Новости / Выборы

«Повалили на траву, взяли за волосы и били по ребрам и в лицо». Задержанных в Ганцевичах журналистов привезли судить в Барановичи. Онлайн

22.06.2020, 12:20  / remove_red_eye 11702   / chat_bubble18

В наш город 22 июня привезли на суд задержанных корреспондентов издания «Ганцавіцкі час».

«Повалили на траву, взяли за волосы и били по ребрам и в лицо». Задержанных в Ганцевичах журналистов привезли судить в Барановичи. Онлайн

Стоянка около суда Барановичского района и г. Барановичи. Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Александр Позняк и Сергей Багров из «Ганцавіцкага часу» 20 июня вели стрим с «цепи солидарности» в Ганцевичах. Их задержали и избили, после чего обвинили в «неповиновении законным требованиям милиции», рассказал Intex-press редактор регионального издания «Ганцавіцкі час» Петр Гузаевский. По его словам, суд должен был проходить в Ганцевичах, но неожиданно задержанных отправили в сторону Барановичей. Адвокатам пришлось просто преследовать милицейские микроавтобусы. 

В понедельник, 22 июня, в Ганцевичи приехал заместитель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Олег Агеев. Ему и адвокатам сообщили, что журналистов повезли судить в Барановичи. Адвокаты прибыли в наш город. Они заявили ходатайство об ознакомлении с материалами, так как раньше их не допускали к задержанным.

Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Белорусская ассоциация журналистов заявляет, что выдвинутые обвинения против корреспондентов незаконны, а милиция не имела права задерживать журналистов, выполнявших свою работу.

12.00 

Адвокат Сергея Багрова, редактора сайта «Ганцавіцкі час», рассказал, что его подзащитного обвиняют по ст. 23.4 («Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий»), ст. 23.34 («Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий») КОАП.

– Отрезан от всего мира и не знаешь, что происходит. Вроде адвокат мне по закону положен, а по факту его нету, – заявил Багров. 

12.30 

Привели и.о. редактора «Ганцавіцкі час» Александра Позняка. У него виден синяк под глазом. Александр рассказал Intex-press, что его избили при задержании:

– Повалили на траву, взяли за волосы и били по ребрам и в лицо. Надели наручники.

Он говорит, что ему только вчера вечером принесли пустой протокол в камеру и сказали подписать, он отказался.

Александр Позняк с синяком под глазом. Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Александр Позняк с синяком под глазом. Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

12.50

Пока адвокаты изучают материалы дела, задержанных кормят в коридоре. Они рассказывают, что в самом участке с ними обращались нормально. Их самочувствие в порядке. Они сообщили, что в отделение милиции несколько раз вызывали медиков для оказания помощи задержанным. У одной женщины вся рука была синяя.

Дочь одного из задержанных, Елизавета Дулик, рассказала Intex-press, что ее отцу, участнику акции, при задержании, скорее всего, сломали ребро. В камеру в ночь с субботы на воскресенье, вызывали врачей, те сказали, что нужна помощь хирурга, сделали уколы. Елизавета утверждает, что с ней грубо обращались в отделении милиции и не хотели ничего сообщать об отце.  Егор Дулик был задержан последним в Ганцевичах, за то, что снимал как избивают журналистов. 

Журналисты издания «Ганцавіцкі час» Александр Позняк и Сергей Багров рассказывают, что произошло 20 июня. Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Журналисты издания «Ганцавіцкі час» Александр Позняк и Сергей Багров рассказывают, что произошло 20 июня. Фото: Ирина КОМИК, Intex-press

Багров говорит, что не понимает такого жестокого задержания людей: «Побыла бы эта цепь час какой и разошлись бы, все и забыли бы. А так милиция сама такой резонанс создала».

14.30

Заседание еще не началось. Все ожидают в коридоре. На суд приехал начальник Ганцевичского РОВД, который лично руководил задержанием, его зам и начальник Ганцевичского районного отдела СК.

14.40

Заседание началось. Первым судят Александра Позняка. В обвинении  сказано, что он находился на центральной площади и принимал участие в протестах против действующей власти. Оказал неповиновение сотрудникам органов при исполнении служебных обязанностей. Хватал за форменное обмундирование. Сам Позняк с протоколом был ознакомлен и не согласен.

