Новости / Образование

Страна непуганых педагогов

13.02.2019, 14:59 / remove_red_eye 669 / chat_bubble4

Всякий раз, когда глава государства с экрана телевизора в компании министров начинает причитать о том, что не тому учим, но ломать ничего не нужно, где-то в параллельных вселенных умирает три-четыре отставных методиста. Зато у нас в Беларуси моментально рождается более 9 млн. педагогов-новаторов, тут же вступающих в дискуссию как с главой государства, так и друг с другом. Потому что споры про образование в РБ - это не вполне про образование. Это про будущее, про общество, про экономику и другие явления, остающиеся за пределами школьного курса.

Как мы помним, Александр Лукашенко — не просто президент. Он еще и бацька по отношению к электорату. Кроме того, он папа Коли — учащегося средней школы Николая Лукашенко. Понятно, электорат ревнует бацьку к Коле. Это простительно — у электората, как еще 100 лет уверял Гюстав Лебон, женская душа, страстная и мятущаяся, обожающая перемывать косточки своему избраннику на кухне с подружками, пишет «БЕЛГАЗЕТА».

Кроме того, у каждого из представителей электората есть дети, самые умные и талантливые. Дети, которые — вы будете смеяться! — тоже пошли, пойдут или когда-то ходили в школу, совсем как Коля. 9 млн. отцов и матерей после каждого выступления Лукашенко на тему образования садятся за один незримый стол вместе с всебелорусским бацькой и заочно учат его реформировать школу и воспитывать Колю. Это и есть самая доступная современному белорусскому обществу форма демократии: бацька учит учителей, как им учить Колю, затем электорат учит бацьку правильно учить учителей обучению Коли. Эх, недаром все-таки лорд Тимоти Белл посоветовал Александру Григорьевичу чаще появляться на публике с младшим сыном: Николай мало-помалу превратился в независимый канал коммуникации электората и президента.

Уже больше недели миновало с 1 февраля, когда на совещании по развитию образования глава государства опять взялся за образовательную систему. Но электорат в учительских, на лавочках, в соцсетях по-прежнему обсуждает, у кого в семье Лукашенко сломалась кофеварка, нужна ли белорусу математика и как глубоко стоит изучать кольчатого червя в школьном курсе биологии. При этом у всех белорусов есть свежие инновативные идеи насчет образовательного процесса, почерпнутые из СМИ и интернета. Увы, бесполезно уповать на какую-то инновативную педагогику, если у вас отсутствует традиционная, стандартизированная.

РЕКЛАМА

КЕЙС ДОЖДЕВОГО ЧЕРВЯ

Наибольший резонанс в народе почему-то имели высказывания Лукашенко о математике, хотя более аргументированно на совещании прозвучал пассаж про школьный курс биологии: «Недавно я посмотрел, как в 8-м классе изучают биологию. Слушайте, полкурса — черви! Полкурса — черви: строение, жизнедеятельность… Ну ладно, для продвинутых — пусть на соображение у них будет… Но, слушайте, я про этого червя, живя в деревне и видя их особенно после дождя…»

Далее повисла небольшая пуза. Президенту всегда удавались примеры и образы, связанные с его босоногим детством. Так и на этот раз. «Почему червь выползает во время дождя на поверхность?» — внезапно поинтересовался Лукашенко у участников совещания. Должностные лица, как обычно, хранили молчание: надо полагать, аннелиды и прочие беспозвоночные из группы первичноротых до сих пор оставались для них загадкой природы. «Потому что дышать надо!» — гневно пояснил глава государства и продолжил свой взволнованный рассказ: «Больше я не знал ничего. И ничего, и жил нормально! Ну да, надо знать про это несчастное существо, которое мы видим каждый раз . Но зачем его дотошно изучать?».

Александр Григорьевич имел в виду то, что школьные учебники перегружены информацией и так глубоко знакомиться с жизнедеятельностью кольчатого червя имеет смысл разве что для будущего биолога. У Николая, намекнул президент, нет особой страсти к биологии. И папе Николая эта дисциплина тоже не очень-то пригодилась в личностном становлении и профессиональной деятельности: «Я думаю: «А мог бы мой ребенок, будущий гражданин Беларуси, без этого обойтись?» Да, конечно, мог! Я обхожусь — президентом стал, не зная, что такое червь». Здесь, конечно, можно Александра Григорьевича покритиковать: не стоит проецировать свой индивидуальный опыт на всех.

