Новости / Выборы

«К нам относились, как к скотине». Житель Барановичей рассказал о пребывании в СИЗО-6

29.08.2020, 11:24  / remove_red_eye 8330   / chat_bubble27

Горожанина задержали в центре города на второй день протестов. Мужчина рассказал Intex-press о пребывании в изоляторе, давлении на задержанных и о том, как странно его освободили.

«К нам относились, как к скотине». Житель Барановичей рассказал о пребывании в СИЗО-6

Дмитрий Ленько отсидел шесть суток в СИЗО №6 г. Барановичи. Фото: личный архив

Дмитрию Ленько 35 лет. Силовики задержали его вечером 10 августа на улице Царюка, когда он с друзьями сидел в автомобиле. Всех троих поместили в автозак и повезли в СИЗО №6 в Барановичах.

– Когда начался хапун, один из силовиков крикнул «хватай» и показал дубинкой в нашу сторону. Налетели «космонавты», вытащили нас из машины, начали бить дубинками, посадили в автозак и увезли в СИЗО.

Все это время я был в смятении, не понимал, за что меня забрали и куда привезли. Ведь за всю жизнь у меня был максимум штраф за превышение скорости.

«В камере – лужа крови»

Когда нас привезли к изолятору, то возле автозака выстроились силовики со щитами. Они били по ним палками и кричали. Нам сказали бежать в здание СИЗО. На протяжении всего этого пути нас били. Когда мы попали в коридор, нас били люди в форме сотрудников СИЗО. Каждый из сотрудников старался ударить бегущего. Там стояли даже женщины, которые тоже нас били. Одну, рыжую, я запомнил. Она била мужчин дубинкой между ног. Меня так ударить ей не удалось, поэтому она сильно врезала мне ладонью по лицу.

Нас, примерно 30 человек, посадили в камеру размером три на три метра. Через полчаса нас погнали из этой камеры в другую и снова по дороге били. Я забежал в камеру одним из первых и увидел на полу лужу свежей крови. Это были не какие-то капли, а свежая большая лужа крови, которая занимала треть пола. Туда загнали примерно 30 человек, а через полчаса начали выводить по одному на допрос. Все это также сопровождалось криками, руганью и избиениями.

В комнате допроса мой телефон нашли в общей куче телефонов. Большинство были разбиты и поломаны. У меня потребовали назвать пароль и начали лазить по телефону. Нашли видео момента нашего задержания и удалили. Я потом сумел ролик восстановить. Затем мне приказали раздеться, присесть, одеться. После этого мне заломали руки и повели в камеру. И по пути туда каждый сотрудник СИЗО считал своим долгом меня ударить.

«Относились к нам, как к скотине»

В камере, где содержалось 30 человек, было десять кроватей без подушек и матрацев. Если днем мы еще могли как-то жить, то вечером, чтобы поспать, мы ложились по двое на одну кровать и спали. Пока одни спят, другие ходят. Так удавалось поспать часа полтора. Все друг к другу очень лояльно относились, помогали. Впервые покормили нас только 12 августа ближе к вечеру.

Первые два дня сотрудники СИЗО относились к нам, как к скотине. Избиения, ругательства и запугивания тем, что посадят на восемь лет, не прекращались. Многих эти слова психологически ломали. В камере сидел мужчина, получивший удар дубинкой по голове. На третьи сутки ему стало плохо: он подходил к ребятам и говорил «пожалуйста, не убивайте меня». В какой-то момент, когда открывали дверь в камеру, этот мужчина выбежал на коридор. Мы все кричали «не бейте его», переживали за его жизнь. Силовики поймали беглеца и посадили в карцер. А через сутки увидели, как его ведут в смирительной рубашке. Позже врач из СИЗО сказал нам, что его увезли в психушку. Дальнейшей судьбы этого человека я не знаю.

«Подписывали пустые протоколы»

На допросе я подписал пустой протокол. Все, кто сидел со мной в камере, говорили, что тоже подписывали пустые протоколы. На допросе я рассказал, как проходило мое задержание. Милиционер меня выслушал и сказал, чтобы я написал «согласен». Я спросил, могу ли написать, что «согласен частично», он ехидно ответил: «Ну, пиши».