Александр Позняк перед началом заседания. Фото: Intex-press

Александр Позняк перед началом заседания. Фото: Intex-press

14.50

Адвокат Позняка просит объединить дело с делом Багровым, так как обвинения аналогичны и они оба вели один стрим, в двух делах те же свидетели и обстоятельства. Судья объявляет перерыв и выходит.

15.06

Суд решил нецелесообразным объединять два дела в одно. Начался опрос Позняка. Судья просит его рассказать, что произошло вечером 20 июня. И просит уточнить, с какой целью журналист пришел на площадь.

Позняк рассказал, что выполнял долг и работу журналиста. Он был с камерой и микрофоном. Люди решили собраться на следующий день после сбора подписей. Они гуляли по городу, общались. Милиции вначале не было.

– Сотрудники милиции пришли только через два часа после начала стрима, и тогда начались первые задержания.

Позняк отмечает агрессивные действия милиции.

– Когда появились сотрудники милиции, слов было мало, в основном действия агрессивные и резкие. Один из них стал закрывать объектив камеры, а второй схватил меня за руку. Я сказал ему, что работаю, он убрал от меня руку. Потом я услышал, как он прокричал – «пресса в сторону». Замечаний мне не делали и запрета на съемки не было.

15.18

Позняк поясняет, что придерживался Закона о СМИ, где в п. 34 сказано, что СМИ могут выполнять свою работу для осуществления происходящих событий.

– А я на все это имею право, потому что я – журналист, штатный корреспондент.

Судья спрашивает, оказывал ли он сопротивление милиции?

Позняк отвечает, что нет. Он говорит, что с коллегой снимали то, как задерживали других людей, и потом поняли, что их «оставили на закуску».

– Мы заканчивали стрим, хотели уходить, потому что на улице Октябрьской никого не осталось. И в это время я понял, что милиция направляется к нам во главе с начальником РОВД Кулешовым. Он указал в нашу сторону и сказал нас взять.

Журналист рассказывает, как его задерживали:

– На меня навалились, взяли за волосы, стали бить кулаками по лицу и ребрам и придавили коленом. Били с нескольких сторон – слева, справа и спереди. До этого милиция не делала нам никаких замечаний.

15.26

Позняк повторяет, что до этого никто их не предупреждал ни о чем. Никто не предлагал пройти в автомобиль милиции.

– За обмундирование я не хватал, потому что на меня срезу надели наручники сзади, когда я лежал в траве. Кого я мог схватить?

Адвокат спрашивает, выкрикивал ли Позняк какие-то лозунги. Он отвечает, что ничего не выкрикивал и публично свое мнение по поводу происходящего в стране не выражал.

Потом Позняк рассказал, что с момента задержания в 20 часов до 4 утра простоял на ногах в вестибюле под охраной милиционера.

– Протокол задержания в РОВД я не видел. Только вчера вечером в дверной проем мне просунули пустой протокол и сказали расписаться. Я отказался, сказал, что подпишу, когда мне пояснят права и предоставят адвоката.

В протоколе задержания указано, что Позняк нигде не работает, у него среднее образование. Журналист говорит, что не знает, почему так написано в протоколе, ведь работает он в с января этого года и образование у него высшее.  В состоянии алкогольного опьянения он не был.

15.36

Начинается опрос свидетеля Петра Гузаевского, главного редактора издания «Ганцавіцкі час».

Он рассказал суду, что Багров позвонил ему, рассказал о планируемой мирной цепочке в центре города и спросил, снимать это или нет. Гузаевский сказал, что такое событие нужно освещать, и проинструктировал своих сотрудников перед началом работы. Он напомнил, чтобы журналисты подчинялись любым требованиям милиции в случае каких-либо инцидентов и действовали в рамках законодательства о СМИ. «После 21 часа я узнал, что журналистов задержали», — отметил Петр Гузаевский.

Гузаевский приобщил к делу свидетельство о регистрации СМИ и другие документы. Также суду передан диск с видеостримом 20 июня.

Есть еще три свидетеля по делу.

