявляет о непризнании оппозиции как таковой. То есть он говорит, что Координационный совет, созданный Тихановской, не имеет никакого значения. Он готов обсуждать что-то с трудовыми коллективами, политическими партиями, общественными объединениями, но не с тем, кто сейчас действительно является представителем народа. Я считаю, что ближайшие месяцы покажут, возможно ли урегулировать конфликт.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
5 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
AlekseiGerman

Никаких изменений в какой-то выдуманной конституции лукашенком, только вернуть в прежнее состояние 1994 года

Scroll Up