Нашумевшее высказывание про математику на поверку оказывается менее удачной попыткой проиллюстрировать тезис о полугодичном изучении юными белорусами кольчатого червя: «Понятия в математике должны быть, потому что мы в жизни всегда сталкиваемся с математикой. Но в великих математиках меньше всего потребность! И это не главное, главное — что их много быть не может. Великий математик — это редкость. А мы под эту редкость начинаем косить всех». Всех без разбору косить не нужно, конечно, тут президент прав.

Обратим внимание на два обстоятельства. Во-первых, последние четверть века так и прошли под знаком непрерывного упрощения учебных программ и пособий. Значит, либо их не упрощали, либо учащиеся упрощались быстрее, чем учебники.

Во-вторых, электорат настойчиво воспринимает любое обращение Лукашенко к контенту школьных программ как попытку оторвать его, электорат, от живительного источника знаний о кольчатом черве, лишить полученного в филиале платного вуза диплома юриста/экономиста и отправить туда, где президент экспериментально изучал поведение кольчатого червя при осадках. Проще говоря, обратно в деревню, в агрокомплекс.

РЕКЛАМА

ПАРУБОК С ФУГАНКОМ И РУБАНКОМ

По словам главы государства, именно дрянной, никуда не годный контент школьного образования ломает судьбы, рушит семьи, оставляет детей без матерей и, что еще хуже, без отцов: «Вы посмотрите на наших ребят! Жуть! Я не знаю, как они женятся! Почему их жены выгоняют из дома и бросают, семьи рушатся?». Характерно, что претензий к будущим матерям у президента заметно меньше, чем к отцам: «Почему девчонка не знает, как поджарить яичницу? Почему она пуговицу пришить не может?». И пуговицу, и яичницу Александр Григорьевич поминает не первый раз. Конечно, это заставляет задуматься.

Итак, по мнению Лукашенко, семьи рушатся из-за отсутствия у мужей и отцов навыков ручного труда: «Потому что он ничего делать не умеет! Он лампочку не может завернуть в люстру! Он не может элементарно починить чайник или кофеварку какую-то. Он не может понять, почему она не работает. Он не знает, какой стороной гвоздь забивать в доску и т.д. Я уже не говорю о том, что не знает, что такое рубанок, фуганок, стамеска, долото, молоток, топор и как работать ими».

Александр Григорьевич, дорогой, не беспокойтесь: жизнь научит. Если вызванный для установки розетки электрик из ЖЭСа откажется штробить стену (такое бывает весьма часто), волей-неволей придется делать это самому. Если в процессе утепления фасада при капремонте тебе оставят две аккуратные щели на балконе, потому что не успел всунуть BYN5 в лапу отделочникам, тоже придется вооружаться миксером и пенопластом. Лучший учитель — белорусская система ЖКХ: только успевай в DIY-супермаркет за стройматериалами и инструментом ездить. У нас великая страна — страна больших мастеров мелкого полета, страна самоделкиных поневоле.

Президент очень ярко, красочно повествует про рукодельных и универсальных хаус-мастеров белорусского ЖКХ гостям нашей страны. Возможно, в Дроздах с хаус-мастерами действительно все в порядке. Но в спальных районах белорусской столицы их, честно говоря, мало кто видел, а те, кто видел, долго потом боялись рассказывать об увиденном. Так что смело можно мальчикам в средних школах вводить базовый курс хаус-мастера плюс факультатив по устранению последствий капремонта.

Но проблема еще глубже. Белорусское общество последние 10-15 лет ориентировалось на постиндустриальную модель — придут и все исправят, окажут услугу. Эта модель натолкнулась на слабую платежеспособность потребителя, узкий рынок, понятное желание малого и среднего бизнеса делать проводку во всем доме под ключ, а не вкручивать одинокую лампочку и т.п.

Тем временем значительное количество людей, не понаслышке знающих, что такое рубанок, фуганок, стамеска, долото, молоток, топор и другие названные президентом инструменты, мигрировало на соседние, более платежеспособные рынки. И это лишь частный случай соприкосновения системы образования с реалиями рынка труда.