15.46

Свидетель Кондрашов рассказывает, что прогуливался по площади в тот день в Ганцевичах и увидел своих знакомых и Позняка и Багрова, треногу с телефоном и камерой. Они что-то снимали. Кондрашов поговорил со своими знакомыми о погоде и делах. Позже он видел, что Позняк и Багров до прибытия милиции стояли с треногой практически на одном месте. Кондрашов не видел, чтобы журналисты что-то выкрикивали или размахивали руками или флагами.

Вечером к журналистам подошли милиционеры и сказали переставить камеру. Те отошли в сторону. Свидетель видел, как задерживали корреспондентов. По его словам, сначала задерживали всех, кто был на площади.

– Потом я пошел к машине на стоянку и увидел в метрах 50, как милиционеры целенаправленно шли к Позняку и Багрову, начали вырывать камеру, скрутили их и завели в машину, применяли физическую силу.

Кондрашов не видел, чтобы милиционеры показывали журналистам свои удостоверения.

15.54

Рассказывает свидетель Омельянович.

– После 7 вечера мы с женой и двумя детьми были возле почты в Ганцевичах. Решили вечером выехать в город и посидеть в кафе. Приехав, я увидел на площади группу людей и недалеко от них на парковке журналистов с камерой. Я слышал, что Саша по микрофону рассказывал про наш город. О том, чтобы он высказывал недовольство по поводу общественно-политической ситуации, я не слышал.

Говорит, что журналист не выкрикивал никаких лозунгов, только размахивал микрофоном. Потом свидетель видел, как на парковку подъехала белая «Газель» с маячками и синей полосой и из нее вышли милиционеры. Подошли к журналистам и о чем-то говорили, но он не слышал о чем.

После беседы журналисты переместились в другое место, а милиция пошла общаться с гражданами. Омельянович рассказывает, что там начался эмоциональный разговор, он слышал громкий крик. Потом увидел, что начались задержания, и решил с женой уйти. Самого момента задержания журналистов он не видел.

Перерыв 10 минут

16.26

Началось заседание.  Должен был выступить свидетель Занько, но он сейчас дает показания на другом заседании.

Рассказывает свидетель Виталий Кулешов, начальник Ганцевичского РОВД. Он ходатайствует о приобщении к материалам дела диска с записью, где видно, что на площади проходило массовое мероприятие. Адвокат Позняка просит ознакомиться с видео, предоставленным милиционером. 

Объявляется перерыв на 10 минут.

Александр Позняк с адвокатом знакомится с материалами, предоставленными милицией. Фото: Intex-press

Александр Позняк с адвокатом знакомится с материалами, предоставленными милицией. Фото: Intex-press

16.40

Заседание продолжается. Адвокат возражает против приобщения материалов, потому что они не имеют отношения к делу. Адвокат считает недопустимым то, что начальник РОВД выступает в качестве свидетеля.

Кулешов говорит, что мероприятие привлекло его внимание.

16.45

Выступает свидетель Лукьянчик, заместитель начальника Ганцевичского РОВД. Говорит, что ранее не был знаком с Позняком. По его словам, 20 июня, около 19 часов, Позняк и Багров «установили видеосъемки сбора граждан». В течение часа на несанкционированное мероприятие собралось около 20 человек. Сотрудники милиции подходили ко всем и предупреждали о нарушении. Сам Лукьянчик был на площади с 18 часов по распоряжению начальства. О незаконном мероприятии они узнали из одного мессенджера.

– Эти организаторы, которые в Вайбере написали о мероприятии, были еще утром привлечены к ответственности.

Милиционер утверждает, что Позняк снимал и в процессе съемки давай комментарии по поводу происходящего.

– Постоянно говорил о количестве присутствующих на мероприятии. Акцентировал внимание на том, что очень много просмотров в онлайне. И когда милиция прибыла, то Позняк и Багров постоянно вмешивались в деятельность сотрудников милиции, которые осуществляли задержание граждан. Позняк постоянно снимал, несмотря на то, что милиция требовала, чтобы он ушел на расстояние и не вмешивался в процессы милиции.

– Дошло до того, что мы вынуждены были задействовать силу, потому что граждане не отреагировали на требование разойтись. И к ним были применены методы физического воздействия.

