Новости / Люди

«Врач сказал: «Почему вы его так поздно привезли»?». Супруга экс-директора автоагрегатного завода — о жизни и смерти мужа

4.09.2019, 11:48 / remove_red_eye 16402 / chat_bubble0

29 августа не стало Анатолия Каленикова – бывшего директора Барановичского автоагрегатного завода, руководившего предприятием более 25 лет. Заводчане и коллеги-руководители помнят его строгим, сдержанным и серьезным. Но каким он был вне заводских стен и высоких кабинетов? Об этом Intex-press рассказала его супруга Ерена Каленикова.

«Врач сказал: «Почему вы его так поздно привезли»?». Супруга экс-директора автоагрегатного завода — о жизни и смерти мужа

Анатолий и Ерена Калениковы с единственным сыном Андреем. Фото: семейный архив

"СПРАВКА. Анатолий Яковлевич Калеников родился 10 июня 1945 года в Минске. Окончил политехнический техникум в Минске, Могилевский машиностроительный институт. Первое место работы – шлифовщик на МАЗе. После армии пришел на автоагрегатный завод, начинал контролером ОТК. В 1972 году из-за квартирного вопроса перешел инженером на Барановичский комбинат сенажных башен. В 1984 году вернулся на автоагрегатный завод, но уже директором. Руководил предприятием до 2010 года. В 1998 году ему было присвоено звание «Заслуженный работник промышленности Республики Беларусь». Дважды «Человек года» г. Барановичи.

Вместе со школы

Ерена Николаевна и Анатолий Яковлевич познакомились в 1963 году у теннисного стола, который соорудил отец Ерены и у которого собиралась молодежь со всей округи. Анатолий снимал квартиру рядом с ее домом и уже работал, она была еще школьницей.

Анатолий Калеников в детстве. Фото: личный архив

Анатолий Калеников в детстве. Фото: семейный архив

– Он был такой красивый, модный, настоящий стиляга. Его однажды даже с танцев выгнали за слишком узкие брюки. Манеры, поведение, эрудиция – у него было много достоинств, – вспоминает Ерена Николаевна.

Анатолий Калеников в юности. Фото: личный архив

Анатолий Калеников в юности. Фото: семейный архив

В 1968 году они поженились, через год у них родился сын. Начинали семейную жизнь с нуля, всего добивались сами.

– Мы выдержали все испытания, которые на нас легли. Свою семейную жизнь начинали в съемной квартире, где в одной комнате жила хозяйка, а в другой – мы. У нас не было ничего: одна кастрюля, одна сковородка. Но нам всего хватало. Это были лучшие годы, – рассказывает супруга.

Ерена и Анатолий Калениковы. Фото: семейный архив

Строгий начальник и любящий дедушка

Анатолий Яковлевич был внимательным и умел ухаживать, хотя и без лишних сантиментов. Причем обходителен он был со всеми женщинами, за что они его и любили. Однако Ерена Николаевна доверяла мужу.

Анатолий Калеников (первый справа) в годы работы на Барановичском комбинате сенажных башен

Анатолий Калеников (крайний справа) в годы работы на Барановичском комбинате сенажных башен. Фото: семейный архив

– Бывало, я выговаривала ему, мол, болтаешься где-то, а я переживаю. А он мне отвечал: «Не переживай, я люблю только тебя, а остальное все ерунда». Вот и понимай как хочешь, – рассказывает женщина. – Он был немногословным и несентиментальным. Настоящий брутальный мужчина. Только за две недели до смерти как-то очень проникновенно стал говорить мне ласковые слова.

1984 год. Анатолий Калеников только возглавил Барановичский автоагрегатный завод.

1984 год. Анатолий Калеников только возглавил Барановичский автоагрегатный завод. Фото: семейный архив

На работе он был строгим и серьезным. Но дома, с близкими, позволял себе расслабиться: мог и съюморить, и спеть, и компанию умел поддержать.

