Новости / Общество

Как Путин спасает Лукашенко. Объясняет российский политолог

24.08.2020, 7:35  / remove_red_eye 10825   / chat_bubble7

Александр Морозов — российский политолог, научный сотрудник исследовательского центра Бориса Немцова в Праге. В интервью Свободе он рассказал, как Путин помогает Лукашенко удержаться у власти.

Как Путин спасает Лукашенко. Объясняет российский политолог

Александр Морозов Фото: Еврорадио

— Александр, 20 августа вы опубликовали информацию о том, что в Минск приехала большая команда российских специалистов — пропагандистов, политтехнологов, специалистов в сфере безопасности. О том, что на белорусское телевидение прибыли работать россияне вместо бастующих — сотрудников БТ, признал Александр Лукашенко. А насколько достоверна информация о прибытии политтехнологов и специалистов в вопросах безопасности?

— Складывается такое впечатление, что после 14 августа, когда состоялся первый телефонный разговор между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко, Путин принял определенные меры и раздал поручения. Состоялось уже два заседания Совета Безопасности РФ о ситуации в Беларуси, последнее — в пятницу.

Мне кажется, что результат здесь такой. Путин дал команду подготовить инфраструктуру, которая может действовать в зависимости от того, как будет развиваться ситуация. В эту инфраструктуру входят прежде всего медийщики, в частности Андрей Благодиренко, который управляет «Спутником». Сам по себе «Спутник» — не слишком популярное и довольно бестолковое пропагандистское кремлевское медиа. Но его кадровая позиция дает ему возможность быстро взаимодействовать и с Дмитрием Киселевым, который руководит информационным агентством «Россия сегодня», и с Маргаритой Симоньян, возглавляющей RT. В свою очередь это позволяет привлекать ресурсы не только околокремлевских медиа, но и блогеров, которые находятся под контролем Симоньян.

У этого человека широкий круг возможностей. Здесь нельзя сказать, что он оказывает просто помощь в техническом обеспечении работы ТВ в Минске. Здесь стоит задача синхронизировать описание ситуации в российских и белорусских государственных медиа. Это их задача.

Что касается безопасности, то мы видим, что самолет спецсвязи ФСБ второй раз прилетал в Беларусь. Вчера он прилетел как раз после заседания Совета Безопасности. Он позволяет осуществлять связь высокой степени шифровки и дает возможность обеспечивать руководство России оперативной информацией о ситуации с безопасностью в Беларуси.

Что касается политтехнологов, то многие отметили, что характер политико-пропагандистских мероприятий у Лукашенко изменился. Сама по себе пропагандистская система у Лукашенко довольно архаична, она своей моделью напоминает поздний СССР. Там нет таких современных, как у Кремля, политтехнологов. И вот их привлекают.

Из Москвы идет слух, что к этому привлечено агентство «ИМА консалтинг». Это очень известное, одно из крупнейших агентств. Оно работало на избирательной кампании Путина. Это агентство прислало своих сотрудников в Минск. Примерно понятно, какая цель у них может быть. Они будут заниматься созданием имиджа пролукашенковских митингов и организаций, созданием имиджа наличия другой точки зрения, демонстрацией, что есть большая часть общества, выступающая за Лукашенко.

— Почему первое время после белорусских выборов в информационной политике государственных медиа РФ наблюдался определенный разнобой? Информагентства давали достаточно сбалансированную информацию, на ток-шоу на ТВ звучали разные оценки и голоса, ряд прокремлевских политиков — Косачев, Затулин — очень резко высказывались о Лукашенко. Наблюдаете ли вы сейчас большую согласованность информационной политики?

— Да, на мой взгляд, тон изменился. Действительно, в первые 3-4 дня и в Кремле еще не было понятного, ясного консолидированного ответа. К протесту такого масштаба не был готов никто — не только Лукашенко, но и Кремль. Действительно, высказывались различные оценки, были заметны интервью Затулина.

В течение прошлого года в белорусско-российских отношениях было большое напряжение. В СМИ много говорилось, что Лукашенко не идет на интеграцию, делает различные конфликтные действия относительно Москвы, например, арест в Минске одного из руководителей «Уралкалия». Кремль весь прошлый год оказывал чудовищное давление на него, кремлевские медиа постоянно угрожали ему чуть ли не введением танков.

И когда начались протесты, реакции действительно были разные, потому что была неизвестна позиция Путина.

Теперь, на мой взгляд, его позиция определилась, он выбрал стратегию. И в рамках нее он будет действовать.

