Новости / Общество

«Приказал облизать ершик для унитаза». Начался суд по делу Коржича: открываются подробности издевательств

8.08.2018, 19:31 / remove_red_eye 51201 / chat_bubble0

В суде Московского района Минска 8 августа начался процесс по делу о смерти солдата срочной службы Александра Коржича. На скамье подсудимых трое старослужащих. Их обвиняют в вымогательстве денег и злоупотреблении служебными полномочиями, повлекшем тяжкие последствия.

«Приказал облизать ершик для унитаза». Начался суд по делу Коржича: открываются подробности издевательств

21-летнего Александра Коржича больше нет среди живых. Фото: соцсети

Висел в петле 7 дней

Напомним, тело Коржича со связанными ногами и майкой на голове обнаружили 3 октября в подвале здания медроты в Печах. Коржич провисел в петле 7 дней, его не могли найти, потому что военные думали, что он в медчасти, а медики — что его забрали военные, сообщает «Наша Нiва».

Установлено, что «деды» постоянно отбирали у Коржича деньги. А банковскую карточку парня вообще отобрал прапорщик.

После смерти Александра Коржича в армии прошла волна задержаний. Проверки, а впоследствии и суды над военнослужащими прокатились по всей стране. За первое полугодие 2018 года осудили 28 военнослужащих.

РЕКЛАМА

Расследование дела Коржича продолжалось несколько месяцев. Лукашенко лично разрешил матери погибшего присутствовать на допросах военнослужащих. В результате следователи все же пришли к выводу, что это было самоубийство, а не убийство.

Судят троих сержантов

8 августа на скамье подсудимых трое молодых людей: Евгений Барановский, Антон Вяжевич и Егор Скуратович. Все они были сержантами в части, где служил Александр Коржич.

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

20-летний Скуратович родом из Жабинки Брестской области, 23-летний Барановский — из деревни Борисовского района Минской области. Вяжевичу — 22 года, он родился в деревне под Минском, он единственный из подсудимых женат, имеет сына (причем отцом стал примерно в 17 лет).

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

Кроме того, в зале суда — 22 солдатика. Сначала показалось, что это, как бывает, привели молодых на показательный суд. Но выяснилось, что все 22 человека проходят потерпевшими по делу.

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

Фото: Павел Аксинович, «Наша Нiва»

Прокурор Юрий Шерстнёв зачитал обвинение.

Евгений Барановский пошел служить 20 мая 2016 года. Многие из потерпевших попали в армию через год. Этим и воспользовался обвиняемый.

Вместо того, чтобы следить за дисциплиной, Барановский, на тот момент уже сержант, включился в ее нарушение. Мобильники, которые он замечал у солдат, Барановский оставлял себе. Никому об этом не докладывал. «Молодые» вынуждены были просить у него свои мобильные «в аренду». За один сеанс связи Барановскому платили 30—40 рублей.

Александр Коржич также обращался к сержанту и также вынужден был платить.

Платили солдаты сержанту и за возможность сходить в магазин. Здесь налог взимался товарами: растворимый кофе «3 в 1», вафли, сигареты, вермишель «Роллтон»… Все это, согласно следствию, попадало сержанту Барановскому.

Взиманием денег нарушения не ограничивались. Барановский с еще одним сержантом, Скуратовичем, поднимали солдат и заставляли отжиматься. Таким образом «молодых» наказывали за недостаточно быстрое построение, плохо пришитые воротнички. Бывало, рядовых поднимали и ночью. Во время отжиманий их нередко заставляли замирать на полусогнутых руках.

Однажды за разговоры после команды «отбой» солдат подняли и заставили отжиматься в противогазах. Один из них сначала отказался, но, получив несколько ударов от сержанта, все же стал отжиматься.

То же делал и сержант Егор Скуратович. Брал с солдат продукты за разрешение сходить в магазин, брал деньги. Сдавал в аренду «изъятые» мобильники, заставлял «молодых» отжиматься.

Иногда придумывали и изощренно садистские наказания. «Приказал облизать ершик для унитаза», — зачитал прокурор.

Отбирали продукты и били через флягу

Кроме того сержанты отбирали у «молодых» продукты, переданные родственниками: колбасу, сало, курицу, даже конфеты и яблоки.

Некоторые «духи» — среди них и Александр Коржич — платили за то, чтобы их не били, не заставляли выполнять приказы сержантов. Стоил такой «иммунитет» в зависимости от ситуации около 30 рублей. За время своей службы сержант Барановский таким образом заработал на солдатах не менее 220 рублей.

Иногда сержанты проявляли фантазию. Одного из солдат на некоторое время приковали наручниками к батарее. Другого, которого застали с сигаретой в туалете, заставили туалет мыть. Вот только перед этим Барановский вымазал все помещение черной ваксой для чистки обуви.

Били солдат через флягу. Скуратович приставляя ее горлышком к телу солдата, а сам лупил по дну.

РЕКЛАМА

Третий сержант, Антон Вяжевич, по материалам следствия, ничем не отличался от двух других: отбирал у «молодых» телефоны, взимал продуктовый «налог». Разве что любил более разнообразное меню.

Если Барановский и Скуратович ограничивались сигаретами, «роллтоном», кофе и вафлями, то Вяжевич иногда приказывал солдату принести ему салат или даже пиццу. Брал и деньгами, и не только. Однажды солдат, чтобы не убирать в казарме, откупился от Вяжевича стельками для обуви.

Всего сержант набрал взяток более чем на 180 рублей.

Участвовал сержант Вяжевич и в физических издевательствах над солдатами. Заставлял делать приседания, отжимания после отбоя.

Также Вяжевич приказывал солдатам застилать ему постель, убирать казарму ночью. Увидев у одного из солдат грязные сапоги, Вяжевич заставил парня выдавить ваксу себе на руки и чистить сапоги руками.

Как и его друзья, сержант Вяжевич систематически отбирал у «молодых» еду и деньги, бил солдат через флягу и ладонью по шее.

Издевался сержант и непосредственно над Коржичем. Однажды Вяжевич столкнул Коржича в окоп и начал бросать в него лопаты. Они втыкались в землю рядом с солдатом.

Также прокурор подчеркнул, что сержанты должны были осознавать, что они делают и что происходит в части, лучше следить за подчиненными и предвидеть ситуацию с суицидом Коржича.

Евгений Барановский признал вину частично. Другие сержанты — тоже. Егор Скуратович отказался признавать злоупотребление властью, приведшее к суициду Коржича. С тем, что брал взятки, он согласился. Антон Вяжевич признал, что брал взятки. Но, мол, не по предварительному сговору. И то, что злоупотребление властью привело к смерти Коржича он также признавать отказался.

Кроме того, обвиняемые попросили допросить их после того, как выслушают свидетелей и потерпевших. Но судья Олег Лапеко в ходатайстве отказал. Свои показания сержанты дадут на следующем заседании, которое состоится 9 августа.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Оставить комментарий

Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы добавить комментарий.
  Подписаться  
Уведомление о
Scroll Up