ПРОЛЕТАРИАТ И ПУГОВКА

Точек соприкосновения средней школы с литейным цехом гораздо больше. Это сейчас президент сетует: «Похоже, математиков одних только готовим». Однако все предыдущее десятилетие седовласые дядьки из Сов­мина рассказывали нам, как они героически — единственные в СНГ! — сохранили систему профтехобразования и среднего специального образования. Дескать, все выше спрос на рабочие специальности! Бегом в литейный цех — хайтеком заниматься.

Кризис 2015-17гг., когда промсектор лег, а потом слегка привстал, продемонстрировал, что все это показуха: квалифицированных кадров нет, а там, где они еще есть, это ненадолго — долго с такими зарплатами не живут. Высококвалифицированных рабочих и линейный менеджмент при этом активно «хантили» россияне и поляки. Сполна все это аукнулось при запуске производства СЗАО «БелДжи» — помните историю с покраской кузовов? Делайте выводы.

Точно такие же притчи рассказывают про другие производственные и энергетические объекты — нет людей с подходящей квалификацией. Умеют ли наши крепкие хозяйственники создавать рабочие места? В состоянии ли они планировать подготовку кадров для закрытия этих вакансий? Пока, например, Барановичскому ПХО для того, чтобы пожаловаться на недостаток швей, нужен целый спикер Совета Республики Михаил Мясникович. Пожаловались летом 2017г., и Мясникович напомнил: в Барановичах есть колледж, давайте там готовить швей. В феврале 2019г. он снова в Барановичах — открывает новый корпус этого самого колледжа легкой промышленности. Со швеями вопрос решили. Но в РБ много предприятий, а на них — масса вакансий разных специальностей, поэтому везде сработать эйчаром и мастером профтехобучения никакой Мясникович не успеет.

Пока одна рука государства в лице президента пришивала пуговицы, а в лице спикера сената обучала белошвеек, другая активно торговала университетскими дипломами. За последние два десятилетия численность мест в учреждениях среднего специального и проф­техобразования сократилась примерно в 1,5 раза, численность вузовских мест к 2011/12г. выросла в 1,6 раза, чтобы к 2017/18г. снова вернуться к показателю начала 2000-х и ниже. Если проанализировать эту динамику, очень хорошо видно, почему президенту сегодня некому пришить пуговицу.

Справка «БелГазеты». В 2000/01учебном году количество учащихся профессионально-технических, средних специальных и высших учебных заведений составляло соответственно 137,7 тыс., 156 тыс. и 281,7 тыс., в 2001/02 — 138,6, 156 и 301,8 тыс., в 2002/03 — 132,6, 201 и 320,7 тыс., в 2003/04 — 125,4, 204 и 337,8 тыс., в 2004/05 — 118,6, 206 и 362,9 тыс., в 2005/06 — 114,6, 204 и 383 тыс., 2006/07 — 114,4, 205 и 396,9 тыс., в 2007/08 — 105,1, 204 и 413,7 тыс. Далее машина по раздаче дипломов вышла на полную мощность, а система ссузов и ПТУ стала потихоньку осыпаться: 2008/09 — 99, 206 и 420,7 тыс., 2009/10 — 105,7, 211 и 430,4 тыс., 2010/11 — 106, 167,6 и 442,9 тыс., 2011/12 — 98,6, 162,9 и 445,6 тыс., 2012/13 — 79,9, 152,2 и 428,4 тыс. После чего крепкие хозяйственники, обжегшись на модернизации деревообработки, схватились за голову и дали обратный ход: 2013/14 — 74,6, 138,4 и 395,3 тыс., 2014/15 — 72,8, 129 и 362,9 тыс., 2015/16 — 72,2, 121,3 и 336,4 тыс., 2016/17 — 70,3, 117,8 и 313,2 тыс., 2017/18 — 66,9, 114,1 и 284,3 тыс., 2018/19 — 65,7, 113,3 и 268,1 тыс.

Распродажу вузовских дипломов свернули, но на профтехобразовании и среднем специальном образовании все это мало сказалось. Сейчас крепкие хозяйственники уверяют, что намерены развивать промсектор по немецкой модели industry 4.0, как в Давосе учат. Учитывая высокий уровень роботизации и автоматизации этой модели, непонятно, каким же образом существующая система образования подготовит персонал для обслуживания таких производственных линий — это прошаренное высшее техническое образование плюс специальные навыки (например, по настройке, ремонту и обслуживанию роботов).

