Новости / Коронавирус

«Теперь я боюсь человеческой паники и агрессии». Бывший сотрудник эпидемиологического отдела Минской санстанции о ситуации с COVID-19

27.03.2020, 10:59 / remove_red_eye 3103 / chat_bubble2

«На распространение эпидемий влияют как природные, так и социальные факторы, поэтому нам не нужно основываться на мнении врача из Испании или Италии: у нас другой климат и система работает по-другому», – считает Наталья Огарелышева, бывшая сотрудница эпидемиологического отдела Гигиенического центра и эпидемиология, а теперь и магистр культурного наследия.

«Теперь я боюсь человеческой паники и агрессии». Бывший сотрудник эпидемиологического отдела Минской санстанции о ситуации с COVID-19

Наталья Огарелышева. Фото: Радыё Свабода

«Пандемия — это всемирное распространение инфекции, и мы можем сказать, что здесь, в Беларуси, эпидемическая вспышка»

Радыё Свабода: — Вы 12 лет проработали в эпидемическом отделе санитарной службы. Как вы оцениваете состояние медицинской системы Беларуси в отношении готовности к пандемии коронавируса?

Наталья Огарелышева: — Да, по моему первому образованию я врач-санитар, и 12 лет проработала в противоэпидемическом отделении одной из минских санитарных служб. Это включало в себя вспышки инфекционных заболеваний и инфекционные больницы. Сейчас модно использовать термин «пандемия», но это означает распространение инфекции по всему миру.

О Беларуси можно сказать, что существует эпидемическая вспышка — внезапное увеличение количества инфекционных заболеваний на определенной территории. Я не могу оценить состояние медицинской системы Беларуси с точки зрения готовности к борьбе с коронавирусной инфекцией и борьбы с ней, поскольку я долгое время не работала в этой системе, но считаю, что с началом первых «вспышек» в Китае, Италии и в соседних странах наши врачи начали прогнозировать, когда он достигнет Беларуси и что с этим делать. Ибо иначе эта система не работает.

РЕКЛАМА

— С какими вспышками вы имели дело за 12 лет работы? Можете ли вы сказать, что нынешняя ситуация является самой опасной со времен независимости Беларуси?

— Я хорошо помню вспышку энтеровирусной инфекции в 2007 году, когда все тоже «приспособились» к ней и научились с ней работать. Сначала думали, что это просто «детская» инфекция, но взрослые тоже болели, только переносили ее намного легче. Произошла «вспышка», все прекратилось, а затем единичные случаи стали регистрироваться в Беларуси. Потом корь привезли нам по «торговым путям», помните, когда было модно ездить в Хмельницкий в Украину? Тогда мы беспокоились о непривитых людях. Я также видела вспышки педикулеза в некоторых детских учреждениях после каникул. Но слово «эпидемия» больше относится к инфекциям, таким как грипп, потому что это исчисляется тысячами больных людей. И это не страшно, это значит, что пошел эпидпроцесс, с которым нужно работать, чтобы урегулировать его.

Не могу сказать, что сегодняшняя ситуация самая опасная. Здесь все зависит от конкретной инфекции: как она будет себя вести дальше, как ее будут воспринимать люди и какие регистрируются формы — легкая или тяжелая. Например, для коронавирусной инфекции для конкретной территории цифра 100 серьезна, а для менингита 1–2 случая уже серьезны, особенно если это менингококковый менингит в форме энцефалита (потому что он влияет на мозг).

— Министр здравоохранения заявил, что развитие ситуации с коронавирусом в Беларуси не пойдет по «итальянскому» сценарию, потому что у нас немного другой сценарий, потому что в Европе нет санитарно-эпидемиологической службы и инфекционных больниц». Это действительно так?

— Конечно! И я обратила на это внимание в комментариях после публикации моей статьи. Потому что на распространение эпидемий влияют как природные, так и социальные факторы. Поэтому нет необходимости обращать внимание на мнение врача из Испании или Италии: у нас другой климат, а система лечебно-профилактических учреждений работает совсем по-другому.

РЕКЛАМА

— Почему молчат нынешние белорусские врачи, эпидемиологи, вирусологи, инфекционисты? Как вы думаете, люди были бы более спокойными, если бы им было разрешено открыто отвечать на вопросы, которые волнуют людей?

— Я бы не сказала о «молчании» — вся информация ежедневно обновляется на сайте RCGIE. Это означает, что специалисты «разговаривают» с населением на языке цифр, так как эпидемическая ситуация отслеживается и меняется каждый день. Кроме того, работает горячая линия для коронавирусной инфекции (там есть телефон). Вы можете задавать вопросы и высказывать мнения. Но не забывайте, что сезонные болезни никуда не делись, ни ОРЗ, ни энтеровирусная инфекция! Вот почему я искренне сочувствую своим бывшим коллегам и желаю им сил в такое трудное время, так как надо все отслеживать.

