Новости / Общество

Инвалидность сняли, а на работу не берут из-за болезни: история гомельчанина Виктора Игнатьева

16.07.2019, 19:26 / remove_red_eye 1187 / chat_bubble1

О жизни Виктора Игнатьева можно было бы написать книгу или снять кино. Это был бы триллер о том, как выживать, когда государство не оставляет тебе шансов на это самое выживание. Дело в том, что мужчина оказался в замкнутом круге: инвалидность сняли, а на работу не берут из-за состояния здоровья.

Инвалидность сняли, а на работу не берут из-за болезни: история гомельчанина Виктора Игнатьева

Виктор Игнатьев, фото: belsat.eu

«В 1993 году я заболел лейкозом: сначала долго не могли выставить правильного диагноза, затем была химиотерапия и лечение немецким «Реконкостатом», благодаря которому мне удалось немного выбраться. В 1994 году меня выписали из больницы и дали 2-ю группу инвалидности. Год я получал обычную пенсию, а потом один из докторов сказал мне: «У тебя же болезнь, связанная с Чернобылем, – подай на чернобыльскую пенсию», – говорит Игнатьев.

Поскольку Виктор родился в Добруше и долгое время проживал в Гомеле, он – пострадавший от аварии на Чернобыльской АЭС. Соответственно после всех бюрократических процедур ему все же назначили чернобыльскую пенсию.

«Платили мне пенсию по второй группе с 1994 до 2003 года. Потом, я так понял, они смотрят, что десять лет прошло, а я все не скончался, думают: «Давайте мы вторую группу у его заберем и дадим третью», – говорит собеседник belsat.eu.

РЕКЛАМА
Пасведчанне чарнобыльца. Фота belsat.eu

Свидетельство чернобыльца. Фото belsat.eu

Третья группа – рабочая, соответственно после десяти лет «пенсионерства» мужчине надо было устраиваться на работу:

«Я думал, будет легко: приду, найду. Но на практике походил недели две – во-первых, нигде не берут, во-вторых, в поликлинике пишут столько болезней, что если я эту справку приношу потенциальному работодателю – то мне сразу же отказывают», – делится Виктор.

После многочисленных безрезультатных попыток найти работу мужчина решил обратиться в МРЭК (врачебно-реабилитационная экспертная комиссия), чтобы узнать о возможности какого-то лечения или реабилитации, чтобы все же устроиться на работу.

«Я пошел к председателю МРЭК, который сказал мне: «Это ваши проблемы – ищите какую-то работу среди знакомых». Я начал описывать ему свою ситуацию и скитания в поисках рабочего места, а он заснул. Я ударил рукой по столу и разбудил его. Говорю: «Что мне теперь делать? Бутылки собирать?» А он мне опять: «Это ваши проблемы».

Обращения к чиновникам пока результата не принесли. Фото belsat.eu

Виктор так и не нашел работы и вынужден был кормиться случайными подработками. Так продолжалось до 2007 года.

РЕКЛАМА

«В 2007 году у меня совсем забрали группу инвалидности. Я говорю: «За что вы забрали у меня группу? Я разве выздоровел? Так напишите мне тогда справку, что я здоров, чтобы можно было устроиться на работу». Два года я с ними так воевал, в 2009-м снова падал на МРЭК, но группу мне снова не возвращают. Жалобы в высшие инстанции также не срабатывают».

До болезни Виктор работал тренером бокса. Один из его учеников – Юрий Форман – в 2009 году стал чемпионом мира по боксу.

«Ровно через неделю после того, как мой Юра получил титул чемпиона мира – мне позвонили из МРЭК и спросили: «Юрий Форман – это ваш ученик?» Я говорю: «А какое отношение мой ученик имеет к моей болезни?» Через неделю мне приходит письмо: «Идите получите группу инвалидности». Так мне вернули третью группу инвалидности.

