Новости / Люди

«Есть вещи, намного страшнее огня». Барановичские спасатели – о своей работе

19.01.2020, 9:00  / remove_red_eye 2666   / chat_bubble4

Накануне Дня спасателя, который в Беларуси отмечается 19 января, Intex-press поговорила с работниками МЧС разных специальностей. Спасатели рассказали о самых запоминающихся моментах в работе, о том, почему бывает сложно добраться до места пожара, и какие сюрпризы могут ожидать за дверью горящей квартиры.

«Есть вещи, намного страшнее огня». Барановичские спасатели – о своей работе

Илья Жавнерчик восемь лет работает водителем в ПАСЧ №1. Фото: Ирина ПЛЮТО

«Обычная работа – сбор ртути из разбитых градусников»

Александр Жук работает в должности химика-дозиметриста в ПАСЧ №1 пять лет.

Его работа, говорит Александр, мало чем отличается от пожарного-спасателя – он также заступает на дежурства, выезжает на пожары.

Разница в том, что в непосредственные обязанности химика-дозиметриста входит ликвидация химических аварий и ЧС с химически опасными веществами и радиационными веществами. Но, к счастью, это единичные случаи.

– Большая часть работы как химика-дозиметриста – это сбор ртути из разбитых градусников, – рассказывает Александр. – Таких вызовов в сезон простуд бывает по несколько за сутки.

Александр Жук, МЧС

Александр Жук. Фото: Ирина ПЛЮТО

Несмотря на то, что диспетчеры подробно объясняют позвонившим, как правильно собрать ртуть и что с ней делать потом, многие боятся даже прикасаться к веществу. Одно только слово «ртуть» вселяет в людей ужас. Хотя мало кто знает, что количество вещества, находящегося в градуснике, ничтожно мало и не способно навредить человеку. А для того, чтобы его «обезвредить» окончательно, достаточно просто хорошо вымыть пол и проветрить помещение.

Кроме градусников химикам приходится иметь дело и с более «серьезными» вещами – осами.

– Дезинсекция – самая страшная работа, – смеется спасатель. – Представьте, в 30-градусную жару работаешь в прорезиненном костюме, когда и так нечем дышать. А если гнездо еще и на чердаке…

Кроме того, рассказывает Александр, осы отличаются своей мстительностью. Но пожары, осы и градусники – не единственное, с чем спасателю приходилось иметь дело. Однажды ему довелось поработать «спецназом».

– Вызвали нас как-то в квартиру: необходимо было обеспечить доступ в помещение сотрудников милиции. Решили проникнуть по лестнице через окно. Я полез первым, так как пришлось открывать окно. За мной – сотрудник милиции. Захожу в комнату и вижу недовольный взгляд крепкого парня… Что делать? Пришлось импровизировать. Стал кричать: ложись, лицом в пол! Страшновато было, конечно. Но дебошир, на удивление, послушался. Дальше работали с ним уже сотрудники милиции.

«Доехать до места пожара – проблема»

Илья и Павел Жавнерчики вместе с самого рождения. В труде тоже неразлучны: оба уже восемь лет работают водителями в ПАСЧ №1. Только смены разные: близким родственникам в одной смене трудиться запрещено.

Илья и Павел Жавнерчики. Фото: Ирина ПЛЮТО

Илья и Павел Жавнерчики. Фото: Ирина ПЛЮТО

Несмотря на кажущуюся простоту, работа водителя – одна из самых важных и сложных. Да, они не тушат пожары. Но от того, насколько оперативно доставят спасателей на место, порой зависят жизни людей.

– Поначалу было сложно, – вспоминает Павел. – Когда мы пришли на работу, навигаторов еще не было – приходилось изучать карты. Сейчас уже полегче, тем более что, пока ты едешь, тебе могут подсказать кратчайший маршрут.

Тем не менее проблем хватает и сегодня. Даже просто доехать до места пожара, говорит Илья, бывает проблематично.

– Иногда  приходится притормаживать из-за пешеходов: многие ходят в наушниках, зимой – в капюшонах и не видят ничего вокруг.

Нередко, по словам Ильи, проблемы возникают и с другими водителями: некоторые не желают уступать дорогу пожарным автомобилям.

Отдельный разговор – подъезд к месту. Техника габаритная и в некоторые дворы заехать не может. Много проблем возникает ночью, когда весь двор заставлен автомобилями. Приходится останавливаться за много метров.

