Новости / Общество

Прецедент: работавших на акции журналистов суд признал виновными и дал сутки. Свидетели — в балаклавах и без имен

4.09.2020, 17:15  / remove_red_eye 270   / chat_bubble2

4 сентября в суде Октябрьского района Минска рассматривают административные дела в отношении шести журналистов, которых задержали во время работы 1 сентября. Корреспонденты TUT.BY, БелаПАН и «Комсомольской правды в Беларуси» были задержаны для проверки документов, однако в РУВД на них составили протоколы якобы за участие в несанкционированном шествии. Показания против наших коллег дают люди в масках и балаклавах, их имена изменены. Решение суда по делам корреспондентов TUT.BY Алексея Судникова и Надежды Калининой, корреспондентов «КП» в Беларуси Марии Элешевич, Никиты Недоверкова и Святослава Зоркова, корреспондента БелаПАН Андрея Шавлюго — виновны, трое суток ареста, отпускают сегодня. Адвокаты журналистов заявили, что с постановлениями не согласны и будут их обжаловать в Мингорсуде.

Прецедент: работавших на акции журналистов суд признал виновными и дал сутки. Свидетели — в балаклавах и без имен

Коллаж tut.by

Суд над журналистом TUT.BY: не мешала ни шествию, ни правоохранительным органам

Примерно в 14.00 начался суд на журналистом TUT.BY Надеждой Калининой. Как и все задержанные журналисты, согласно протоколу она якобы приняла активное участие в шествии, призывала участников не останавливаться и двигаться к площади Независимости. Все это, слово в слово, мы уже слышали по отношению к Андрею Шавлюго, Алексею Судникову, Марии Элешевич, Никите Дуболеко (чтобы прочитать репортажи с их судов, листайте ниже). Ранее, напомним, их обвиняли в координации шествия возле стадиона Динамо в 16.50, где их и задержали, пишет tut.by.

После того, как суд вернул материалы дела в Октябрьское РУВД для устранения недостатков, были оформлены новые протоколы, с другими обстоятельствами. Теперь, по версии омоновцев, журналисты «координировали» шествие по улицам Немига, Городской вал, Интернациональная, Комсомольская, проспект Независимости. Время совершения правонарушения — 15.30 — 16.20. Организованной группой координаторов журналистов не называют, но судя по протоколам, все они делали одно и то же — говорили протестующим не останавливаться, идти дальше до площади.

Видео, на котором видно, что журналисты TUT.BY в жилетках с надписью «Пресса» выполняют свою работу, держась в стороне, и никого не координируют.

Надежда, как и другие корреспонденты, вину не признает.

— 1 сентября, включая период, названный в протоколах, я действительно находилась на этих улицах, но я не была участником, никого ни к чему не призывала. Я работала, была обозначена жилетом и бейджем «Пресса». Не мешала ни шествию, ни работе правоохранительных органов.

Суд связался по скайпу с известным по другим судам над журналистами мужчиной в балаклаве, который называет себя Анатолием Млечко.

— Обратил внимание на девушку на перекрестке Городской Вал — улице Интернациональная, где она проследовала за колонной, там она стояла с молодым человеком. На проспекте Независимости она шла вдоль колонны, говорила людям продолжать движение. Одета она была в жилетку, бейджик «Пресса» у нее был на красной ленточке, байка белого цвета до колена, волосы собраны в хвостик.

Дальше на связь выходит омоновец, который называет себя Александром Летковским — он также давал показания против журналистов, на процессах выяснилось, что ФИО ненастоящие. Говорит, что журналисты привлекли его внимание, так как «занимались нетипичной деятельностью, грубо говоря, помогали толпе двигаться в определенном направлении».

— Калинину заметил только на улице Комсомольской, ближе к проспекту Независимости, она находилась через дорогу от здания КГБ. Именно на проспекте гражданка тоже находилась, была у нее такая фраза: «Давайте дальше продолжать движение».