Мужчина полагает, что государство сделало это специально, чтобы его дело не получило резонанса. Прошло пять лет, за это время мужчина сменил несколько работ, с которыми ему помогали знакомые, и в 2014 году группу инвалидности снова забрали:

«Я подумал: «Ладно, забирайте, как-то протяну». Вот я пятый год остаюсь опять без пенсии, все время в депрессивном состоянии. На этом фоне болезнь обострилась еще больше. В марте мне стало плохо – появилась острая боль в животе, я обратился в больницу, но диагноза мне не могут поставить до сих пор».

До болезни Виктор работал тренером бокса. Фото belsat.eu

Так получилось, что кроме всего прочего мужчина имеет обязанности по алиментам. Поскольку он не может устроиться на работу – появилась задолженность. Недавно Виктору сообщили, что судебные исполнители придут описывать имущество.

«Здоровый человек в таком возрасте не может устроиться, а тем более с такими болезнями, как у меня. Меня выбросили на улицу – не устроиться никуда, ничего. Хлеб, иногда сахар и вода. На подработках более 300 рублей мне никто не платил. Я живу один, плачу за квартиру и имею обязанность по алиментам. Из-за ситуации с отсутствием пенсии и работы у меня за алименты появился долг. На лекарства денег вообще нет. Травы были – я снадобья запаривал и пил, лечился».

Со своей ситуацией Виктор Игнатьев обращался в Министерство здравоохранения, в Администрацию президента, к местным чиновникам, но особых результатов это не дало:

«5 июля мне позвонили из Центра занятости, на учете которого я стоял уже несколько лет. Я подумал, что они мне нашли работу, и очень обрадовался. Побежал в поликлинику посоветоваться со своим доктором. Но врач сказала мне: «Никакой работы пока быть не может – пусть присылают нам бумагу из Центра занятости – мы им дадим ответ».

Виктор считает, что идеальным разрешением ситуации со стороны государства было бы – вернуть ему пенсию по инвалидности.

«Мне было бы легче жить. Я бы искал работу, и у меня была бы пенсия. Ведь пока я болею – мне даже не на что жить».

Ситуацию комментирует Леонид Судаленко, правовой инспектор профсоюза РЭП:

«Когда я слышу такие истории – то всегда думаю о том, насколько неправильно расставляет приоритеты наше социальное государство. Ведь как раз самые незащищенные слои населения страдают от экономии государственных средств. В этом случае государство, так сказать, решило сэкономить на отдельной категории людей, которые имеют постоянные заболевания. Их болезни просто исключили из списка тех, при которых дается группа инвалидности. Но если убрать определенные болезни из списка – больных людей меньше не станет. Поэтому, на мой взгляд, государству следовало бы иначе расставлять приоритеты: меньше проводить, например, европейских игр и славянских базаров, больше заботиться о пенсионерах, инвалидах и других группах населения.

В моей практике был один подобный кейс: онкобольному человеку сначала дали вторую группу, а потом забрали. Коллеги очень долго помогали этому мужчине писать жалобы в различные инстанции – но группу не восстановили.

В плане социальной политики Беларуси следовало бы, на мой взгляд, равняться на скандинавские страны. Могу привести пример: там, если человек теряет работу, – то ему еще целый год выплачивают пособие в размере его среднего заработка. Еще один вариант исправления ситуации – медицинское страхование, наличие альтернативы в пенсионных фондах».

Читать также
Общество videocam camera_alt

Сем мітаў пра жнівеньскі путч 1991 году

16 часов назад 1 remove_red_eye 122
Комментарии

Правила комментирования

1
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
1 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
0 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
1 Авторы комментариев
Nickname Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Nickname
Участник
Комментатор
Первая сотня
Загрузка аватара
За просмотр контента
За посещение сайта
Логин на сайт
Читатель-месяца
Ударник

Это и называется «оптимизация»… Грустная история, а сколько таких ещё…

Scroll Up