Новости / Происшествия

«Первая граната попала в меня». История многодетного отца из Кобрина, который не оклемался после разгона протестов

4.09.2020, 15:02  / remove_red_eye 4189   / chat_bubble5

«Политравма, термический ожог передней брюшной стенки, правой руки, обеих ног, 1−2 степени 12%. Рваные раны передней брюшной стенки, правого бедра, множественные ссадины левого бедра и правой руки», — так звучит диагноз, который кобринчанину Владимиру Тарасюку поставили в районной больнице. Туда его, раненного светошумовой гранатой, привезли 10 августа.

«Первая граната попала в меня». История многодетного отца из Кобрина, который не оклемался после разгона протестов

Фото: ru.wikipedia.org

Вечером понедельника, когда по всей Беларуси второй день шли акции протеста против результатов президентских выборов, жена попросила Владимира съездить в магазин. Мужчина взял велосипед и поехал, сообщает «Брестская газета».

«Мне как раз брат позвонил, мы с ним пересеклись в парке, поговорили немного о своих делах, услышали какие-то крики и пошли на шум. А я, когда выезжал на улицу, немножко повредил велосипед, он не ехал, и мне пришлось задержаться, чтобы его исправить. Брат к этому времени ушел вперед. Когда я вышел на площадь, увидел там ОМОН и толпу людей напротив них», — рассказывает Владимир.

Вспоминая о событиях того вечера, мужчина говорит, что люди аплодировали, скандировали: «Милиция с народом!», «Сложи щиты!»

«Я хорошо видел и ОМОН, и людей, поэтому точно знаю, что провокации со стороны толпы не было — хоть в этом меня и пытался убедить следователь, который приходил ко мне в больницу», — говорит кобринчанин.

Фото: Брестская газета

Фото: «Брестская газета»

По его словам, протестующие стояли в отдалении от экипированных сотрудников милиции, а сам он — примерно в пяти метрах от демонстрантов на тротуаре. Когда мужчина двинулся в сторону толпы, внезапно раздались выстрелы.

«Первая граната попала в меня. Она ударилась о раму велосипеда и разорвалась. Секунд 30 я вообще ничего не видел, была дикая боль в глазах, в ушах. Первое ощущение было, что мне распороло живот. Я начал ощупывать живот — внутренности вроде на месте, но почувствовал, что в животе есть дырки», — рассказывает пострадавший.

Он признается, что восстановить в подробностях то, что было сразу после ранения, не может, во всяком случае пока:

«Кто-то говорил, что меня отбросило взрывной волной и я упал, но я этого не помню. Когда я немножко пришел в себя, то поднял велосипед. Тут подбежал брат, другие люди. Брат остановил машину, меня сразу же повезли в больницу. Я еще помню, когда в машине ехал, водитель у меня что-то спрашивал, а из меня кровь течет. Я говорю: «Машину сейчас испачкаю». А он: «Это мелочи, главное — тебя довезти быстрее».

Фото: Брестская газета

В Кобринской больнице пострадавшего срочно прооперировали, достали осколки и положили в реанимацию. Сколько всего было осколков, Владимир не знает.

На следующий день его перевели в обычную палату, встал вопрос о транспортировке в ожоговое отделение в Брест. С 13 августа мужчина находится на лечении в областной больнице.

Днем 1 сентября, когда у детей Владимира начался новый учебный год, ему сделали операцию по пересадке кожи на ноги и руки.

«Во время пересадки кожи еще один осколок из руки достали. Врачи говорят, что шрамы от ран останутся, а от ожогов больших рубцов не будет», — рассказывает кобринчанин.

Все это время он на обезболивающих. Правда, последние дни старается брать их только на ночь, чтобы поспать. Днем терпит.

За время, что Владимир находится в больницах, термические ожоги немного зажили, надо долечивать раны. Кроме того, у мужчины разрыв двух барабанных перепонок. И если по правой прогноз врачей благоприятный — она должна срастись сама, то левую нужно оперировать.

Фото: Брестская газета

«Я слышу, но у меня постоянно в голове какой-то шум и заложенность ушей. По телефону разговариваю на полной громкости. Вживую с людьми разговариваю, тоже иногда приходится переспрашивать, — признается кобринчанин. — Конечно, по сравнению с тем, как было сразу после ранения, слышу немножко лучше, но полностью слух не восстановился».

По словам Владимира, следователь к нему приходил только один раз: на следующий день после того, как жена написала заявление в Следственный комитет.

В ожоговом отделении Владимиру придется провести еще минимум восемь дней. Когда отец четверых детей сможет вернуться к работе, неизвестно. Сначала нужно закончить лечение, решить вопрос со слухом, восстановиться:

«Я понимаю, что надо как можно быстрее, потому что у меня семья, дети, мне нужно их содержать».

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
5 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
AlekseiGerman

Лукашенко устроил Гестапо прямо в Беларуси

Scroll Up