Милиционер считает, что действия Позняка свидетельствуют о том, что «он самостоятельно принимал участие в мероприятии, осуществлял съемку и, находясь на площади, являлся участником акции».

Задержание было выполнено по команде руководителя РОВД.

– На видео будет видно, что когда Позняку надевали наручники на правую кисть руки, левой рукой он держал сотрудника за ногу и не отпускал.

17.00

Лукьянчик говорит, что сам лично Позняка не предупреждал, потому что не находился рядом. Предполагает, что перед задержанием сотрудник милиции представился. В ответ на это возражает адвокат. Милиционер утверждает, что журналистов неоднократно предупреждали. 

Адвокат спрашивает у милиционера, кто раньше появился на площади, он или журналисты.

– Я видел момент, когда он устанавливал камеру на пешеходном переходе. Лозунги выражали все. Когда проезжавший мимо транспорт сигналил, было видно, что журналисты их поддерживают. По внешнему поведению было видно, что они ведут комментарии не только о погоде и акцентируют внимание на том, что людей становится больше и они очень недовольны властью.

Видели ли вы, чтобы он размахивал флагами? – спросила адвокат.

– Флагами там никто не размахивал, сотрудники милиции подходили к Позняку более пяти раз. Непосредственно начальник РОВД раз пять подходил к ним.

Адвокат спрашивает, в каких действиях, которые делал Позняк, выражались незаконные действия?

– В том, что он принимал непосредственное участие. Все остальные так же, как и он, стояли в цепочке. Он давал комментарии, когда шла картинка.

Милиционер не помнит, какие были слова журналистов.

17.18

– Я отчетливо помню, что Позняк держал сотрудника за ногу и не давал нормально доставить его к машине.

Лукьянчик говорит, что был далеко и лично не слышал, чтобы сотрудники милиции подошли к Позняку и сказали, что в случае неповиновения будет применена сила.

– Я сам лично не подходил к Позняку и не спрашивал его имя и фамилию. Сотрудники милиции его знают и поэтому тоже не спрашивали, он не первый год работает в газете. Наверняка знают его по роду деятельности.

На это Позняк говорит:

– Свидетель говорит неправильно, потому что я работаю в СМИ только с января, и его предположения о том, что меня знают в милиции, неверное.

17.20

На процесс возвращается Кулешов. Начальник милиции говорит, что на видео видно, как Позняк вмешивался в работу милиции. По его словам, Позняка постоянно об этом предупреждали, он отвечал: «Это моя работа».

– Человек присутствовал на месте несанкционированного массового мероприятия, ему было сделано замечание, он не повиновался, и его задержали за административное правонарушение.

Кулешов утверждает, что предупреждал журналистов.

– Позняк и Багров вместе вели съемку, я к ним подходил, говорил, что тут проводится мероприятие. Они ходили за мной и снимали все, что происходит. Он участвовал в несанкционированном массовом мероприятии. Он сам принимал участие в акции, когда собирались люди и находились в шеренге. Я приобщил к протоколу, там все видно.

Милиционер считает, что журналисты призывали людей на мероприятие.

– Они поставили камеру, и именно после этого люди начали собираться. Именно после этого, так как до этого не было людей. Люди появились, когда началась видеосъемка. И четко было видно, что Позняк и Багров сами хотели показать, что это массовое мероприятие. Мне сказали, что им команду дал Гузаевский. Они сами в этом признались. На мои просьбы отойти и не мешать Позняк не реагировал. Другие милиционеры его тоже предупреждали, что необходимо соблюдать дистанцию.

17.30

Судья спрашивает, за что задержали журналистов. Кулешов говорит, что за административные правонарушения по ст. 23.34 и 23.4 («Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий» и «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий»).

Позняк парирует, что пресса может свободно вести съемку в местах событий.

Кулешов утверждает, что во время задержания журналист «начал прятаться за камеру и выставлял ее перед собой, чтобы его нельзя было за руку взять и задержать».

Адвокат спрашивает, какие конкретно действия совершал Позняк, что указывало бы на участие в акции.

– И прыгал и бегал за мной с камерами.

Милиционер не помнит, чтобы Позняк выкрикивал лозунги.

– Руками размахивал, говорил, что это моя работа и я буду здесь находиться.

