Новости / Политика

«Надоело делать вид, что все хорошо». Барановичские кандидаты в депутаты – о медицине, образовании и пенсиях

15.11.2019, 18:13  / remove_red_eye 3854   / chat_bubble4

Круглый стол с кандидатами в депутаты Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь от Барановичей Intex-press провела 12 ноября. Обсуждали проблемы, близкие каждому жителю страны и нашего города в частности. Что не так с медициной, нужны ли реформы в образовании, где брать деньги на пенсии?

«Надоело делать вид, что все хорошо». Барановичские кандидаты в депутаты – о медицине, образовании и пенсиях

Кандидаты в депутаты Дмитрий Август, Ирина Скороход, Виктория Калач, Татьяна Малащенко, Николай Черноус, Владимир Шестак и Чеслав Гузовский (слева направо) во время круглого стола в редакции Intex-press. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Из 11 претендентов на депутатские места на встречу пришли семеро. Некоторые из не явившихся сослались на занятость, а кто-то пояснил, что всю информацию о себе рассказал во время выступлений на телевидении и в ходе теледебатов.

Зачем вы идете в депутаты?

Виктория Калач: Депутат должен служить людям, представлять их интересы во властных структурах. Как мама двоих детей, как супруга человека с инвалидностью, как дочь родителей, которые на пенсии, я сталкивалась с очень многими проблемами. В силу своего пробивного характера я смогла их решить в своей семье. А сейчас у меня есть опыт, знания, достаточно сил и веры в себя, чтобы помочь их решить и другим людям, ведь во время сбора подписей я убедилась, что проблемы у обычных людей очень похожи.

Активизироваться заставила жизнь, в плечи меня никто не толкал. Надоело жить и делать вид, что все хорошо.

Дмитрий Август: Депутат – это доверие. Сейчас наш парламент напоминает болото. Народные избранники оторваны от людей, окрылены своей победой. Проходят выборы, и люди не видят депутатов, не чувствуют их помощи. Так быть не должно.

Депутат должен занимать независимую точку зрения, шевелить чиновников. А если занимать позицию властей, то зачем вообще идти в депутаты?

Ирина Скороход: Я иду в депутаты, чтобы активно работать с избирателями, развернуть чиновников к народу. Я хочу помогать людям, в первую очередь – из своего округа.

Таццяна Малашчанка: Краіна гіне, мы сталеем, моладзь з’язджае. Неабыякавыя людзі павінны быць у парламенце, каб на заканадаўчым узроўні паднімаць і вырашаць такія пытанні. Краіне патрэбныя нармальныя законы ва ўсіх сферах.

Николай Черноус: Я депутатом не стану, в этом я уверен. За мою жизнь их много прошло. Многое обещали, но ничего не выполнили. Но их и дальше пропускают, а нас боятся. Потому что мы скажем то, чего говорить нельзя. Как Черноусу в депутаты пробиться, если его боятся записать на прием к высоким чиновникам? Да никак.

Но хотя мы и не становимся депутатами, мы работаем.

Владимир Шестак: Надо решать вопросы образования, медицины. Но мы в парламент не пройдем. Единственный смысл участвовать во всем этом – показать, что выборы несправедливы.

Депутат должен служить людям, нести перед ними ответственность. Но реальность такова, что они зависимы не от народа, а от тех, кто их назначает, – от власти.

Чеслав Гузовский: Депутаты парламента должны решать вопросы наверху, чтобы навести порядок на местах. Они призваны отстаивать интересы людей, ведь не случайно нижняя палата парламента называется Палатой представителей.

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Читайте также: Зачем нам парламент и отрабатывают ли депутаты свои зарплаты

Что не так с нашей медициной и какие изменения нужны?

Виктория Калач: Во-первых, в медицине нужна компьютеризация. Талончики ведь научились распечатывать, теперь надо дальше идти. Это смешно, когда в XXI веке, веке информационных технологий, когда все давно компьютеризировано, медицинские карты, результаты анализов – все бумажное. Это все должно храниться на жестких электронных дисках, что упростит жизнь каждому.

