Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

«Я уверен, что все получится. А как иначе?» Многодетный отец с инвалидностью решает проблемы, которые сломали бы многих

Вся жизнь 39-летнего Бориса Фейгина – это борьба с трудностями. Из-за врожденного заболевания от него отказалась мать, но он нашел силы, чтобы через много лет отыскать ее. Врачи уверяли, что шансов встать на ноги у него нет, а Борис встал и пошел. Сейчас мужчина пытается решить жилищный вопрос своей большой семьи. Но и здесь многодетному отцу с инвалидностью приходится бороться.

«Молился об одном – чтобы я смог ходить»

 

У Бориса Фейгина – инвалидность с рождения. Когда он появился на свет, врачи поставили диагноз «ДЦП». Мать отказалась от него в роддоме. В расписке женщина написала, что «ребенок родился с большим неисправимым уродством» и это, по ее мнению, могло помешать вырастить ей своего старшего сына.

 

– В первый раз эту расписку я увидел в 17 или 18 лет. Сколько раз читал ее, столько плакал, – рассказывает Борис.

Мальчика определили в Городищенский дом-интернат для детей-инвалидов. 10 лет он был прикован к кровати.

С большим трудом Борис научился ползать. В то, что он сможет когда-нибудь встать и передвигаться на костылях, в интернате почти никто не верил.

 

– Когда мне было лет 15, я спросил у врача, есть ли у меня шансы научиться ходить на костылях. И он мне ответил, что нет, ведь у меня не сгибаются ноги, а стопы очень сильно перекручены, – вспоминает Борис. – Я расплакался, кое-как приполз на крыльцо, шел дождь, а я плакал и молился только об одном – чтобы я все-таки смог ходить.

 

Морально поддерживал друг по интернату, помогали санитарки, и Борису удалось невозможное – встать и пойти, пусть и на костылях.

 

– Когда врач увидел меня, чуть со стула не упал, – вспоминает мужчина.

 

 

 

«Отстоять свои права на дочь»

 

 

В начале 2000-х Борис оказался в Леснянском доме-интернате для престарелых и инвалидов. Там он познакомился с Оксаной, которая тоже там жила. Она стала его женой, и в 2002 году у них родилась дочь Анечка. Спустя месяц после родов Оксана умерла. Дочь забрали в приют.

 

– Я понимал, что мне – инвалиду первой группы, живущему в интернате, ребенка не оставят. Но как только Аню забрали, я решил: сделаю все, но верну ее. Я не мог допустить, чтобы она все детство провела в интернате, как это было со мной, – говорит Борис.

 

Для того, чтобы вернуть дочь, Борису нужно было обзавестись собственным жильем и найти здоровую жену. Так ему сказали специалисты по защите прав детства. Мужчина копил пенсию, отказывая себе во всем, торговал ландышами и за пять лет насобирал на двухкомнатную квартиру в деревне Лесная. С помощью друзей сделал ремонт. Потом познакомился с Мариной, которая работала в интернате санитаркой, предложил ей жить вместе.

 

После регистрации брака Марина собрала документы, и супруги смогли забрать пятилетнюю Аню из детдома. Правда, на правах опекунской семьи. Добиться того, чтобы дочь перестала «быть государственным ребенком», Борису так и не удалось.

 

– Хотя я не лишен родительских прав, мой диагноз есть в перечне заболеваний, при которых родители, оказывается, не могут воспитывать своих детей. Я обращался в суд, чтобы отстоять свои права на собственную дочь, но это не помогло. Опекуном Ани стала моя жена Марина. А мой статус по документам вообще непонятен. Но главное – я сумел ее вернуть, – говорит Борис.

Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

«Такая большая семья получилась»

 

Борис с гордостью рассказывает о том, что Ане скоро исполнится 18 лет, и сейчас она учится на парикмахера-визажиста. С Мариной у них родилось трое совместных детей. Мальчикам-двойняшкам Эммануилу и Эльханану по шесть лет, а дочери Амалии – три с половиной.

 

– Я помню, когда Аня была еще маленькой, Марина сказала, что очень хочет стать мамой, родить собственного ребенка. К тому времени мы уже шесть лет были в браке, но ничего не получалось. Я выслушал жену, а потом подумал: боже, если ты знаешь, что мы сможем поднять еще одного ребенка на ноги, пошли нам его. И что бы вы думали? Через неделю Марина узнала, что беременна, а еще через несколько дней – что у нас будет двойня, – вспоминает Борис. – А потом, через несколько лет, и Амалия родилась. Вот такая большая семья получилась.

