Новости / Коронавирус

Женщина о том, как не могла добиться госпитализации в Лунинце, поехала в Минск – оказалось, у нее COVID-19. «И мы все это время ходили и разносили»

5.04.2020, 13:23  / remove_red_eye 14907   / chat_bubble3

Наталья Седова – первая заболевшая жительница Лунинецкого района, рассказала Медиа-Полесью о том, с чем пришлось столкнуться, прежде чем она была госпитализирована.

Женщина о том, как не могла добиться госпитализации в Лунинце, поехала в Минск – оказалось, у нее COVID-19. «И мы все это время ходили и разносили»

Фото: Медиа-Полесье

Муж Натальи Седовой Николай – заболел первым. Сейчас он находится в тяжелом состоянии в реанимационном отделении Лунинецкой райбольницы на аппарате ИВЛ, рассказала женщина Медиа-Полесью.

Наталья, у которой в течение недели держалась температура 39,7 градуса, не могла добиться госпитализации в Лунинце, поэтому самостоятельно уехала в Минскую клиническую больницу, где подтвердились догадки о том, что она инфицирована.

Сын Седовых, Александр, учится в Витебском медуниверситете. Он не приезжал домой, как сообщалось ранее, чтобы учиться дистанционно.

— Дома я не был с конца января, — говорит Александр. – Не контактировал с родителями и семьей, живу в общежитии.

Александр очень переживает за родителей, которые лежат в разных больницах, а также за младших брата и сестру – их отправили на карантин в Брестскую областную «инфекционку». Там же находятся бабушка, мамина сестра с мужем и детьми – все, с кем она имела контакт.

— Так вышло, что, видимо, нам с мужем пришлось принять удар первыми, — начала рассказ Наталья. – Мужу стало плохо 23 марта. Затем становилось хуже и хуже. В субботу ему надо было идти на смену – как старший охранник на «Полесьеэлектромаше», Николай должен измерять температуру работникам на проходной. Но позвонил начальнику и попросил отгул, пояснив, что у самого температура 39,7 градуса.

Надеялись, что за выходные станет лучше, но температура никак не спадала.

— В понедельник вызвали фельдшера, тот посоветовал больше пить жидкости и лежать. Муж лежал до среды. Тут уже слегла и я сама. Было так плохо, что, казалось, земля из-под ног уходит. Пили все препараты подряд, но ничего не помогало. Это не похоже на обычный жар. Это страшный озноб, лихорадка, ломит конечности, — рассказывает Наталья и добавляет, что подробности приводит для того, чтобы люди понимали, как начинается вирус.

На 5-й день Николай выбил в амбулатории направление на снимок.

В пятницу Наталья отправилась на прием, температура на тот момент была 37,2 градуса. Больничный ей врач в Дятловичах открыла, а в субботу закрыла, сказав, что все нормально.

В понедельник, 30 марта, женщина, являясь руководителем Лунинецкого «Евроопта», отправилась на работу. С температурой 39,8. Больничный же ей не продлили! Кое-как пережив ночь, поехала на работу и во вторник, чтобы закрыть отчет за месяц. С трудом выдержав на рабочем месте несколько часов, вернулась домой. Вызвала скорую.

— Я прошу медиков: «Заберите меня в больницу», говорю, что это не просто простуда, а, скорее всего, эта зараза. Мне отвечают: «Успокойтесь, не паникуйте. Кто ж вам это скажет?». Идите на ФАП.

Утром 1 апреля, получив укол от фельдшера, кое-как добралась на ФАП, снова попросилась у врача в больницу – температура 6-й день не спадает. В ответ услышала: хорошо бы положить, но в больнице нет мест.

Наталья попросила направление на флюорографию, ее упрекнули, что время для этого позднее, но врач все же позвонила в Лунинец, чтобы Наталье сделали снимок. Флюорографию женщина прошла, но врача, чтобы расшифровать, в поликлинике уже не было.

А 2 апреля Наталья с сестрой поехала в Минск, не дожидаясь вердикта местных медиков.

В приемном покое 6-й клинической больницы у Натальи взяли анализ, мазки, сделали КТ и тест на коронавирус.

53-летний супруг Николай в это время уже находился в Лунинецкой больнице. Рентген не подтвердил пневмонию, но его все же положили в инфекционное отделение. Мужу становилось хуже, она переживала за него больше, чем за себя.

Когда Наталью обследовали в Минске, она посетовала врачам: «У меня муж в тяжелом состоянии, говорят, что легкие чистые». Ей ответили: «Пусть сделают КТ, флюорография ничего не показывает».

Наталья звонила мужу, просила, чтоб добился КТ… После обследования Николая сразу отправили в реанимацию. В момент, когда мы разговаривали с Натальей, ее муж продолжал находиться в тяжелом состоянии на аппарате ИВЛ.

— Здесь, в Минске, всем пациентам делают все. У меня взяли тест на коронавирус – он положительный. У мужа тоже брали в Лунинце, отправили тест в Брест — показал отрицательный. Он раньше меня заболел — он неделю мучился, а потом я. Почему к нам так отнеслись?! — сетует мама троих детей.

— У меня сейчас состояние средней тяжести, но врачи молодцы, это вселяет уверенность. У меня поражены два легких, я не на аппарате ИВЛ, но на кислородном аппарате. Слава богу, сбили температуру. Прокапали парацетамолом. — Наталья разговаривает с хрипами в голосе, но слышится оптимизм. — Если бы не сестра, моя судьба была бы еще хуже, чем у мужа… Ему чуть лучше, он пришел в сознание. Решается вопрос, чтобы перевести Николая в Брест. Я постоянно звоню в Лунинецкую реанимацию и спрашиваю о его состоянии.

— Меня надо было изолировать, как только начались симптомы этой заразы. А не когда я сама стала проситься на снимок, вызывать скорую и когда мой муж три недели лежал с температурой… И мы все это время ходили и разносили это все. То, что они изолировали сейчас, 20 человек «Евроопта», — это не все. Ведь мы тоже никуда не ездили, не имели контакт с людьми из-за границы, ведем здоровый образ жизни.

Наталья обращается к родителям:

— Не отпускайте детей на секции, тренировки. Мои дети ходили, я уверена, что сейчас они переносчики, потому что они ухаживали за мной, когда я лежала дома. Я больше чем уверена, что у них подтвердится коронавирус.

Наталья рассказывает, что отделение, где она лежит в Минске, за ночь «битком забили пациентами».

— Я откровенно рассказываю вам свою историю потому, что люди мало знают о заболевании, думают, что это где-то там, далеко. Но ни я, ни муж никуда не ездили. Вирус он тут, рядом, — произносит Наталья. — То, что мы попали первыми, — это стечение обстоятельств, рок судьбы. Думаю, что все впереди.

Также женщина отмечает:

— Если у вас отсутствует обоняние, то есть вы не чувствуете запахов, – вы переболели.

Коллеги из «Евроопта», которых отправили на карантин в Молотковичскую больницу, создали группу, общаются, поддерживают своего руководителя Наталью Седову.

— Боремся из последних сил, — делится Наталья. В голосе боль. Не за себя, а за детей, мужа, маму, всех близких. И за лунинчан, которых она просит не относиться к своему здоровью беспечно, выполнять требования по защите.

Читайте также: «Отец умер, мы с мамой согласились на экспериментальное лечение». Еще одна жертва коронавируса в Минске

Белорусы в соцсетях пишут некрологи о себе

Инфографика: Петр КАРАСЮК

Инфографика: Петр КАРАСЮК

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
3 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
злой кот

статистику не хотели портить либо не компетентные врачи на селе.

Scroll Up