Цель этой стратегии — помочь Лукашенко добиться раскола в рядах протестующих. Показать, что есть Координационный совет, а есть еще Фронт национального спасения Валерия Цепкало, который кремлевскими медиа довольно активно продвигается.

Вторая задача — дискредитация лидеров оппозиции. Это традиционная модель действий Кремля. Вот есть члены Координационного совета, члены страйкомов, публичные деятели — словом любые фронтмены. Дискредитировать любым способом — биографическими фактами, вытянутыми из ничего высказываниями. Это используется и против российской оппозиции.

Третий пункт этой программы — это всегда заключается в создании второго «крыла», чтобы Лукашенко оказался над этим конфликтом. Так часто делают и в России. Вот есть с одной стороны протестующие, Координационный совет, забастовочные комитеты, а с другой стороны — массовое движение поддержки Лукашенко. Давайте говорить не о том, что большинство на стороне протестующих, а о том, что есть две силы, между ними необходим диалог. А над диалогом должен оказаться Лукашенко. Такую схему, на мой взгляд, собирается реализовать Кремль в ближайшее время.

Для этого он вводит своих политтехнологов, для этого он синхронизирует медийные дискурсы — российский и белорусский.

При этом протестующим будет приписываться то, чего у них нет — русофобию, полную зависимость от западных «кукловодов». Мы скоро увидим кремлевскую продукцию об этом, как Кремль прекрасно делает относительно собственной оппозиции.

— Еще до выборов в Беларуси звучали оценки, что ослабленного Лукашенко Москва заставит пойти на погружение интеграции. Представляется ли это сейчас неизбежным, если он удержит власть при помощи России?

— Да, я думаю, что здесь вы правы, потому что сам факт того, что Лукашенко публично сдался на руки Кремлю, его очень ослабляет. После этого чудовищного садизма 10-13 августа он потерял даже ту электоральную поддержку, которая у него была до выборов, а у него она какая-никакая, но была.

Он ослаблен перед белорусами, при этом он ослабил себя перед Кремлем буквально до потери суверенитета. Я считаю, что он просто жертвует суверенитетом Беларуси для спасения своей личной власти.

Сейчас сложилась парадоксальная ситуация. У оппозиции есть три опции, три варианта развития событий: пойти со своей стороны на насилие, на обострение — это первая опция, вторая опция заключается в том, чтобы сдаться Москве, и третья опция — это повторные выборы.

Парадоксальным образом у Лукашенко ровно такие же три опции: либо дальнейшее усиление насилия в той или иной форме, либо сдаться в руки Москвы, либо пойти на повторные выборы.

Надо сказать, что первый и второй варианты — это худшие варианты для Беларуси. И в этом смысле слова повторные выборы в любом виде — с Лукашенко, без Лукашенко — это, на мой взгляд, лучший выход из ситуации.

Понятно, что в результате этих повторных выборов (здесь надо смотреть реалистично) Кремль, Москва будут иметь сильные позиции в белорусской политике. Тут ничего не поделаешь. Более того, в результате этих повторных выборов, возможно, голоса избирателей качнутся вовсе не в пользу тех лидеров, которые есть сегодня у оппозиции, а к какой-либо компромиссной фигуре. Может быть, белорусам покажется более безопасной какая-то другая фигура после ухода Лукашенко.

Но даже если и так, это все равно лучше, чем эскалация насилия со стороны Лукашенко и встречное озлобление белорусского общества или безнадежность, которая в нем будет нарастать. А с другой стороны, это лучше, чем незаметно, путем торговли, сдаваться на руки Кремлю, впускать в Беларусь олигархов, которые будут оплачивать деятельность московских политтехнологов. Это, конечно, гораздо более мрачный сценарий для Беларуси, чем повторные выборы.

— Почему Лукашенко приводит в полную боевую готовность армию, говорит о военной угрозе со стороны стран НАТО? Он таким образом приглашает в Беларусь российские войска? Или хочет спровоцировать военные действия?

— Я думаю, что на российские войска Лукашенко не рассчитывает и правильно делает, потому что абсолютно все российские эксперты, в том числе и прокремлевские, критически и негативно относятся к перспективам военного вторжения в Беларусь. Тем более что в этом нет никакой необходимости, на мой взгляд, Кремль в состоянии взять под контроль Беларусь без всякого вторжения.