«Не хотел, чтобы дети были такими, как я»

 

По словам Бориса, он никогда не решился бы на отцовство, если бы не был уверен в том, что его заболевание не передастся детям. Поэтому еще до брака со своей первой женой он прошел полное медицинское обследование.

 

– Я бы не хотел, чтобы мои дети были такими, как я, и чтобы в своей жизни им пришлось перенести то, что мне. Только когда врачи в Минске сказали, что бояться нечего, что по наследству мое заболевание не перейдет, я стал думать о продолжении рода, – говорит Борис.

 

Свою большую семью Борис старается обеспечить всем необходимым. В их квартире есть современная бытовая техника, необходимая мебель, много игрушек, и даже аквариум. На пенсию по инвалидности Бориса и зарплату его жены Марины прожить было бы сложно, поэтому глава семейства подрабатывает ремонтом компьютеров. Ремонтировать сложную технику он научился сам. Впрочем, как и читать, писать, вышивать крестиком …

 

– Я привык всего добиваться сам, всему самостоятельно учиться, ведь если сам о себе не позаботишься, этого не сделает никто, – говорит Борис. – В моей жизни есть трудности, но я их преодолеваю, и поэтому считаю себя счастливым человеком.  

Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

«Родители живут в шикарных условиях»

 

Борис рассказывает, что многие относятся к инвалидам как к «людям другого сорта». И если раньше, в детстве, он воспринимал это болезненно, то теперь старается просто не обращать внимания – этому его научила жизнь. При этом он признается, что добрых, хороших людей в его жизни тоже много.

 

– Есть те, кто меня уважает, с кем я дружу. Их поддержка чувствуется всегда. Даже многие предприниматели, абсолютно чужие люди, очень здорово помогают моей семье – и финансово, и одеждой, обувью, – рассказывает Борис.

 

А вот отношения со своими родителями Борис не поддерживает, хотя и отыскал их еще до рождения дочери Анны.

 

– Они живут в Израиле, в шикарных условиях. Когда мать встречала меня в аэропорту, она спросила, Борис ли я, я кивнул, и мы молча поехали к ним домой. Слез, извинений – ничего этого не было, – вспоминает Борис. – Они предлагали мне остаться, но когда я рассказал про беременную жену, мать ответила, что всю Беларусь перевезти в Израиль не сможет. И мне все стало понятно.

Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Мечта о собственном доме

 

По мнению Бориса, в жизни каждого человека должна быть цель. Когда цели нет, даже здоровые люди могут опустить руки. Сейчас главная цель Бориса – поставить детей на ноги и решить жилищный вопрос. Супруги с тремя детьми вынуждены ютиться в небольшой двухкомнатной квартире. А на выходных и каникулах у них гостит еще и Аня.

 

Тем, кто далек от темы, кажется, что в нашем государстве человеку с инвалидностью, да еще и многодетному отцу, жилье дают чуть ли не бесплатно или, по крайней мере, решить этот вопрос не проблема. Но на самом деле это не так. Борис готов оформить кредит на покупку жилья, но банк выдаст только ту сумму, в которую жилья оценить БТИ.

 

А реальная стоимость дома, по которой хозяева его продают, гораздо выше. Чтобы оплатить разницу, нужны большие деньги. А их у семьи нет. Потерять квартиру, которую Борис заработал невероятными усилиями, и которую надеется оставить кому-нибудь из детей, он не хочет.

 

– Я не прошу бесплатное жилье. Я готов выплачивать кредит столько, сколько нужно – 20, 40 лет… Главное – чтоб он покрыл стоимость жилья. Но говорят, что по закону так не положено. И где я возьму больше 15 тысяч долларов, никого не волнует, – говорит он.

 

Борис всегда, несмотря ни что, добивался своих целей. И в этот раз мужчина не собирается сдаваться. Хотя пока он совершенно не знает, как решить эту непреодолимую проблему, но не теряет надежды.

 

– Я уверен, что все получится. А как иначе? Пусть не сразу, не сейчас, но просторный дом у моей семьи будет, – говорит Борис.

 

 

Автор ЕЛЕНА ЗЕЛЕНКО

Фото, видео: ЕВГЕНИЙ ТИХАНОВИЧ

Scroll Up