Суд проходил прямо в СИЗО. Адвоката мне никто не предлагал. Судья меня выслушала, зачитала протокол, в котором было сказано, что участковый инспектор видел, как я на улице Комсомольской, у дома №3, бросал камни в милиционеров, нецензурно выражался и никак не реагировал на требования милиционеров «прекратить». Поэтому якобы он лично меня задержал. Суд длился минут пять. Судья дала мне семь суток ареста.

«В городе высаживали кучками»

Я должен был выйти в понедельник вечером, 17 августа. Но в воскресенье ночью, 16 августа, в камеру зашли сотрудники СИЗО и сказали собирать вещи. Мы подумали, что нас опять переводят в другую камеру. Но нас повели в кабинет, в котором сидела какая-то женщина. Она зачитала документ о том, что генеральный прокурор решил нас помиловать и отпустить. Однако самого документа никто нам не показал.

Мы что-то подписали, и нас повели на досмотр. Сказали раздеться догола и покрутиться. После осмотра одних отводили налево, других направо. Те, кто выходили направо, попадали в камеру, в которую нас всех поместили сразу после задержания. В камере было много людей. Мы стояли так близко, что приходилось ужимать плечи, чтобы все могли поместиться. Около часа мы стояли как шпроты в банке, там было очень душно. Потом нас повели в автозак, очень долго катали по городу и высаживали небольшими группами.

Я был в самом конце автозака и выходил одним из последних. Работники СИЗО высадили меня и еще нескольких человек возле автоагрегатного завода. Они предупредили, что если мы сейчас вернемся к СИЗО или ИВС, то нас опять посадят и уже надолго.

Мы не понимали, почему они нам это говорят, мы, наоборот, хотели быть подальше от СИЗО. На улице было темно, не было ни людей, ни фонарей. В автозаке было много иногородних, многие из них работают в Барановичах или приехали сюда в командировку. Непонятно, что им было делать – у них не было ни мобильников, ни ключей, ни денег.

«Пошли, досидишь сутки?»

Я случайно встретил друга, и он подвез меня домой. Там я принял душ, привел себя в порядок и вернулся к СИЗО. Попав туда, я понял, почему нам запретили возвращаться. У стен СИЗО дежурили правозащитники, волонтеры, адвокаты, медики, которые оказывали освободившимся помощь. Я рассказал им, что было, снял побои, меня проконсультировали юристы. Оказалось, что людей, у которых не было побоев, выпускали через парадный вход, а тех, кто был побит, как и я, вывезли в автозаке и разбрасывали по городу. Для этого мы и крутились голые, чтобы было видно, есть ли у нас побои и кого можно выпускать через главный вход.

Во время освобождения никаких документов на руки мне не выдали, и я не знаю, что будет с этими сутками, которые я не досидел. Когда я был в ГОВД, СК, прокуратуре и суде, мне сказали, что «не знают, что будет с теми сутками». Получается, в любой момент меня могут забрать откуда угодно и сказать «пошли досидишь свои сутки»?

С 24 августа я стал подавать заявления об избиениях и незаконных действиях сотрудников милиции в суд, Следственный комитет и прокуратуру. Теперь жду результатов, хотя что-то мне подсказывает, что это все без толку.

Читайте также: «Заставили стать на колени, опустить голову». Житель Барановичей – о жестком задержании, ужасах в СИЗО и справедливости

«Мы вас замочим, и нам за это ничего не будет». Житель Барановичей рассказал, как после выборов попал в жодинскую тюрьму

«Командир сказал: не переживай, ты уже уволен». Военнослужащий в Барановичах пошел на свидание, а оказался в ИВС

«Стыдно, что в профессии есть такие люди». Барановичский милиционер – о протестах и действиях своих коллег

«Не суд, а мракобесие». Известный барановичский тренер по самбо – о солидарности в СИЗО и равнодушии судей

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
27 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Slims7777

это просто дикость, полное беззаконие! Всех этих бандитов надо садить и на долго!

Scroll Up