9:40, 5 июля 2018

Общество

remove_red_eye 9460

Личный опыт. Замужем за иностранцем

Фото: архив Татьяны КАМЕЛЬ

Уроженки города Барановичи, которые нашли свою вторую половинку за рубежом, – о том, где познакомились с супругами, как проходили встречи с родителями, а также об особенностях семейной жизни.

«В нашей семье муж – глава семьи и кормилец»

Фото: архив Татьяны КАМЕЛЬ

Фото: архив Татьяны КАМЕЛЬ

Татьяна Камель, 28 лет, замужем за 41-летним ливанцем Бешарой Камель:

– Поехать в Абу-Даби поработать вокалисткой в ресторане мне предложила подруга. Это было в 2012 году, я тогда училась в Санкт-Петербурге в университете культуры и искусств по классу эстрадного вокала. Решила: поработаю три месяца и вернусь.

С Бешарой нас познакомили друзья. Я плохо владела английским, и мы общались через голосовой переводчик. Часто проводили время вместе. Бешара приглашал на ужины в необычные места, дарил шикарные букеты и подарки, возил в Дубай. Арабские мужчины знают, как ухаживать за девушками.

РЕКЛАМА

Со своей мамой Бешара познакомил меня через Skype, так как она живет в Ливане. Он представил меня своей будущей женой. Мама отнеслась к этому спокойно: русские жены в Ливане не редкость.

С самого начала наших отношений мы с Бешарой говорили о свадьбе, поэтому, когда он сделал предложение, для меня это не было неожиданностью. Помолвка прошла скромно – дома, с кольцом и цветами.

Свадьбу решили гулять в Барановичах – чтобы сэкономить. В Ливане большие семьи, и, чтобы никого не обидеть, пришлось бы звать всех.

На свадьбе, которую мы отпраздновали в 2014 году, было 35 человек – только самые близкие. Со стороны мужа приехали мама, родной и двоюродный братья. Именно тогда я впервые лично познакомилась с его семьей. Переживала, как будут общаться наши родители. Мои не знали английского, а мама Бешара разговаривает только на арабском. В итоге мы с мужем на свадьбе «работали» переводчиками.

Наши свадебные традиции удивили родственников Бешара. Они не поняли, почему гости дарят подарки на свадьбе, а не до нее, как у них. Недоумевали, почему собирают деньги на «мальчика и девочку».

На арабской свадьбе все по-другому. Арабы много внимания уделяют оформлению залов и украшениям. Невесты не жалеют денег на свадебные платья. Перед свадьбой курьер доставляет в дом невесты много цветов от жениха и гостей. Самое главное – свадебный торт из 5–6 этажей, который разрезают кинжалами. Такие торжества стоят немало.

Свадьба в Барановичах обошлась нам в $9000. Если бы праздновали в Абу-Даби, заплатили бы около $200–300 тысяч.

Сейчас мы с мужем и маленькой дочкой Мией живем в Абу-Даби в съемной двухкомнатной квартире. В нашей семье муж – глава семьи. Он бизнесмен, у него свой салон красоты. Я также работаю – пою в ресторанах, на свадьбах и корпоративах, выступаю на детских праздниках. Но главный кормилец – муж. Здесь принято, что мужчина содержит семью, а жены занимаются детьми и домом. Бешара – христианин, поэтому во многом наши взгляды на семью и отношения супругов схожи.

С семьей моего мужа я легко нашла общий язык. Они мне как родные. Когда мы гостим у его мамы, она всегда накрывает шикарный стол и собирает всех родственников. Мама Бешара присматривает за нашей дочкой, помогает советами. Но при этом в воспитание не вмешивается.

«В Германии не принято жить с родителями»

Фото: архив Елены КЕЛЛЕР

Фото: архив Елены КЕЛЛЕР

Елена Келлер, 24 года, замужем за 22-летним жителем Германии Фредериком Келлером:

– В 2011 году мы с подругой зарегистрировались на одном из сайтов, где люди из разных стран общаются между собой. Мы хотели таким образом попрактиковаться в английском языке. Долго не могли найти англоговорящего собеседника, но спустя какое-то время нам попался Фредерик. Познакомились, я поняла, что у нас много общего, и мы добавили друг друга в «Фейсбук». На тот момент Фредерику было 16 лет, он жил в Норвегии и учился в школе. Мне было 18. Из-за разницы в возрасте я воспринимала его как друга. Так мы переписывались около шести лет.

Мои родители знали, что я общаюсь с Фредом. Летом 2016 года он приехал ко мне в гости в Барановичи. Своим друзьям я представила Фреда как друга по переписке. А он стал за мной ухаживать, и у нас завязались романтические отношения.

Дважды в течение полугода Фред приезжал ко мне. Он был настроен на серьезные отношения, хотел находиться рядом со мной и даже пробовал найти работу в Беларуси. Но не сложилось. Поэтому мы решили, что перееду я. Весной прошлого года я поехала работать в Германию по программе Au-pair.

С родителями Фреда мы познакомилась через несколько дней. Переживаний по поводу знакомства у меня не было – надеялась, что я понравлюсь родителям Фреда. Фред представил меня как свою девушку. К моему приезду его родители испекли пирог, говорили, что рады меня видеть, и называли меня Lenchen (Леночка). С отцом Фреда мы общались на английском, а с мамой – на немецком.