При даче пояснений в РУВД Летковский заявлял, что Калинина нарушала общественный порядок и на улицах Городской вал, Интернациональная, в суде он эти улицы уже не называет. Как боец объясняет это противоречие?

— Прошло уже три дня, немножко запамятовал, — говорит свидетель.

— А у вас с памятью как вообще? — уточняет у милиционера адвокат.

— Вопрос снимается, — говорит судья Александр Руденко.

— Вы сказали, что Калинина периодически призывала продолжать движения. Где это было? — продолжает опрос адвокат.

— Ну раз указано в протоколе, то Городской вал, проспект Независимости, — говорит свидетель.

— Хорошо, где именно на Городском валу?

— Этого не могу сказать, — отвечает человек в балаклаве.

В суде опрашивают гражданина, который называет себя Олегом Аркадьевичем Новашем (он также выступал на суде Алексея Судникова, см. ниже). У него на голове кепка с козырьком, на лице маска, согласно материалам дела, его личные данные были изменены. Мужчина рассказал, что у кинотеатра «Победа» обратил внимание на женщину, в последующем он узнал, что это Надежда Калинина.

— Волос зачесанный у нее был, синяя жилетка «Пресса», белый гольф и красная ленточка с бейджиком, как российский триколор, я еще подумал: неужели российская пресса? — заявил свидетель. — Она стояла с Судниковым, звала к себе людей, направляла их вверх. Звала-звала руками. У меня проблемы со слухом, я не могу сказать, что она говорила. Но по тому, как она открывала в рот, это не были признания в любви. Говорила: подходи, подходи, и отправляла туда. Я убежал дальше на Комсомольскую, потому что боялся за свою безопасность. Ко мне подошли сотрудники милиции. Спросили, что я здесь делаю, ответил, что возвращаюсь домой. Мне сказали: «Иди, если что-то будет, тебя вызовут». Потом вызвали в Октябрьский РУВД. Там показали на планшете девушку. Я прямо сказал — да, эта девушка участвовала с Судниковым, направляла людей.

Адвокат уточнил у свидетеля:

— Вы проживаете в городе Минске?

— Да.

— Где именно? — уточнил адвокат. Дело в том, что при установлении личности судья этот вопрос не задал.

— А зачем это знать? — заявил человек, который называет себя Олегом Новашем. — Я беспокоюсь за свою безопасность.

Свидетель, который назвался безработным Новашем

Свидетель, который назвался безработным Новашем

На уточняющие вопросы адвоката свидетель реагирует нервно: «Давайте не впутывайте меня больше, давайте не будем, я все сказал».

Адвокат уточнил, когда у свидетеля брали пояснения в Октябрьском РУВД.

— Объяснения брали вчера.

— 3 сентября 2020 года, правильно? — спросил адвокат.

— Ну да.

— Высокий суд, прошу огласить протокол в части времени отбирания пояснения.

— Согласно протоколу, это было 1 сентября. Могло быть такое?

Свидетель замешкался:

— Ну, меня дважды вызывали.

— Ранее вы сказали, что вас вызвали один раз, и вы один раз дали пояснения. Вы оба раза давали объяснения? — спросил адвокат.

— Да.

Отметим, что при рассмотрении дел в отношении журналистов 2 сентября, в материалах дела, составленных 1 сентября, протокола опроса свидетеля Олега Новаша не было, его также не вызывали в суд.

Из суда «Новаша» увели с охраной, он уехал на машине с человеком в штатском.

По делу Калининой приобщено видео, где видно, как она работает, а не митингует на шествии.

Адвокат Надежды Калининой считает, что в материалах дела нет доказательств совершения ею правонарушения. Надежда пояснила суду, что 1 сентября выполняла свои профессиональные обязанности журналиста: фиксировала события, связанные с шествием студентов. Адвокат обращает внимание, что сначала Калинину обвиняли в участии в шествии на улице Кирова, сегодня был рассмотрен уже новый протокол — шествие шло от Немиги до проспекта Независимости. Свидетели-омоновцы не смогли четко пояснить в суде, где же Калинина руководила демонстрантами. А свидетель под измененной фамилией Новаш вообще непонятно как был опрошен в Октябрьском РУВД: он сам заявил, что его опрашивали вчера, 3 сентября, а в протоколе указана дата 1 сентября.

