Новости / Экономика

Романчук: уже в этом году курс доллара может достичь 3 рублей

2.03.2020, 9:55  / remove_red_eye 2033   / chat_bubble2

Есть макроэкономические, финансовые, торговые причины, чтобы девальвация рубля продолжалась.

Романчук: уже в этом году курс доллара может достичь 3 рублей

Фото: Intex-press

Экономист Ярослав Романчук объясняет, что уже в этом году курс доллара может достичь 3 рублей, заявляет, что коронавирус может стать экономическим подарком для Беларуси, и объясняет, почему премьер-министр Румас не оправдал надежд, пишет ex-press.by.

— В последние недели белорусы со страхом наблюдают, как почти ежедневно растет курс доллара к белорусскому рублю, почти ежедневно белорусский рубль ставит новые исторические рекорды. Население за последние 3 года привыкло к определенной стабильности национальной валюты. К тому же падение рубля наложилось на информацию о энергетических расхождениях Минска с Москвой, о падении ВВП в январе, падении цен на нефть на мировом рынке — есть основания волноваться. Снижение курса рубля — это временное явление, или стратегический тренд?

— Пока это снижение еще небольшое и не должно быть поводом для паники. Но мы видим, что есть макроэкономические, финансовые, торговые причины, чтобы девальвация белорусского рубля продолжалась.

Прежде всего это ухудшение торгового сальдо — дефицит внешней торговли превысил 10 процентов ВВП. Это также конфликт с Россией по поводу нефтепродуктов. Когда мы слышим от главы государства, что у нас торговая война и нужно защищаться — это не добавляет оптимизма и не позволяет бизнесу составлять стратегические планы.

В этом контексте хочу отметить конструктивную роль Национального банка, который в январе сократил активную рублевую массу. Там понимают, что если будет более рублей в экономике в ситуации, когда стало меньше валюты, то это отрицательно повлияет на курс рубля.

Если и говорить о поведении органов власти, которые являются неадекватными и повышают риски, — так это Министерство финансов и Совет Министров, которые, на мой взгляд, недостаточно жестко относятся к тем, кто использует неправильно бюджетную помощь и льготные кредиты.

— Если продолжатся эти тенденции, то какого курса рубля можно ожидать к концу этого года?

— Год будет разбит на 2 части. Первая — до президентских выборов. Курс рубля — один из показателей, по которому население оценивает качество экономической политики, и Лукашенко сделает все, чтобы не было никакого большого обвала.

Но если будет продолжаться финансирование государственных программ в том же формате и масштабах, которые мы видели до сих пор, если Россия не удовлетворит все белорусские «хотелки», — тогда при сокращении экспорта ВВП может упасть на 3-5 процентов. И тогда курс рубля без сбалансирования платного и торгового баланса может составить 2,7-3 рубля. Национальный банк будет стоять до последнего, чтобы этого не допустить. Но когда на весах будет выбор перспективы переизбрания или серьезного системного кризиса — я думаю, правительство пойдет на то, чтобы на нас всех наложить девальвационный налог.

— В последние недели серьезные международные экономические организации стали говорить о возможном влиянии коронавируса на всемирную экономику, говорят о возможном замедлении глобального роста. Если нефть упадет до 50 долларов за баррель, это же не может не повлиять на Россию и Беларусь?

— Если коронавирус станет причиной падения цен на нефть, то это для нас подарок. мировая цена нефти может стать такой, по которой мы покупали нефть в России в 2018-2019 годах. Белорусов не очень трогает то, что мировые биржи падают. Деньги белорусских домашних фермерских хозяйств не вложены в мировые акции, поэтому для них падение бирж вообще не новость.

Но коронавирус будет использовать белорусская государственная пропаганда. Они теперь будут говорить, что не система управления, не система собственности есть причина кризиса белорусской экономики, а некие «внешние объективные причины».