В Германии не принято жить с родителями, поэтому мы сняли квартиру. Несколько месяцев обсуждали, как будут дальше развиваться наши отношения, готовы ли мы к браку, как будет проходить свадьба – здесь к вопросу создания семьи подходят серьезно. И в отношениях к женщинам немецкие мужчины ведут себя уважительнее, чем белорусские: например, при встрече и на прощание немецкие мужчины пожимают девушкам руку. В семьях больше равноправия между супругами.

Предложение мне Фред делал романтично: встал на одно колено и произнес трогательную речь. Праздновать свадьбу мы решили дважды – с моей семьей, а потом с родственниками мужа. Не хотели создавать проблемы с оформлением виз, покупкой билетов и съемом жилья.

В Барановичах свадьба состоялась в этом году. Она проходила скромно: без пышных платьев, тамады и караваев. На подготовку ушло всего три недели. Торжество проходило в ресторане, Фреду понравилась домашняя обстановка в кругу близких.

РЕКЛАМА

Сейчас мы с мужем находимся порознь: я – в Барановичах, он – в Германии. Мне нужно получить визу, чтобы поехать к нему. Как только я приеду в Германию, мы отпразднуем нашу свадьбу и там.

«Испанцы – не романтичны, но семья для них – это серьезно»

Фото: архив Анастасии ЖИГАЛКО

Фото: архив Анастасии ЖИГАЛКО

Анастасия Жигалко, 27 лет, в официальных отношениях с 25-летним испанцем Пабло Паррадо Пересом:

– Шесть лет назад я поступила в испанский университет в Севилье. Училась и подрабатывала официанткой в ресторане курортного города Марбелья. Там в 2015 году познакомилась с Пабло. Он тоже работал официантом. Когда нас поставили в одну смену, он подошел и сказал, что давно за мной наблюдает и что я ему нравлюсь. Через неделю Пабло пригласил меня в кино, сводил в ресторан, а затем отвел на смотровую площадку, где мы до утра рассказывали о себе, своих семьях. Было еще два свидания, после чего Пабло предложил мне стать его девушкой.

Со своими родителями Пабло официально меня не знакомил. С его отцом мы виделись, когда он забирал Пабло с работы. Отец знал, что мы встречаемся. А вот знакомство с мамой Пабло прошло странно и неловко: Пабло пригласил ее на ужин в мою смену и, когда она пришла – я как раз обслуживала их столик, сообщил, что я его девушка.

Я очень переживала, что мама Пабло не поддержит наши отношения. Он рассказывал, что у мамы тяжелый характер, и я насторожилась, что мы не найдем общий язык. Но все прошло удачно.

Через полтора года я окончила университет и переехала в Марбелья, где мы с Пабло сняли квартиру. У меня, как иностранки, не было права на работу. Было два выхода: делать рабочую визу или карточку резидента Испании. Мы выбрали второй вариант. Но для этого нужно было официально зарегистрировать наши отношения в мэрии. Мы предоставили документы, что прописаны в одном месте и что никто из нас не состоит в браке. Я получила карточку резидента на пять лет и официально стала девушкой Пабло.

В Испании к подобным процедурам относятся серьезно. Здесь отношения, зарегистрированные в мэрии, почти как венчание в костеле или как брак, зарегистрированный у нас в ЗАГСе. Можно было бы пожениться, но Пабло пока не делал мне предложение. Кстати, испанцы считают нормальным, когда девушки первые предлагают пожениться. Но я считаю, что первый шаг должен сделать мужчина.

Вообще-то испанцы не столь романтичны. Здесь не принято ухаживать за девушкой, дарить ей цветы. Однако в семье испанцы другие, для них семья – это серьезно. Здесь женятся к 30 годам, а детей планируют после 30-ти. В испанских семьях равноправие, здесь не принято, чтобы жена весь день стояла у плиты и занималась детьми, а муж работал.

Те, кто решит выйти замуж за испанца, должны быть готовы уважать семейные традиции и праздники, ужинать не ранее десяти вечера, а также научиться готовить паэлью (испанское блюдо из риса) и гаспачо (холодный суп из перетертых в пюре свежих овощей).

С моими родителями Пабло познакомился в 2016 году. Родители беспокоились, что не смогут с ним пообщаться, так как не знают испанского. К нашему приезду они накрыли огромный стол, собрали всю семью. Все прошло удачно: Пабло всем понравился, и ему понравилось у нас.

Конечно, я не раз задумывалась о свадьбе. Но, побывав на испанских свадьбах, решила, что праздновать в испанских традициях не хочу. На мой взгляд, испанские свадьбы скучные. Здесь не принято приглашать тамаду и проводить конкурсы: гости стоя выпивают за молодых, угощаются закусками, затем танцуют и расходятся по домам. Для меня же замужество – это событие, а не просто ужин в ресторане. Я хочу, чтобы моя свадьба была яркой. Поэтому я подумываю о том, чтобы свадьбу отметить дважды: в Испании и в Беларуси.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up