Решение суда: виновна, трое суток.

Суд над видеожурналистом TUT.BY: безработный свидетель с ненастоящим именем

Около 12.30 в суде Октябрьского района стали рассматривать дело фотокорреспондента TUT.BY Алексея Судникова, это дело дважды отправляли в РУВД на доработку. Обвиняют в участии в несанкционированном массовом мероприятии (задерживали журналистов, напомним, для проверки документов). Судья Александр Руденко.

Вот так судят журналистов: свидетель с балаклаве и с засекреченным именем. Слева — Алексей Судников

Вот так судят журналистов: свидетель с балаклаве и с засекреченным именем. Слева — Алексей Судников

Протокол об административном правонарушении в отношении Алексея Судникова слово в слово повторяет протокол в отношении журналистов Андрея Шавлюго, Марии Элешевич, которых начали судить раньше (см. ниже): с 15.30 до 16.20 шли по улицам Немига, Городской вал, Интернациональная, Комсомольская, проспект Независимости, призывали участников шествия не останавливаться, продолжать движение.

На вопрос, согласен ли Судников с протоколом, он ответил:

— Не согласен. Лозунги не выкрикивал, никого ни к чему не призывал. Я выполнял профессиональные обязанности как журналист. Находился позади протестующих, на расстоянии 20−30 метров.

Адвокат Алексея заявил ходатайство о допросе пяти свидетелей, которые могут пояснить, что делал журналист, находясь на улицах, указанных в протоколе. Судья Александр Руденко удовлетворил опрос только трех свидетелей. По какой причине отказал по еще двум, не пояснил.

Сегодня в 16.50 заканчивается срок 72-часового задержания журналистов. Это значит, что удерживать их после этого времени без обвинительного постановления об аресте незаконно. В 12.34 дела в отношении журналиста TUT.BY Надежды Калининой и журналиста белорусской «Комсомолки» Сергея Щеголева еще даже не начали рассматривать.

По делу Судникова свидетелями от ОМОН выступают те же бойцы, что и в процессе Шавлюго, Элешевич (см. ниже). Первый омоновец — человек в балаклаве, который называет себя Александром Летковским. Адвокат возражал против его опроса — «личность свидетеля судом не установлена», однако у судьи Александра Руденко сомнений не возникает.

Свидетель говорит то же, что и в предыдущих процессах по делу журналистов: гражданин участвовал в шествии, призывал участников не останавливаться продолжать движение.

— Некоторые представители прессы привлекли внимание своим нетипичным поведением, вот гражданин Судник (фамилия журналиста — Судников — Прим. TUT.BY), — говорит человек в балаклаве.

По его словам, на улице Комсомольской журналист TUT.BY «занимался своими профессиональными обязанностями и при этом подбадривал людей» (к движению вперед — Прим. TUT.BY).

Свидетель не может ответить на конкретные вопросы адвоката, где конкретно находился Судников, что и кому он говорил. И когда омоновец затрудняется с ответами, судья просто снимает вопросы. Адвокат просит суд это обосновать.

— Это не обязанность суда мотивировать, почему снимаются вопросы, — заявляет зампредседателя суда Октябрьского района Александр Руденко.

Фото с той самой акции. Журналисты TUT.BY — справа, в синих жилетах с надписью «Пресса», Не идут в колонне, никого не координируют, а выполняют свою работу

Фото с той самой акции. Журналисты TUT.BY — справа, в синих жилетах с надписью «Пресса», Не идут в колонне, никого не координируют, а выполняют свою работу

Боец «Александр Летковский» заявил, что запомнил Судникова, в том числе, потому что у него «колоритная прическа». Напомним, что ранее говорил, что запомнил по прическе журналиста БелаПАН.

