Новости / Общество

«В огороде выкопали 3500 боеприпасов». Военнослужащие барановичской в/ч 7404 – о своей работе

18.03.2020, 11:28  / remove_red_eye 2243   / chat_bubble2

На какие вызовы чаще выезжают саперы, где живут служебные собаки-пенсионеры и к чему может привести сломанная пружина в автомате, рассказали военнослужащие в/ч 7404 накануне Дня внутренних войск Беларуси, который отмечается 18 марта.

«В огороде выкопали 3500 боеприпасов». Военнослужащие барановичской в/ч 7404 – о своей работе

Виктор Стасев, Михаил Кучмарев, Николай Волошин. Все фото: Андрей БОЛКО

В этом году внутренним войскам МВД и барановичской в/ч 7404 исполняется 102 года. Эта войсковая часть — старейшая в белорусских внутренних войсках.

Соединение, которым сейчас командует полковник Вячеслав Люшкевич, образовалось в 1918 году. Тогда в Витебске была создана первая конвойная команда из 23 добровольцев, которая и стала прародителем современной войсковой части. 

На сегодня бригада насчитывает около 1500 человек личного состава. Воинские части и отдельные подразделения дислоцируются в Бресте, Ивацевичах, Волковыске и Гродно. 

«Раньше «минировали» по несколько раз в неделю»

Михаил Кучмарев, старший техник пиротехнических работ, заместитель командира саперно-пиротехнической группы:

На службе в саперно-пиротехнической бригаде я с 2001 года. Наша группа обслуживает не только Барановичи и район, но еще и шесть районов Брестской, и четыре района Минской области. Поэтому работы всегда хватает.

Саперно-пиротехническая группа обычно выезжает по трем сигналам: «обнаружен взрывоопасный предмет», «обнаружен подозрительный предмет» и «объект заминирован». Также саперы обследуют территорию перед проведением массовых мероприятий и перед приездом высших должностных лиц.

Раньше мы часто выезжали на «заминирования». Сколько раз «минировали» «Октябрь» за годы моей службы, я даже не вспомню. А в школы, бывало, ездили по несколько раз в неделю. Не хочет кто-то писать контрольную, звонит – и все. Урок сорван. Сейчас таких ложных вызовов практически нет. Последний был в прошлом году – когда «заминировали» завод «Атлант».

Сейчас чаще приходится работать с обнаруженными боеприпасами. В этом году из-за аномально теплой зимы таких находок было особенно много: только с начала года обнаружено и уничтожено уже более 800 единиц.

В основном – это «эхо войны». Но, несмотря на возраст, некоторые боеприпасы до сих пор находятся в идеальном состоянии. Несколько лет назад в Лавриновичах при строительстве фермы обнаружили целые пачки австрийских патронов. Все как новенькие – бери и стреляй.

Довелось находить и целые склады. В 2008-м в огороде частного дома на улице Вильчковского мы «выкопали» 3500 единиц!

Было в моей практике и самодельное взрывное устройство. Однажды нас вызвали на старое кладбище, где на тропинке между могил было установлено что-то вроде гранаты с растяжкой. После подрыва оказалось, что устройство начинено сухим горохом.

Самое страшное, когда из-за опасных находок страдают и гибнут люди. Причем убивает их собственная беспечность. Не понимаю, что движет людьми. Ведь даже нам, специально обученным, бывает страшно. Ведь снаряды – не игрушки.

«Возвращаем оружие к жизни»

Николай Волошин, начальник оружейной мастерской:

Во внутренних войсках я 14 лет. Срочную службу проходил в спортивной роте клуба «Армия» в Минске, занимался пулевой стрельбой. Потом остался там служить по контракту.

Спортивная карьера шла в гору: я стал мастером спорта международного класса, завоевал титул чемпиона Европы, занимал призовые места на чемпионатах мира. И уходить из спорта не собирался, но судьба распорядилась иначе – большой спорт пришлось оставить. Когда встал вопрос: «что дальше?», решил пойти во внутренние войска.

Тем более что в в/ч 7404 слесарем по ремонту вооружения работал мой отец. Оружейному ремеслу он посвятил всю свою жизнь, изобрел множество приспособлений по разборке и сборке ударно-спусковых механизмов. Учился он, кстати, у самого Калашникова в Туле.

Именно отец привил мне любовь к оружию. Еще мальчишкой я бегал к нему на склад поглазеть на пистолеты и автоматы.

Так, в 2005 году я перевелся в Барановичи на должность начальника оружейной мастерской. Моя работа заключается в обслуживании и ремонте вооружения. А вооружены все военнослужащие бригады. В общей сложности – это более 600 единиц. Это и автоматы, и пистолеты. И устройство каждого нужно знать досконально.

Раз в год мы выезжаем во все подразделения бригады – в Ивацевичи, Гродно, Брест – и полностью, до винтика, перебираем каждую единицу, ставим оценку состояния, а иногда и возвращаем оружие к жизни.

От состояния вооружения зависит многое. Малейшая неисправность может привести к плачевным последствиям.

Из-за одной полетевшей пружины в автомате может погибнуть военнослужащий во время конвоирования. Неисправно оружие – и заключенные могут совершить побег.

«Собаки тоже всегда в боевой готовности»

Виктор Стасев, техник пиротехнических работ, инструктор розыскной собаки:

Кинологией я интересовался с детства. Очень люблю животных, и у нас дома всегда были собаки. Помню, увижу по телевизору дрессированное животное и думаю: как можно собаку научить, если даже люди не всегда тебя понимают?

Во время срочной службы во внутренних войсках я уже знал точно: стану кинологом. И, когда в 2017 году в подразделении освободилось место, возможность такую не упустил.

Кинологи могут работать как со своими, так и с «казенными» собаками. Но в нашем подразделении – все собаки личные. Мы сами выбираем собаку, несем за нее ответственность и, когда животное «уходит на пенсию», забираем себе.

Служебные собаки не отличаются от обычных: они также любят играть, любят, когда их гладят. Тем не менее они – настоящие военнослужащие, только зарплату не получают.

Они живут на территории части, состоят на довольствии и тренируются по расписанию. И они всегда в боевой готовности – ведь вызвать на задание могут в любую минуту.

Один из самых важных моментов в нашей работе – это выбор собаки. Далеко не каждая может быть поисковиком. Они, как и люди, бывают разными. У каждой свой характер, свой темперамент.

За своим Шерлоком, который сейчас обучен поиску взрывоопасных предметов, я ездил в Гомель.

Сначала мы отучились в специальном кинологическом центре в Могилеве, но там дают только азы. Все остальное делаешь сам. И здесь очень важно установить связь с собакой. От взаимопонимания в тандеме зависит и эффективность работы. Шерлок понимает меня с одного жеста, с одного взгляда.

Наша главная работа – обследование территории перед проведением массовых мероприятий. Но довелось выезжать и на «заминирование». Вызов оказался ложным, но отработал тогда Шерлок отлично.

Шерлок стал неотъемлемой частью моей жизни. Первое, что я делаю с утра, – прихожу к нему. А дома переживаю: здоров ли, хорошо ли поел? Он – не просто напарник, а настоящий друг.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
ДедСаша

Дай Вам Бог поменьше работы…

Scroll Up