И вообще медицину нужно освободить от лишней писанины, лишних бумаг. Это неправильно, когда работа делается лишь ради работы. Абсурд, когда безрукие и безногие люди каждый год вынуждены подтверждать свою инвалидность, то есть то, что у них ничего не выросло.

Также нужно ввести обслуживание пенсионеров на дому. Зачем пожилым людям добираться до поликлиник, сидеть в очередях, если можно выделить несколько специалистов, которые будут посещать их по месту жительства.

Ирина Скороход: Моя мама работает в медицине, поэтому проблемы этой сферы я знаю не понаслышке. В городе не хватает врачей узких специальностей, особенно детских. Молодые специалисты приходят, отрабатывают два-три года и уходят. Мало кто хочет оставаться на маленьких зарплатах.

Оставляет желать лучшего материальное обеспечение и самих медицинских учреждений. Да, какую-то технику, оборудование закупают, но при этом не хватает элементарного – шприцев, перчаток, полотенец. Даже пленка для рентгена есть не всегда.

Все эти вопросы можно решить только увеличением финансирования этой сферы.

Дмитрий Август: Наша медицина не самая плохая, но она перестала развиваться. Специалисты не видят никакой перспективы, выгорают на работе. Некоторые уезжают за границу.

Причина – в отсутствии денег. Даже простые вопросы не находят решения. Чтобы сделать УЗИ по медицинским показаниям, надо ждать неделю или записываться на платную услугу. И это в социально ориентированном государстве? Или, например, пришел в стоматологию, чтобы полечить зуб. Врач работает в одну смену, а специалист, который делает снимки – в другую. Все потому, что его напарник в отпуске, а заменить его некому.

Не хватает узкопрофильных специалистов. Денег и ресурсов мало даже для того, чтобы оказать первую медицинскую помощь. Для такого крупного города, как наш, это стыдно. Это надо менять.

Чеслав Гузовский: К проблемам в медицине привела коммерциализация этой сферы. Если бы не было возможности оказывать платные медицинские услуги, в бесплатной медицине все было бы хорошо. В Советском Союзе ведь не было платных медицинских центров. Когда за все надо платить – это неправильно. Конечно, закрыть сразу все платные медицинские центры не получится, но от платной медицины нужно уходить.

Таццяна Малашчанка: Фінансаванне медыцыны трэба паляпшаць, гэта вырашыць усе праблемы. Зараз у бясплатнай медыцыне да пацыентаў ставяцца так, каб яны больш не прыходзілі, у платнай – наадварот. Тут неабходны баланс, і дабіцца яго можна только павелічэннем фінансавання дзяржаўнай медыцыны.

Таксама трэба пераходзіць да страхавой мадэлі ў медыцыне. Такая практыка ёсць у многіх заходніх краінах.

Николай Черноус: Компьютеризация – это, конечно, хорошо. Но если я прихожу в поликлинику, а мне говорят, что талонов нет, как компьютер решит проблему? Надо решать проблему с нехваткой и талонов, и врачей.

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Что происходит в образовании и нужны ли ему реформы?

Таццяна Малашчанка: Хто кіруе нашай адукацыяй? Некампетэнтныя людзі, далекія ад гэтай сферы. Нават міністр адукацыі са сваімі савецкімі поглядамі, я лічу, не на сваім месцы. І што мы маем? Мы не выхоўваем патрыётаў, моладзь з’язджае. У Беларусі робяць выгляд здзяйснення рэформ, але на самой справе яны не праводзяцца.

Узяць, напрыклад, цэнтралізаванае тэсціраванне. Як могуць, рыхтуюць да яго, а каб школьнік палюбіў прадмет – такой мэты няма. Дзяцей прыходзіцца даадукоўваць дома. ЦТ трэба адмяніць.

А як настаўніку справіцца з трыма дзясяткамі вучняў у класе? Гэтае пытанне ўвогуле нікога не хвалюе.