Адвокат Александр Хаецкий пытается выяснить, как свидетель под названием Млечко запомнил Судникова, как тот выглядел. Судья Руденко снимает вопрос, говорит, что свидетель уже давал эти пояснения.

— Это был другой свидетель, предыдущий, — возражает адвокат.

— Он был высокого роста, — говорит боец ОМОН про внешность Судникова. — Прическа не изменилась, но тогда была более аккуратная. Рюкзак у него был цвета хаки.

В суд вызвали Новаша Олега Аркадьевича. Ранее он в суде пояснения не давал. Сейчас он говорит, что 1 сентября во второй половине дня шел из торгового дома «На Немиге» к станции метро Купаловская. В районе кинотеатра «Победа» на улице Интернациональной он увидел Судникова, в жилете «Пресса», с песочным рюкзаком. Утверждает, что Судников и его коллега, «как позже стало известно — Калинина», подзывали к себе людей, говорили им идти направо-налево.

Свидетель у кинотеатра встретил силовиков в штатском, которые его не задерживали, но сказали, что потом могут вызвать. И вызвали — в Октябрьское РУВД, где на планшете показали фото Судникова, и он дал пояснения по делу.

— Новаш — это ваша настоящая фамилия? — спрашивает у свидетеля адвокат.

— Да, — отвечает тот.

«Новаш» в зале суда

«Новаш» в зале суда

— Обращаю внимание на постановление об изменении анкетных данных, — говорит адвокат. — Новаш Олег Аркадьевич — это другой человек.

— Где вы работаете? — спросил у свидетеля Судников.

— Не работаю, — заявил тот.

После опроса по делу Судникова свидетель Олег Новаш находится в кабинете 2094 суда Октябрьского района, это рабочее место инженера-программиста Бабича Артема Руслановича, кабинет охраняет милиционер.

В суде выступили коллеги Алексея, которые 1 сентября работали на акции. Они подтвердили, что Судников снимал видео шествия, не принимал в нем участия, никем не руководил. Это подтверждает и просмотренное в суде видео.

По делу Судникова перерыв до 15.20.

— Полагаю, что Алексей Судников не может быть наказан, так как в его действиях отсутствует событие административного правонарушения, — говорит адвокат Александр Хаецкий. — В судебном заседании мы заслушали сотрудников ОМОН. Видно, что их пояснения были непоследовательными. Они не могли конкретно сказать, где именно Судников нарушал закон, в каком месте он просил протестующих продолжить шествие — эти доказательств мы в суде так и не увидели. Пояснения сотрудников ОМОН не могут рассматриваться, поскольку мы в суде не удостоверились в их личности, они были в балаклавах, непонятно, кто давал показания. В материалах дела протокол, согласно которым их фамилия, имя, отчество, а также место жительства были изменены. Вместо них сегодня мог быть кто угодно, посему их пояснения не могут считаться допустимым доказательством. Также был вызван и допрошен так называемый Новаш Олег Аркадьевич, его данные были также измены. Это недопустимо, ПИКоАП не допускает изменение таких данных, его показания также прошу считать недопустимыми по делу. Данный свидетель вызывался в РУВД 3 сентября, его там опрашивали по обстоятельствам, которые вменяются Суднику, при этом в материалах дела протокол опроса стоит дата 1 сентября, а не 3-го, также протокол не был подписан органом, ведущим административный процесс, протокол не содержит времени начала и конца опроса.

Также адвокат обратил внимание на противоречия в показаниях: омоновцы говорят, что Судников — высокого роста, Новаш — что Судников невысокого роста; бойцы заявили, что у журналиста рюкзак был зеленого цвета, цвета хаки, на самом деле у Алексея был рюкзак песочного цвета; Новаш говорит, что Судников был без бейджа, но на фото и видео четко видно, что на нем и жилет, и бейдж «Пресса».

Решение суда: виновен, трое суток.