«Люди станут реже путешествовать по морю в соседние страны, поэтому у них будет меньше гепатита А»

— Что говорит ваш 12-летний опыт работы в эпидемиологии о перспективах развития коронавирусной инфекции в Беларуси и в мире?

— Прежде всего, не может не радовать, что это капельная инфекция, поэтому она все же сезонная. Тут делают прогнозы до лета-осени, но посмотрим. Летом сезон фруктов и овощей начинается, поэтому у нас всегда есть «урожай» дизентерии и сальмонеллеза. Конечно, люди станут реже путешествовать по морям в соседние страны, поэтому они принесут меньше гепатита А. И, во-вторых, никогда не следует забывать о своем собственном иммунитете. Почему врачи призывают его готовить летом? Потому что зимой все может случиться. Что, кстати, и произошло: грипп ожидался, как всегда, а пришел коронавирус. Сейчас людям трудно, потому что их организмам приходится бороться как с сезонными, так и с «новыми» инфекциями. Поэтому нужно себя беречь!

— Нужен ли Беларуси карантин (более или менее жесткий)?

— Здесь нужно учитывать много показателей: цикличность и интенсивность эпидемического процесса на нашей территории, количество заболеваний в каждом регионе или отдельном населенном пункте и даже возраст заболевших. Я думаю, что это уже давно проанализировано. Вот почему я не могу однозначно ответить, должно ли это быть. Теперь люди сидят в лабораториях, работают с вирусом, изучают его особенности, а затем передают данные «выше» — вот где все решается.

— Вы боитесь пандемии?

— Это может звучать немного пафосно, но для себя я ничего не боюсь. Однако я видела, как другие люди болеют, и мне всегда их жалко. Жаль семей, где умерли родственники от менингита и гриппа, жаль тех, кто «привез» различные экзотические заболевания со своих летних каникул. Теперь мне также всех жаль, и теперь я боюсь человеческой паники и агрессии. Бывает, что на улице страшно, когда человека с другим цветом кожи, который кашляет, подозревают неизвестно в чем и чуть ли не выгоняют из общественного транспорта. Страшно, что нет сознания.

«Культурное наследие будет отдыхать какое-то время»

— Скажите как ученый: что является сейчас главной проблемой для нашего общества в связи с коронавирусом?

— Я специалист по культурному наследию, кроме работы в отделе паломничества и антропологии. Это разные слои меня, разные личности, но в настоящее время они работают очень хорошо! Когда я смотрю на то, что сейчас происходит в мире, я могу оценить ситуацию с точки зрения эпидемического процесса и его отношения в обществе и я даже могу предсказать, что может произойти с культурным наследием.

Да, теперь, из-за коронарной вирусной инфекции люди перестали посещать музеи и другие объекты, поэтому я могу сказать, что наследие будет «отдыхать» в течение некоторого времени, будет не тронутым и в режиме онлайн. Это означает меньше интервенций, но больше времени для размышлений, например — «вот когда все закончится, тогда мы сделаем то-то и то-то и другое, пока будем рисовать на бумаге». И это также выход! А пока не стоит паниковать и нужно по-настоящему задумываться над перспективой.

Нам сейчас лучше, чем людям в XIV и XV веках, когда не было карантина, на улицах лежали трупы и не было канализационных коллекторов. Вот это были эпидемии! Что еще важно – во время таких бедствий человеческий мозг думает, как уберечься. Например, во время Второй мировой войны был изобретен пенициллин, который спас тысячи жизней. Более того, он продолжал спасать даже после войны. А теперь, в XXI веке, я думаю, рождается что-то, что может помочь.

Вот мы все перешли в онлайн-режим, и это реальность сегодняшнего дня, а завтра может произойти что-то новое и не обязательно негативное. Так что теперь нам нужно обобщить наш опыт, переосмыслить ситуацию и подумать о том, как использовать все это в положительных целях. Как говорят эпидемиологи, «разные ситуации — это разные модуляции». Здоровья всем нам!

Читайте также: «Мы будто в страшном сне». Уроженец Барановичей, живущий в Испании, рассказал, как страна борется с коронавирусом

«Масок не хватает даже врачам». Уроженка Барановичей, переехавшая в США, рассказала, как коронавирус изменил жизнь американцев

«Ночью военные грузовиками вывозили тела». Белоруска, живущая в Италии, рассказала, что там сейчас происходит

РЕКЛАМА

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

2
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
2 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
2 Авторы комментариев
Nicknameзлой кот Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
злой кот
Участник
Загрузка аватара
Комментатор
Первая сотня
За просмотр контента
За посещение сайта
Логин на сайт

Вот она как специалист по культурному наследию может сказать как памятник ленину стал культурным наследием Беларуси ?))))))

Nickname
Участник
Комментатор
Первая сотня
Загрузка аватара
За просмотр контента
За посещение сайта
Логин на сайт
Читатель-месяца
Ударник
Глаз как у орла
Герой

Дальше видно будет…

Scroll Up