В том случае, если нет противодействия самого Лукашенко информационному, политтехнологическому и кадровому воздействию России, никакого военного вторжения не требуется, более того, оно даже вредное. Лукашенко буквально с первого дня после выборов, как только он столкнулся с протестом, начал переходить к милитаристской риторике. Как, впрочем, и всю последнюю неделю до выборов. Он стал показывать себя в войсках, объезжать войска. Потом он начал перебрасывать силы специального назначения из одного места в другое.

Пожалуй, для него самого это — одна из демонстраций того, что он контролирует ситуацию, что он сильный. Внешнеполитическое измерение этого, на мой взгляд, совсем не значительное, потому что, конечно, страны НАТО прекрасно понимают, что они сами не планируют никаких военных действий на Востоке, и они понимают, что и войска Беларуси не несут для них никакой угрозы. Поэтому здесь, как мне кажется, не нужно придавать большого значения этим маневрам Лукашенко с войсками, они не так важны, как политическая торговля, которая сейчас идет между Москвой и Минском относительно будущего.

— На ваш взгляд, какие Запад сейчас имеет варианты действий?

— Довольно интересный прогноз, хотя, может, это больше пожелание, опубликовал Минский институт стратегических исследований, где работает известный эксперт Юрий Царик и ряд других довольно умных людей. Они в последние 2 дня в своем телеграмм-канале описывают прогноз, по которому может образоваться консорциум Франции, Германии и России, который добьется, чтобы Лукашенко ушел из-за повторных выборов.

Надо сказать, что пока контуры этого не просматриваются и, на мой взгляд, такой определенной стратегии нет. Европейские страны не признали этих выборов и их результатов. Это зафиксированная ситуация. Из этого следует логика повторных выборов, потому что, если эти выборы не признаны, государство не может существовать без легитимной власти и в какой-то момент оно должно быть легитимизировано, что означает повторные выборы.

Такая позиция должна быть в ЕС, и это позволило бы выйти из политического кризиса. С другой стороны, нельзя преувеличивать возможности Европы. Дело в том, что если Кремль не соглашается на повторные выборы, то, конечно, никаких инструментов надавить на него Берлин и Париж не имеет. Так же их не имеет и Варшава, Прага и Вильнюс, которые активно участвуют в поддержке белорусского общества.

Если какие-то люди пообещают Путину, что они в состоянии сохранить власть за Лукашенко за счет политтехнологий размывания, растягивания протеста, то Путин на это может согласиться, потому что такой сценарий его тоже устраивает. Если никто не берется за этот проект, тогда вариант повторных выборов в Беларуси для Путина тоже имеет свои плюсы.

Примерно такие, которые описывает Юрий Царик в своем документе. Если Путин договорится с Макроном и Меркель на повторные выборы, он будет выглядеть человеком, который улаживает международную ситуацию.

Многие думают, что Путин хочет подправить свою репутацию. Но, увы, это не так. На самом деле Путин никогда не руководствуется благородной идеей — как бы вступить в альянс с какими-либо лидерами Запада и вывести себя из-под санкций за счет этого. Кремль так не действует, к сожалению, хотя нам бы этого и хотелось.

— Связано ли отравление Алексея Навального с белорусским политическим кризисом — политически или психологически? Если с белорусами можно обращаться так, как с ними обращались на Окрестина и в Жодино, то чего уж сдерживаться в России?

— Конечно, хотя прямой причинной связи между этими событиями нет, но вы правы — между ужасным садизмом на Окрестина и на улицах Минска и покушением на Навального есть какая-то символическая, атмосферная связь. Действительно, Лукашенко показал, что он способен на более жесткий и садистский ответ на подъем общества, чем даже в России. Потому что российские власти, при всей их изобретательности и порой жестокости, такого отчаянного садизма не демонстрировали по отношению к населению до сих пор.

Но после внесения конституционных поправок действительно наступил какой-то новый этап и в России. И вот тут определенная синхронизация есть — между этими выборами, которые привели к ярости режим Лукашенко, и поправками в Конституцию РФ, которые развязывают руки самым мракобесным политическим силам в России. Они все сейчас увлечены идеей вечного правления Путина, они считают, что они навеки воцарились уже с помощью этих поправок и в этой общей атмосфере и происходят вот такие события.

И есть определенная аналогия между событиями в Беларуси и в Хабаровске, хотя они и очень далеко одна от другой. Минск от Хабаровска очень далеко, и это совершенно разные жизненные вклады и политические традиции. Но и там, и там протесты охватывают не профессиональную политическую оппозицию, а широкие слои общества.

Радио Свобода

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
7 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
zolak

А белорусский народ как всегда никто ни о чём не спрашивает…Колония России одним словом

Scroll Up