Суд над журналистом БелаПАН: имя свидетеля засекречено

Дело корреспондента БелаПАН Андрея Шавлюго рассматривали первым. Судья — также Александр Руденко, заместитель председателя суда Октябрьского района.

Согласно протоколу об административном правонарушении, Андрей Шавлюго 1 сентября в период с 15.30 до 16.20 принял активное участие в уличном шествии, шел по улицам Городской Вал, Интернациональная, Комсомольская, проспект Независимости, периодически призывал участников не останавливаться, продолжать движение в сторону площади Независимости.

Шавлюго вину не признает, говорит, что выполнял редакционное задание — фоторепортаж акции протеста студентов.

Андрей Шавлюго вину не признает: он никого не координировал, он освещал акцию — выполнял свою журналистскую работу

Андрей Шавлюго вину не признает: он никого не координировал, он освещал акцию — выполнял свою журналистскую работу

В суде допрашивают первого свидетеля, бойца ОМОНа, который называет себя Александром Летковским. Адвокат Сергей Зикрацкий возражал против допроса данного свидетеля, поскольку в материалах дела имеется протокол об изменении анкетных данных свидетелей. Протокол составил старший участковый Октябрьского РУВД Колб И.Л., анкетные данные изменены «в целях обеспечения безопасности» на Летковского и Млечко Анатолия Аркадьевича. Суд отклонил вопрос о том, какая на самом деле фамилия у первого свидетеля. Напомним, 2 сентября на процессе Шавлюго показания дали омоновцы Ковалев и Игнатьев, которые задерживали журналиста на улице Кирова, теперь они в деле уже не фигурируют.

Первый свидетель с засекреченным именем рассказал, что Андрей Шавлюго давал указания колонне, когда двигался с толпой. Задача омоновца была выявлять наиболее активных участников.

— Обратил внимание на недвусмысленные действия сотрудников прессы, — заявил свидетель. — Данный гражданин (Шавлюго) где-то голосом, где-то рукой указывал, как двигаться толпе. Он перемещался из одного места во второе, во время перемещения говорил, чтобы люди не останавливались.

Свидетель не может ответить на конкретные вопросы адвоката: ни где конкретно был Шавлюго, ни сколько людей двигалось в колонне.

Адвокат Сергей Зикрацкий спрашивает у засекреченного свидетеля № 1, как Андрей призывал людей продолжать движение во время шествия.

— Вербально, это значит устно, голосом, — говорит омоновец. — Он говорил: продолжать движение, не останавливаться.

— Как вы узнали, что это именно Шавлюго?

— Он был обозначен жилетом «Пресса», у него аккуратная стрижка, укладка, борода, и насколько я помню, у него была черная сумка через плечо и фотоаппарат.

— Он что-то снимал? — спрашивает Зикрацкий.

— Я за ним в этот момент не наблюдал.

Андрей Шавлюго обращает внимание, что на акции 1 сентября было не менее 10 журналистов в жилетах «Пресса», с бородой и аккуратной стрижкой. Почему же засекреченный боец ОМОН решил, что нарушитель именно Шавлюго?

— Вы достаточно заметная и колоритная личность: высокий парень, с аккуратной стрижкой. И между прочим, там не было столько заметных людей, каждый чем-то отличался.

Отметим, что засекреченный боец ОМОН на акции работал в гражданской одежде, видеорегистратора при нем не было.

— Почему меня задержали уже после шествия? — спросил у бойца журналист.

— Не могу на это ответить.

— Если было правонарушение, почему мои действия сразу не пресекались?

— Дабы не создавать общественный ажиотаж вокруг вашей персоны, — заявил милиционер ОМОН.

В суде опросили журналиста «Радыё Свабода» Антона Трофимовича, который 1 сентября также работал на акции протеста. Он видел Шавлюго, пересекался с ним на шествии, говорит, что никаких лозунгов и призывов Андрей не высказывал.

— Он просто делал фото. Он был с большим фотоаппаратом, в жилете «Пресса». Было точно понятно, что это журналист, — заявил Трофимович.