Усе законы, якія тычацца адукацыі, неабходна мяняць. Заробак настаўнікаў навінен быць на 10% вышэйшы, чым сярэдні па краіне, педагогаў трэба пазбавіць ад празмернай дакументальнай нагрузкі, забараніць паборы ў школах. Неабходна стварыць беларускамоўныя ўніверсітэты, прыватным ВНУ – спрасціць акрэдатацыю.

У нашых школах няма самакіравання, і гэта няправільна. Неабходна, каб установы адукацыі самі выбіралі методыкі, па якім ім працаваць. І бацькі будуць прымаць рашэнне, куды аддаваць дзяцей. Як зараз выбіраюць, да якога настаўніка весці дзіця ў першы клас.

Виктория Калач: Тех министров, кто придумал школьные программы, учебники, нужно посадить за школьную парту, заставить это все выучить, а потом сдать тестирование. И пусть только не сдадут!

У белорусских школьников падает уровень фундаментальных знаний. Раньше нас учили логически мыслить, а сейчас детей готовят исключительно к ЦТ. Видно, считают, что больше им ничего и не нужно.

Постоянно переиздают учебники. Причем за бюджетные деньги.

Для того, чтобы учителя делали свою работу качественно, с удовольствием, они должны давать знания, а не готовить к чему-нибудь. К тому же их надо разгрузить. Все, что не касается учебного процесса, должны делать другие кадры.

Ирина Скороход: У белорусских детей нет детства. С трех лет они должны читать, учить алфавит. Поэтому полно частных школ по подготовке к обучению в первом классе. Одни дети такие школы посещают, другие – нет, и получается мешанина. Педагог в такой ситуации занимает позицию не учителя, а проверяющего. И это проблема. На мой взгляд, частных школ быть вообще не должно.

Централизованное тестирование. Моя цель как учителя иностранного языка – подготовить детей с хорошей устной речью. А ЦТ ориентировано на грамматику. Надо сводить к чему-то единому.

Также неправильно, что ученики разных профильных классов сдают одинаковые выпускные экзамены. Зачем «хим-био» английский?

Отдельная тема – загруженность учителей бумажной работой. Ввели электронные дневники, но бумажные при этом остались, и педагоги делают двойную работу. Я 12 лет была без классного руководства, а только когда стала классным руководителем, поняла, что тогда я была человеком. Походы, встречи, классные часы – и на каждом шагу отчет. А ведь еще свой предмет вести нужно.

Учебники, учебные пособия – они тоже очень информативны, их нужно разгрузить.

Дмитрий Август: СССР был силен образованием. Те базовые ценности, которые давали школы и вузы, были одними из лучших в мире. Потом мы ходили по кругу, экспериментировали… Пришли к тому, что дети заинтересованы в отметках, а не в знаниях.

Нужно уменьшить нагрузку на детей, потому что они не отдыхают ни в школе, ни дома, освободить от несвойственных обязанностей педагогов.

Николай Черноус: В образовании всех дурят – и учеников, и учителей. Но если у ребенка есть цель, он все успеет: и получить образование, и спортом позаниматься.

Владимир Шестак: На мой взгляд, нужно сделать так, чтобы каждый ученик знал только свои оценки.

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Как вы относитесь к повышению пенсионного возраста и что не так с пенсионной системой?

Дмитрий Август: Пенсионный фонд дотационный не первый год, и огромные средства направляются в него из республиканского бюджета. На одного работающего человека приходится много пенсионеров, и другого выхода, кроме как еще раз повысить пенсионный возраст, нет.

Но к этому вопросу надо подходить индивидуально. Если, например, человек хочет выйти на пенсию в 60 лет, потому что не может работать, дайте ему меньшую пенсию, но отпустите. Если хочет и может работать дольше – пусть трудится и получает потом большую пенсию. Также надо развивать пенсионное страхование. На государственную пенсию прожить сложно.

Таццяна Малашчанка: З нашым пенсіённым фондам нешта не так. Ужо падлічана, што кожны з нашых пенсіянераў зарабіў сабе на пенсію да 86 гадоў, і дзяржава вяртае проста гэтыя грошы. А ўжо пасля 86 гадоў пенсію яму фінансуе дзяржава.