После этих слов люди в зале возмутились таким ответом Кулешова.

– Позняк приближался к месту задержания, производил съемку, поэтому мешал.

Говорит, что лично участвовал в задержании. Физическая сила применялась, потому что Позняк оказывал неповиновение.

– В чем была необходимость применения физической силы?

– Невыполнение законных требований проследовать в автомобиль.

17.40

Опрашивают свидетеля Занько. Говорит, что знал Позняка как журналиста. Сам был на площади 20 июня. Там было примерно 20–30 человек возле ДК и около почты.

– Я был в машине и смотрел в чате стрим, который проводился. Потом увидел, что приехала милиция и устроили непонятно какой концерт. Когда приехал начальник милиции, стала слышна нецензурная брань со стороны не знаю кого и начались задержания. Начальник подошел ко мне и сказал, что даю вам 10 минут, чтобы уйти. Я сказал, что дождусь племянника и уйду. Там происходила жуть какая-то.

– Что за жуть? – спрашивает адвокат.

– Задержание людей.

Свидетель говорит, что видел, как милиция требовала у Позняка прекратить съемку, на что те ответили, что выполняют свою работу. Со стороны корреспондента никаких лозунгов и протестов не звучало, он ничем не размахивал.

– Я подходил к машине, чтобы дождаться там племянника, когда услышал крики и увидел задержание Позняка и Дулика. Уже людей было мало, начали расходиться кто куда. Слышал треск камеры и крики начальника, чтобы выключили эту камеру, «а то неизвестно что с нами завтра будет».

Свидетель утверждает, что до появления милиции на площади все было спокойно.

Объявлен 10-минутный перерыв.

18.05

Суд переходит к рассмотрению письменных материалов дела по административному правонарушению. В протоколе сказано, что опрос проводился в 23.10, закончился в 23.20. Позняк утверждает, что никакого опроса не проводилось.  

18.35

Адвокат заявила, что все протоколы, предоставленные суду, практически, если не полностью, идентичные – будто сделаны под копирку. При этом в них Позняк почему-то написан в женском роде. Есть и другие одинаковые нестыковки во всех документах. 

– Прошу заметить, что этот протокол идентичный прошлому, даже ошибки одинаковые. 

18.54

Судья начинает смотреть стрим с места событий, чтобы увидеть, как милиция предупреждала журналистов. Это займет примерно полчаса. Вы тоже можете его посмотреть у нас по ссылке

19.10

Слушатели на заседании говорят, что действительно на кадрах видно, что никто из милиционеров на протяжении всей акции и в момент задержания не представился.  

19.40

Просмотр стрима закончился. Адвокат говорит, что исходя из видео и со слов свидетелей никто не отрицает, что Позняк в этот день работал как журналист. И таким образом требование милиции не снимать – являются незаконными.

Журналисты не выкрикивали ни лозунгов, не призывали к протестам. Никто из милиции не смог пояснить на суде, какие противоправные действия совершил Позняк.

19.50

Рассмотрев материалы дела, судья Екатерина Груда признала Александра Позняка виновным по двум статьям КОАП (ст. 23.4 «Неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий» и ст. 23.34 «Нарушение порядка организации или проведения массовых мероприятий») и назначила наказание по 15 базовых величин. В сумме это 30 БВ – 810 рублей.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней в Брестском областном суде.

Александр Позняк рассказал Intex-press, что будет обжаловать решение суда.

19.55

Егора Дулика, который пытался снять задержание милицией журналистов и у которого медики скорой помощи подозревали перелом ребра, но в Ганцевичском РОВД позволили только сделать ему укол, увезли в больницу прямо из здания суда. 

Судебный процесс над журналистом Багровым продолжался до 21 часа.  

 

Читайте также: Барановичский боксер Кирилл Релих: «Задержания, избиения – это просто позор. Мне стыдно за такие действия властей!»

«Тащили в автозак — гематома на теле и ноге». Журналисты поговорили с задержанными в Минске и их близкими

Все материалы по теме ВЫБОРЫ читайте здесь

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
18 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Slims7777

Судить надо не корреспондентов, а так называемых «стражей порядка» которые мирных граждан избили и душили коленом

Scroll Up