В суде выступил журналист БелаПАН Захар Щербаков, который 1 сентября вел репортаж с акции протеста студентов, работал вместе с Шавлюго, видел его на улицах, указанных в протоколе об административном правонарушении.

— Шавлюго — журналист, он фиксирует события. Никаких призывов он не высказывал.

Также опросили девушку, которая после 15 часов была на Немиге, видела Шавлюго у KFC. Она сказала, что Андрей просто стоял у столба, ничего не выкрикивал.

Свидетель, который называет себя милиционером ОМОН Анатолием Млечко, дает пояснения по делу Андрея Шавлюго (он также выступил на суде по делу Марии Элешевич, см. ниже). Говорит, что журналист БелаПАН призвал участников продолжать движение на шествии, говорил им не останавливаться.

— Вы сказали, что вы Млечко Анатолий Аркадьевич? — уточнил у бойца адвокат Зикрацкий.

— Да.

— А ранее вы говорили, что вы Анатолий Михайлович. Это ваша настоящая фамилия?

— Вопрос снимается, — заявил судья Александр Руденко.

Шавлюго уточнил у бойца, который называет себя Анатолием Млечко, задерживал ли он журналиста. 2 сентября в материалах дела было указано, что Андрея Шавлюго и остальных корреспондентов задерживали омоновцы Ковалев и Игнатьев.

— Нет, не задерживал, — говорит свидетель.

— А я вас помню, — отмечает журналист БелаПАН. — В 16.55 я видел вас в районе стадиона Динамо. Вы ко мне подошли и попросили проследовать в служебный автомобиль для проверки документов.

В суде по делу журналиста БелаПАН просмотрели видео, где видно, что он ведет фоторепортаж, а не является участником протеста.

В процессе по делу Андрея Шавлюги перерыв до 15.00. Одно из видео, где видно, как журналист работает на улице Комсомольской и Интернациональной (по протоколу, именно там он призывал толпу идти дальше и не останавливаться), не смогли просмотреть по техническим причинам. Адвокат просит решить вопрос с техникой.

После перерыва адвокат Сергей Зикрацкий обращает внимание, что 2 сентября суд Октябрьского района вынес постановление о направлении дела в РУВД для устранения недостатков. Но по факту сегодня в деле не доработанный, а новый протокол, где указано иное место и время совершения правонарушения. Сотрудники милиции на стадии доработки не имели право составлять новый протокол, заявляет адвокат. Кроме того, показания омоновцев, который представились как Млечко и Летковский, не могут быть учтены судом, поскольку процессуально-административным законом не предусмотрена процедура, по которой некий сотрудник РУВД меняет личные данные свидетелей.

— Мы видим лица в балаклавах, которые дают показания по скайпу. Суду не были предоставлены паспорта, чтобы установить личность этих людей, — заявил Зикрацкий.

Также адвокат обращает внимание, что слова омоновцев расходятся с приобщенным к материалам дела видео, где видно, что Андрей Шавлюго работает на акции, а не принимает в ней участие как демонстрант.

— Процесс над Шавлюго очевидно говорит о том, что должно было рассматриваться дело не в отношении него, а уголовное дело по факту воспрепятствованию законной деятельности журналиста. Прошу суд вынести частное определение в отношении сотрудников РУВД, которые нарушили законные права журналистов, — отметил Сергей Зикрацкий.

Решение суда: виновен, трое суток. Время освобождения — сегодня не позднее 16.55 минут.

Суд над корреспондентом «Комсомольской правды в Беларуси»: протокол не доработанный, а новый

Одновременно с процессом по делу Шавлюго начался процесс по делу журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Марии Элешевич, ее дело ведет судья Ольга Неборская.

Мария с коллегой. Фото: страница Марии Элешевич в фейсбуке

Мария с коллегой. Фото: страница Марии Элешевич в фейсбуке

Адвокат Андрей Мочалов в начале процесса заявил, что в милиции составили новый протокол, а не доработали старый (2 сентября дело вернули в Октябрьский РУВД для устранения недостатков). По словам Мочалова, в новом протоколе указано новое место совершения правонарушения и факты, которые не указывались в материалах дела ранее.