Очевиден не только разрыв образовательной системы РБ с рынком труда, но и падение качества высшего образования даже на фоне соседних восточноевропейских стран (условно говоря, России и Польши). Пока фабрика по производству и продаже дипломов функционировала, за контентом образовательных программ следить было некому: все ресурсы бросались на расширение набора, увеличение количества филиалов и отделений. Результат — чемпионские позиции РБ по количеству обучающихся за рубежом студентов.

Справка «БелГазеты». Согласно данным ­ЮНЕСКО, количество белорусских студентов, обучающихся за рубежом, за период с 2001г. по 2015г. выросло более чем в 5 раз, примерно до 35 тыс. На 10 тыс. населения РБ приходится 37 студентов, обучающихся за рубежом, против 3,4 в России, 9,3 в Украине, 38 в Молдове, 42 в Литве, 52 в Туркменистане.

ЛОМАТЬ НЕЛЬЗЯ ПОСТРОИТЬ

Почему у нас страна непуганых педагогов? Потому что все разбираются в том, чему учить детей, исходя из личного опыта. Папа Коли желает сыну добра — и все белорусы желают того же своим Колям. 20 лет Беларусь штамповала юристов и экономистов. Если раньше они, по крайней мере, как говаривал Лукашенко, торговали шапками на рынках, то теперь даже таких рабочих мест нет — розничная торговля тоже требует специальных навыков.

РЕКЛАМА

Сейчас страна берет разгон для массовой подготовки программистов. Вы не перестарайтесь, родные: с развитием искусственного интеллекта и облачных сервисов спрос на программистов будет падать. Подумайте лучше, как добавить сегодняшним «говнокодерам» компетенций и навыков, необходимых для карьерного и профессионального роста.

Мы никогда не разберемся с образованием, пока не поймем, какое общество и какую экономику намерены получить через 10, 20, 30 лет. Если менеджмент промсектора останется на прежнем уровне, то лучше сразу готовить для него кадры рабочих специальностей с углубленным знанием польского и английского. Если делать серьезную ставку на ИТ, то вместо подготовки сотен тысяч «кодеров» лучше открыть вуз для последипломного образования при ПВТ. Ну а если просто пуговку пришивать, то с этим справится и средняя школа.

Александр Лукашенко 1 февраля очередной раз декларировал верность стратегическому курсу — идти от жизни, развиваться пошагово: «Мы должны совершенствовать то, что мы имеем сегодня, и то, что мы получили вчера. Ломать ничего нельзя. В то же время я не исключаю, что в процессе совершенствования системы образования… нам придется кое от чего отказаться. И если мы понимаем, что от этого нужно отказаться, это надо делать решительно… Проходит время, и мы видим, что то, что надо было делать вчера, уже неприемлемо для сегодняшнего дня, тем более — завтрашнего».

Проблема в том, что образование — система. Если постоянно латать каменную кладку, выдергивая из нее ветхие кирпичи и заменяя их на новые, здание развалится.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

4
Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
4 Цепочка комментария
0 Ответы по цепочке
4 Последователи
 
Популярнейший комментарий
Цепочка актуального комментария
4 Авторы комментариев
NicknameKol_ya_n777eni. Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
eni.
Участник
За просмотр контента
Комментатор
Первая сотня
Загрузка аватара
За посещение сайта

Вывод редакции, скоро вообще развалят образование Беларуси…

777
Участник
Загрузка аватара
Комментатор
Первая сотня
За просмотр контента
За посещение сайта

Ни разу не пользовался фуганком. Как же я живу до сих пор? 🙂

Kol_ya_n
Участник
Комментатор
Первая сотня
За просмотр контента
Загрузка аватара
За посещение сайта

Э-эх… Самый главный вопрос вот так решать! Ну нельзя к нему относиться как президент к червям! Развалим всё…
Одна надежда, что под руинами люди смогут выжить и затем выстроить всё заново. В этом ветхом здании действительно очень сложно заменить все ломаные кирпичи оставив крышу на месте. А может ещё получиться…

Nickname
Участник
Комментатор
Первая сотня
Загрузка аватара
За просмотр контента
За посещение сайта

Писать пессимистичные мысли, повышая градус негатива в обществе и есть истинная задача 5 колонны… =)

Scroll Up