Куды дзяваюцца заробленыя грошы – вялікае пытанне. Людзям проста ўбілі ў галаву, што ім дораць пенсіі, многія пенсіянеры лічаць, што сам Лукашэнка ім плаціць.

Николай Черноус: Нужно вернуть прежний возраст выхода на пенсию: 55 лет для женщин и 60 – для мужчин. Деньги на это есть, пусть не дурят голову. До чего мы докатились? Водитель отстегивает деньги, чтобы пройти медкомиссию, потому что здоровье слабое, а до пенсии еще далеко.

Владимир Шестак: При царе пенсии не было, но мужчин старше 55 лет освобождали от податей. После этого возраста он физиологически не может работать. И это нельзя не учитывать.

Виктория Калач: Во-первых, нужно отменить понижающий коэффициент для работающих пенсионеров. Почему для человека, который заработал свою пенсию и продолжает трудиться, вводят какие-то ограничения по доходам?

Увы, но многие белорусские пенсионеры не доживают до пенсионного возраста. И куда девается заработанная им пенсия? Его должны отдавать либо детям, либо правопреемникам.

Уравниловки в размере пенсий, я считаю, быть не должно. Почему человек, который получал хорошую зарплату и делал большие пенсионные взносы, получает почти такую же пенсию, как и тот, кто не работал? Где справедливость?

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Что нужно изменить в политической системе?

Таццяна Малашчанка: У першую чаргу трэба дабіцца празрыстасці выбараў. Хаця б элементарнага – каб члены выбарчых камісій паказвалі назіральнікам кожны бюлетэнь.

Дмитрий Август: Нужно сделать так, чтобы выборы были прозрачными. Ввести цифровое голосование, установить видеокамеры на избирательных участках. Важно убрать досрочное голосование. Неизвестно, куда эти урны уносят, откуда приносят и что с ними вообще происходит.

Парламент, на мой взгляд, должен быть фракционным – чтобы учитывалось мнение многих людей. Надо взрастить партии, дать возможность им функционировать. Это сделает выборы более интересными, в парламенте будет больше дискуссий.

И сменяемость власти тоже должна быть. Жить разным поколениям при одном президенте – это, на мой взгляд, неправильно. Когда власть долгое время находится в одних руках, это не позволяет развиваться кому-то другому.

Чеслав Гузовский: Много вопросов к процессу голосования. Например, почему не все урны прозрачные? Доступа к информации из парламента тоже нет. Мы не знаем, что там происходит.

И о президентских полномочиях. На мой взгляд, он может быть у власти максимум три срока, не больше.

Николай Черноус: Нужно сменить главу ЦИК, и тогда все изменится.

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Какой первый законопроект вы бы инициировали в первую очередь, если бы победили на выборах?

Дмитрий Август: Я бы сделал так, чтобы люди могли оценивать работу чиновников и депутатов. Заработал низкий рейтинг – и зарплату получи соответствующую.

Ирина Скороход: Я бы взялась за образование. В первую очередь добивалась бы того, чтобы разгрузили школьные программы и учителей.

Виктория Калач: Сразу начала бы реализовывать свою предвыборную программу. Образование, медицина, пенсии – все в приоритете.

Таццяна Малашчанка: У першую чаргу я адмяніла б закон Раўкова «ад адтэрміноўках» ад арміі.

Николай Черноус: Я бы поставил пенсионный фонд на место.

Владимир Шестак: Я бы продвигал закон об ответственности избранных властей – и депутатов, и президента. Вплоть до тюрьмы.

Чеслав Гузовский: В первую очередь нужны изменения в избирательном законодательстве. Именно народ должен выбирать, снимать власть.

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

4
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
vasisaNikaзлой котNickname Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Nickname
Участник
Комментатор
Первая сотня
Загрузка аватара
За просмотр контента
За посещение сайта
Логин на сайт
Читатель-месяца
Ударник
Глаз как у орла
Герой

Хороший репортаж. Посмотрим, что будет на деле…

Scroll Up