За долгие годы Илья и Павел стали свидетелями сотен ЧС. Ко всему привыкаешь, говорят ребята, и многое уже становится обыденным. Но некоторые случаи надолго врезаются в память.

Самым ярким впечатлением за последние несколько лет для Ильи стал лесной пожар в Тартаках в 2018 году.

– Это было как в фильме – просто стена из огня. В тот день было ветрено и пламя распространялось очень быстро. Все выгорало моментально: снизу доверху. Рядом находится полигон, и от высоких температур снаряды периодически взрывались. Когда автомобили возвращались в подразделение, дорога была испещрена воронками.

По словам Павла, он надолго запоминает выезды на ДТП. Особенно те, в которых гибнут дети. Такие случаи, говорит, заставляют пересмотреть свое отношение к жизни.

– Летишь на вызов, знаешь, что пострадавший еще жив. А когда приезжаешь, понимаешь, что ничем уже не помочь. Это страшно. Тогда начинаешь больше ценить жизнь и своих близких.

«В квартире меня ждал хозяин с ножом в руках»

Начальник смены ПАСЧ №1 Александр Шелесный работает в МЧС 11 лет. На должность пришел сразу после института.

Александр Шелесный, МЧС

Александр Шелесный. Фото: Ирина ПЛЮТО

– Поначалу было сложно, – вспоминает Александр. – Тебе 22 года, а в подчинении – опытные работники, вдвое старше тебя. Все, что ты знаешь только в теории из институтской программы, они видели на практике сотни раз.

Тем не менее общий язык с людьми новый руководитель нашел быстро: уже через полгода понимали друг друга с полуслова.

Работа Александра заключается в координации действий личного состава в рабочее время, в том числе во время ликвидации ЧС. Начальник смены должен постоянно следить за всем. А во время пожара, к примеру, особенно если есть информация, что внутри человек, обязан возглавить звено.

Ликвидация любой чрезвычайной ситуации, в том числе пожара, –  система, которой необходимо учиться, объясняет Александр.

– Ты действуешь по определенному алгоритму. К примеру, ликвидация пожара в частном доме – не то же самое, что в многоэтажном. С частным домом все ясно, – говорит спасатель, – зашел внутрь, убедился, что нет людей, приступай к тушению.

С многоэтажками, по словам Александра, сложнее. Это подъезд с 30 квартирами. Дым из горящей квартиры может распространяться и вверх, и вниз, и вычислить, где именно происходит горение, бывает непросто, особенно ночью, когда все спят. Ведь часто жильцы других этажей даже не подозревают, что в доме пожар. Эвакуировать иногда приходится целый подъезд. А покидать жилье люди хотят не всегда.

– Как-то мы приехали на пожар. Горела квартира на девятом этаже. В соседнем окне стоял человек и просил помощи. Мы подогнали автолестницу, чтобы он мог спуститься. Но, глянув вниз, мужчина ответил: лезьте сами. Тогда его удалось вывести по лестнице. В той горящей квартире, кстати, был человек, – вспоминает Александр. – Он чудом остался жив только потому, что уснул в туалете.

Безусловно, работа спасателей – опасна. Выезжая на ЧС, никогда не знаешь, чем это закончится. Но пожары, по признанию собеседника, – не самое страшное.

– Когда из окна на два метра вырывается пламя, становится не по себе. Но есть вещи и пострашнее. К примеру, подъем по пожарной лестнице на пятый этаж или хозяин квартиры, который совсем не рад тебя видеть, – смеется спасатель.

Однажды Александр приехал на вызов: задымление квартиры.

– Открываем дверь, а там от пола до потолка все завалено вещами: старыми велосипедами, одеждой, мусором. Стал пробираться на кухню по узенькой тропинке. Слышу: за спиной кто-то копошится. Оборачиваюсь: а там хозяин с ножом, настроенный очень решительно. Выбираться из «нехорошей» квартиры пришлось через окно.

 

 

 

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Подписаться
Уведомление о
4 Комментарий
старее
новее большинство голосов
Inline Feedbacks
Посмотреть все комментарии
Nickname

Достойные люди! Честь и хвала. Сухих рукавов и благодарных спасённых!!! :mrgreen: :mrgreen: :mrgreen:

Scroll Up