– Внуков он любил, наверное, даже больше, чем единственного сына. Хотя и для него он сделал все, что мог, – говорит Ерена Николаевна.

А еще, по словам супруги, Анатолий Яковлевич был мастером на все руки:

– Когда мы построили свой дом, он увлекся садоводством. Сам прививал деревья, много саженцев своих раздавал, сок заготавливал. Очень это любил и хвастался этим.

Анатолий Калеников с коллегами на турслете. Фото: семейный архив

Дома – о домашнем

Быть женой руководителя было непросто, говорит Ерена Николаевна. Рабочий день мужа в первые годы его директорства начинался в шесть утра, заканчивался часто за полночь, иногда и в ночные смены выходил, когда нужно было «несунов» ловить. Профессиональные интересы всегда ставились на первый план, иногда в ущерб интересам семейным.

Семья Калениковых.

Семья Калениковых. Фото: семейный архив

– Многие говорят, что сейчас тяжело работать. Но по-настоящему тяжело было в 90-е, когда предприятия начали растаскивать по частям. В те годы руководитель – это потенциальный уголовник, – вспоминает Ерена Николаевна.

Но о делах на заводе жена Анатолия Каленикова часто узнавала от посторонних людей. Дома муж предпочитал не говорить о работе. Не любил сплетен и не обсуждал других.По словам Ерены Николаевны, Анатолию Яковлевичу не раз предлагали более высокие должности. Но он всякий раз отказывался.

Анатолий Калеников с внуками Иваном и Антоном на отдыхе.

Анатолий Калеников с внуками Иваном и Антоном на отдыхе. Фото: семейный архив

– Ему и в министерстве место предлагали, и в Брест не раз звали. Но он не хотел: любил завод, – говорит супруга.

«Болезнь его изменила»

Жаловаться на здоровье, говорит Ерена Николаевна, ее супруг стал пять лет назад. Но настоящую причину его болей долго не могли установить.

– Мы побывали в пяти больницах, но два года нас лечили от подагры. Я убеждала, что с моим мужем что-то не так. И медики старались как могли, наверное. Такой у нас уровень медицины, – едва сдерживает слезы Ерена Николаевна. – А потом, когда он начал худеть, каждый вечер стала подниматься температура, нас направили в Боровляны.

Супруги Калениковы

Супруги Калениковы. Фото: семейный архив

Врачи поставили страшный диагноз: онкология, последняя стадия.

– Врач сказал: «Где вы были, почему вы его так поздно привезли»? – плачет она.

Болезнь сильно изменила Анатолия Яковлевича, хотя, говорит супруга, он никогда не жаловался и стойко переносил лечение.

Анатолий Калеников получает премию

Анатолий Калеников получает премию «Человек года». Май, 2009 год. Фото: архив Intex-press

– Пропала радость в глазах. Он прошел 20 сеансов облучения. И каждый раз, когда приезжал домой после «химии», ему было очень плохо. Не раз умирал, и мы его не раз спасали. Низкий поклон Василию Борисовичу Романовскому (главврач Барановичской центральной поликлиники. – Авт.), к которому можно было обратиться за помощью в любое время дня и ночи, – со слезами на глазах вспоминает супруга. – Но Анатолий Яковлевич не жаловался. Не хотел быть для кого-то обузой, боялся этого. Он до последнего за собой ухаживал, не хотел быть в больнице, стремился вернуться в свой дом, который строил 12 лет и в котором фактически не пожил.

Врачи давали Анатолию Яковлевичу не больше года. Но он боролся целых три. И хотя он сам не раз говорил о смерти и врачи к этому готовили, родные к его уходу оказались совершенно не готовы.

– Я не представляю, как буду жить дальше. Морально сейчас очень тяжело. Но после того, через что нашей семье пришлось пройти, я всем говорю: здоровье, отдых, хорошее питание, куда-то поехать, что-то посмотреть – вот это богатство. Цените его, – резюмирует она.


Читать также
Scroll Up