При устранении недостатков сотрудники милиции не опросили свидетелей, которые 2 сентября выступили в суде (прохожие и журналисты), а опросили только сотрудников ОМОН, но уже других. Их данные были засекречены, хотя это противоречит закону. Кроме того, закон не предусматривает присутствие свидетеля на заседании в балаклаве, адвокат также обратил на это внимание.

В протоколе сказано, что Элешевич «принимала участие в уличном шествии, периодически призывала участников акции продолжать, не останавливаться», сообщает телеграм-канал Радыё Свабода.

Журналистка с этим категорически не согласна: «Мы даже не были в колонне».

В суде выяснилось, что участковый 3 сентября просматривал фото- и видеосъемку в телефоне Элешевич. По ее словам, он смотрел видео без звука, но потом в протоколе написал, что люди выкрикивали лозунги. Сказал, что такой вывод сделал по видео других журналистов.

Опрашивают свидетеля Анатолия Млечко 1985 года рождения (настоящее имя неизвестно, оно было засекречено сотрудниками Октябрьского РУВД). Боец ОМОНа сказал, что он прапорщик с высшим образованием. Адвокат попытался посмотреть на экране, как он выглядит, но судья ему не разрешила. Он, как и первый засекреченный свидетель, 1 сентября охранял общественный порядок во время акции протеста студентов, был без формы, в штатской одежде.

— По маршруту следования колонны было много журналистов обозначенных. Из них очень выделялась девушка. Она не просто призывала, а общалась с участниками, говорила, чтобы продолжали следовать в направлении проспекта Независмости и не останавливались, — говорит свидетель о Элешевич. — Вы и сбоку шли, и пересекали, и возглавляли колонну. Вы может, не заметили, я подходил к вам со спины. Вы подходили к нескольким участникам, чтобы продолжали движения. Говорили: «Не останавливайтесь, идем-идем».

Мария заявила, что не общалась с колонной на этом этапе, в 15 часов.

— Я брала интервью раньше, не в это время, — сказала журналист.

— Можно я посмотрю, кто же свидетельствует? — говорит адвокат.

Адвокат обратил внимание, что данные свидетеля засекречены. Он зачитывает постановление участкового инспектора Октябрьского РУВД, где указано, что личность «Млечко» засекречена.

— У суда нет такой информации, — заявила судья Ольга Неборская. — Судом личность удостоверена. Суду предоставлены сведения.

— Это не реальный свидетель, его данные изменены, — настаивает адвокат.

— Продолжайте допрос свидетеля, — игнорирует замечания адвоката судья Неборская.

Секретной информацией является не только реальное имя свидетелей-бойцов ОМОН, но даже в чем они были одеты. На процессе по делу Элешевич адвокат Мочалов спросил, какие штаны были у Млечко (это нужно, чтобы опознать его на видеозаписях).

— Я не могу сказать, это секретная информация, мне еще работать, — заявил омоновец.

— Высокий суд! Это издевательство над правосудием, — возмутился адвокат.

— Вы можете ответить на вопрос? — уточнила судья.

— Нет, я не буду, я сотрудник спецподразделения, мне еще работать, — говорит Млечко.

Омоновец рассказывает, что сам двигался в толпе митингующих.

— А вы сами не привлечены по статье 23.34 КоАП? — уточняет у него адвокат.

Выясняется, что нет.

— Пока еще нет, — замечает адвокат.

Адвокаты Сергей Зикрацкий и Андрей Мочалов настаивали, что личность свидетелей-омоновцев не может быть засекречена, ходатайствовали, чтобы опросили лично, в суде.

— Ни один сотрудник ОМОНа за все это время не пострадал от пыток, никто из них не убит. Что им угрожает? — спрашивает адвокат Мочалов.