— Недавно в одном из интервью вы сказали, что, по вашему мнению, Румас как премьер оказался хуже, чем его предшественник Кобяков. Почему Румас не оправдал тех реформистских надежд, которые многие на него возлагали?

— Да, ведь мы помнили, как в начале 2010-х годов Румас был противником экстенсивной системы управления и кредитования экономики. Мы надеялись, что он как человек из банковской сферы будет более рыночным.

Но получилось, что когда был Кобяков, мы получили декреты № 7 и 8, стратегию развития предпринимательства, был настоящий диалог с бизнесом. Казалось, что голос бизнеса будет услышан и этот диалог будет продолжаться.

Что сделал Румас? Он в сущности свернул все эти программы, диалог с предпринимателями опустился «ниже плинтуса». Ни одного конструктивного документа, который бы поддерживал рыночные реформы, правительство Румаса не предлагал и не поддержал. Поэтому не по словам, а по действиям нужно оценивать правительство Румаса.

Недавно в Национальной библиотеке прошел форум предпринимательства, но ни Румас, ни его заместители или министры туда не пришли. Они продолжают ремонтировать эту палочно-галочную систему, которой сам Румас дал диагноз. В конце 2019 года он заявил, что традиционная экономика исчерпала резервы роста и нет надежд, чтобы она продолжала расти и развиваться. Но он ничего не делает, чтобы рост был.

— Белорусская экономика сильно связана с событиями на переговорном российско-белорусском фронте. Теперь некоторые белорусские чиновники даже заявляют, что мы, мол, не хотели этой дешевой российской нефти. После всех этих раундов переговоров как выглядит энергетический баланс между двумя странами?

— Надо согласиться с одной очевидной правдой — дешевых энергоносителей из России больше не будет. Если вы независимая страна, то нужно ориентироваться на мировые цены, требовать таких цен от своих партнеров. Задача власти — ликвидировать все нетарифные и тарифные барьеры на пути белорусских товаров.

С 1993 года мы слышим, что Беларусь должна вступить во Всемирную торговую организацию (WTO), и снова это откладывается. Ведь когда мы слышим, что есть программа аграрной безопасности, согласно которой нужно уменьшить долю импорта, — это, безусловно, противоречит нормам и стандартам WTO.

Я до президентских выборов не вижу никакой возможности никаких реформ. Когда я смотрю на те кадровые назначения, задания, которые Лукашенко дает правительству (не знаю, кого он назначит вместо Румаса и какая будет кадровая политика), когда я вижу, кого он назначил главным в экономике в Администрации, — то надежды на реформы равны нулю.

Правительство вместо того, чтобы внимание, энергию и ресурсы направлять на диалог с бизнесом, гораздо больше внимания уделяет чемпионату по биатлону, другим маргинальным темам, никак не связанным с экономической политикой и защитой суверенитета нашей страны.

— Если вы уже начали давать прогнозы, то ваш прогноз относительно того, продержится премьер-министр Румас на своем посту хотя бы до ближайших президентских выборов, которые пройдут в этом году.

— Я думаю, не продержится. Ведь очевидно: если Румас останется на посту, то это означает, что Лукашенко, который дал ему персональную ответственность за рост экспорта, расписывается в своей управленческой импотенции.

Румас завалил пятую пятилетку, среднегодовые темпы роста минимальны. Но шестая пятилетка может быть еще хуже. Правительство не может говорить правду, говорит только то, что хочет слышать Лукашенко, и под это пишет какие-то бумажки. Так что я думаю, что если Румас останется премьер-министром, это будет означать еще большое поражение Лукашенко.

Читайте также: Доллар становил новый исторический максимум по отношению к белорусскому рублю

За чертой бедности – больше 450 тысяч белорусов. В каких регионах больше всего бедняков

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
2 Комментарий
большинство голосов
новее старее
Ответы по тексту
Посмотреть все комментарии
Patrick

«…надежды на реформы равны нулю.» — сильно сказано, прямо в точку.

Scroll Up