Новости / Коронавирус

«Гражданин Швеции удивился моей маске». Жительница Барановичей рассказала, что изменилось в аэропортах Стокгольма и Минска из-за COVID-19

29.05.2020, 9:14  / remove_red_eye 5682   / chat_bubble4

Во время мировой пандемии коронавируса только две страны в Европе остались открытыми для въезда и выезда граждан – Швеция и Беларусь. В начале мая, возвращаясь из Швеции в родные Барановичи, я увидела, что изменилось в работе аэропортов, как реагируют шведы на людей в масках и какие перемены произошли в Беларуси.

«Гражданин Швеции удивился моей маске». Жительница Барановичей рассказала, что изменилось в аэропортах Стокгольма и Минска из-за COVID-19

Аэропорт в Стокгольме во время пандемии коронавируса. Фото: Мария КРУПЕНИНА

Возвращаясь в Барановичи, о коронавирусе я не думала вообще. Я привыкла, что в Швеции (там я обучаюсь в Гётеборгском университете с осени прошлого года) к COVID-19 относятся философски – ни карантина, ни паники. Там в инфекции я видела только плюсы: мне не нужно было рано вставать, идти на учебу или подработку, потому что из-за пандемии все переведено на дистанционную систему.

В Швеции даже защитную маску нельзя нигде купить – ни в аптеке, ни в магазине, ни по интернету. Все, на что можно рассчитывать, – это перчатки и антисептики. Насмотревшись видеороликов, где говорилось, что в самолете «подхватить» коронавирус проще простого, маску перед перелетом я сшила сама.

Кафе и магазины работают, дезсредств нет

Мне предстоял перелет Стокгольм – Минск. В трансфере до аэропорта были только русскоговорящие пассажиры. И это неудивительно: граница между Швецией и Беларусью открыта, и самолеты вылетают два раза в неделю по установленному графику.

В аэропорту меня удивило то, что там было пусто. У меня даже создалось впечатление, что я нахожусь в культовом постапокалиптическом фильме с Уиллом Смитом «Я – легенда». Аэропорт был полностью пустой, за исключением сотрудников самого аэропорта и пары-тройки людей в очереди на регистрацию вылета.

Несмотря на отсутствие людей, кафе, магазины, дьюти-фри работали. Закрыты были только обменные пункты и офис такс-фри.

Вместе с тем создавалось впечатление, что никакой пандемии нет: на полу не было линий для соблюдения дистанции, на прилавках кафе и магазинов отсутствовали антибактериальные средства. Сами сотрудники аэропорта без масок и перчаток. О самочувствии никто не спрашивал.

В толпе и без масок

Пассажиров на мой рейс было достаточно много: в основном украинцы, русские, белорусы. Были и шведы, уставшие сидеть дома и решившие сменить обстановку.

В очереди на регистрацию все стояли дружной толпой, не заботясь о том, что кто-то может быть заражен. Летели тоже без масок. Один из пассажиров – гражданин Швеции – очень удивился моей маске и заметил, что она абсолютно бесполезна для здоровых людей: носить ее должны только те, кто заражен коронавирусом.

В маске, которую я сшила сама накануне перелета. Фото: Мария КРУПЕНИНА

В маске, которую я сшила сама накануне перелета. Фото: Мария КРУПЕНИНА

Люди, которые летели со мной и не являлись гражданами Беларуси, беспокойно обсуждали, как им вернуться домой. Украинцы говорили, что по прибытии на родину должны будут находиться на самоизоляции и установить на телефон приложение, отслеживающее их местоположение. Иначе – штраф в размере 700 евро. Граждан России также волновала тема принудительной изоляции и возможные варианты дальнейшего пути из Минска.

Я перед отъездом домой наслушалась всякого: и про блок-посты на границах городов, и про проверку температуры, и про тесты прямо в аэропорту Минска. Так что немного волновалась.

По приезде – на самоизоляцию

Все оказалось не так страшно, как представлялось. Никаких тестов и блок-постов.

В самолете перед самой посадкой пассажирам раздали анкеты и попросили заполнить, но обратно их не собирали. А по прибытии в аэропорт, на паспортном контроле, мне пришлось заполнить три документа: две анкеты и одно заявление.

В анкете, где нужно было указать паспортные данные и номер мобильного телефона, было прописано, что я обязуюсь соблюдать домашнюю самоизоляцию в течение 14 дней, если у меня нет повышенной температуры и кашля. В случае несоблюдения этих правил – штраф в сумме до 50 базовых величин.

Затем мне выдали брошюру о правилах поведения граждан, находящихся на самоизоляции: не посещать торговые центры, объекты общественного питания, спортивные, выставочные и концертные залы, кинотеатры и другие места массового пребывания людей. Можно только в случае необходимости сходить в ближайший продовольственный магазин и аптеку.

Памятка о правилах поведения на самоизоляции. Фото: Мария КРУПЕНИНА

Памятка о правилах поведения на самоизоляции. Фото: Мария КРУПЕНИНА

Разрешалось также выгуливать домашних животных и выносить мусор. Обязательно использовать маску и перчатки, а также соблюдать дистанцию не менее 1,5 метров от других людей. При ухудшении здоровья – вызвать скорую и обязательно сообщить врачам, что вы прибыли из другой страны.

В аэропорту Минска были заметны перемены, вызванные коронавирусом. Все сотрудники аэропорта находились в защитных масках и перчатках. На полу – линии для соблюдения дистанции.

Разное восприятие

Дома я провела, как положено, две недели. По натуре я домосед, поэтому не могу сказать, что мне было сложно сидеть дома. Конечно, я ходила в магазин, в аптеку и выносила мусор. Никаких проверок и звонков по поводу моего самочувствия или соблюдения самоизоляции не было.

Когда время вынужденного карантина прошло, мне, наконец, удалось прогуляться по улицам города. И я была очень удивлена. На улицах Барановичей, в отличие от Швеции, почти все люди ходят в масках и перчатках, а в кафе можно увидеть одного-двух человек.

Во дворе дома я как-то услышала разговор двух женщин в возрасте чуть за 50, которые обсуждали меры предосторожности во время пандемии. А одна заявила, что никого в дом не приглашает, а также боится нечаянно соприкоснуться с другими людьми. Понятно – они в группе риска. Но и мои друзья, к примеру, тоже боятся вируса и находят тысячи предлогов не выходить лишний раз из дома. Моя подруга, которая живет в Минске, не приезжает домой к родителям уже три месяца. Для меня это просто необъяснимо.

Именно в Барановичах я поняла, насколько по-разному воспринимают эпидемию шведы и белорусы. Шведы поддерживают политику антистресс – жизнь продолжается так, будто ничего и не случилось. В Беларуси же живут, надеясь на лучшее и готовясь к худшему.

Читайте также: Удивительные цифры по смертности от коронавируса в Беларуси и Швеции

«Строгого карантина нет, если заболел – просят оставаться дома». Уроженка Барановичей рассказала о жизни в Швеции во время COVID-19

Присоединяйтесь к нам в Viber или Telegram, чтобы быть в курсе важнейших событий дня или иметь возможность обсудить тему, которая вас взволновала.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
4 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Nickname

Пусть буде всё хорошо!..

Scroll Up