Однако и судья Руденко, и судья Неборская отказались удовлетворить ходатайства. Омоновцы дают показания по скайпу, на лице у них балаклавы.

На процессе по делу Марии Элешевич был объявлен перерыв до 15.00, после суд постановил, виновна, наказание — трое суток ареста. Марию должны отпустить сегодня не позднее 16.50, поскольку она третьи сутки удерживается в условиях изоляции.

Суд над видеожурналистом «КП в Беларуси»: выполнял редакционное задание

Во время этого перерыва судья Неборская начала рассматривать дело в отношении еще одного журналиста «Комсомольской правды в Беларуси» Никиты Дуболеко (псевдоним — Микита Недоверков). В протоколе об административном правонарушения написано то же, что и у других журналистов — якобы Никита принимал участие в несанкционированном шествии и координировал его.

Журналист не признает себя виновным, говорит, что снимал фото и видео, то есть выполнял свою работу как журналист, лозунгов не выкрикивал и тем более не руководил шествием. По его словам, на 68 видео, которые он снял, видно, что он снимал, куда двигается колонна, а также делал интервью с участниками акции.

— Видели ли вы, чтобы кто-то из ваших коллег руководил шествием? — спросил у него адвокат. Вместе с Дуболеко задержали еще двух коллег из «Комсомолки» — Марию Элешевич и Сергея Щеголева, они работали на акции вместе.

— Все, как и я, выполняли редакционное задание и делали свою работу, — заявил Никита.

Решение суда: виновен, 3 суток ареста.

Суд над фотокорреспондентом «КП в Беларуси»: свидетель ответить не может

В суде по делу Сергея Шеголева (псевдоним Святослав Зоркий) также выступает человек, который называет себя Анатолием Млечко. Он говорит то же самое, что и на остальных судах, что Щеголев принимал участие в несанкционированном мероприятии, призывал продолжить шествие.

Адвокат Андрей Мочалов уточнил, только ли Щеголев призывал продолжать шествие. Свидетель не смог ответить на этот вопрос.

— Как вы объясните, что по делу Дуболекова вы давали показания, что он также призывал продолжить шествие? — уточнил адвокат.

— Это не относится к делу, — говорит сотрудник ОМОН.

— Не вы ведете процесс, скажите, можете ответить или нет? — уточнил адвокат.

— Свидетель ответить не может, — сказала судья.

Решение суда: виновен, трое суток ареста.

Напомним, журналисты были задержаны 1 сентября. Первые сутки после задержания они провели на стульях в Октябрьском РУВД, вторые сутки — в изоляторе на Окрестина, сегодня заканчивается 72-часовой срок задержания.

Все шесть корреспондентов вину не признают и настаивают, что освещали акцию протеста, а не были ее участниками и тем более координаторами, как заявляют бойцы ОМОНа. Все они были обозначены беджами, были в жилетках с надписью «Пресса». По закону журналисты имеют право работать на митингах вне зависимости от того, санкционировано мероприятие или нет.

Сотрудники милиции в суде давали показания в масках. Один из свидетелей Ковалев называл на процессах разные годы рождения, адвокат одного из журналистов заметил, что дома, в котором он зарегистрирован, в Минске нет. Также один из защитников заявил о подозрении, что свидетель Ковалев на самом деле не Ковалев, под маской скрывается другой человек.

2 сентября дело Надежды Калининой и Алексея Судникова (TUT.BY), Марии Элешевич, Сергея Щеголева, Никиты Дуболеко («Комсомольская правда в Беларуси»), Андрея Шавлюго (БелаПАН) уже рассматривалось в суде, дело было направлено в РУВД Октябрьского района для устранения недостатков, в отношении некоторых журналистов дела дорабатывали дважды.

Читайте также: Вынесли приговор телеведущим Дмитрию Кохно и Денису Дудинскому

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
haveheart

А чего было ожидать? В стране где слово «закон» нет в принципе. Зато пенсионер по экрану его как мантру зачитывает.

Scroll Up