Новости / Общество

«Шутка такая, армейский черный юмор». В Гомеле за дедовщину судят еще двоих солдат

27.06.2018, 19:36 / remove_red_eye 2336 / chat_bubble0

В суде Гомельского района рассматривается очередное уголовное дело о неуставных отношениях в армии. В этот раз на скамье подсудимых два бывших солдата срочной службы, которые обвиняются в издевательствах над другими военнослужащими — потерпевших семь человек.

«Шутка такая, армейский черный юмор». В Гомеле за дедовщину судят еще двоих солдат

Из зала суда. Все фото: tut.by

Дело было зимой 2018 года в воинской части 12−42 на пограничной заставе, которая базировалась недалеко от агрогородка Новая Гута под Гомелем, пишет tut.by

По версии гособвинения, с января по февраль обвиняемые Сергей Гузеев и Роман Гладкий «применяли к другим солдатам физическое насилие и всячески унижали их достоинство». К примеру, заставляли рядовых отжиматься много раз, приседать, били ладонью в лицо, задавали бессмысленные вопросы, на которые нужно было ответить. Не все выдерживали. По материалам дела во время таких испытаний двое военнослужащих теряли сознание.

РЕКЛАМА

Обвиняемые вину свою признали частично. К примеру, не согласились с фигурирующими в деле количеством и интенсивностью наносимых ими ударов, а также возразили, что неуставные отношения длились не месяцы, как это представлено в обвинении, а от силы неделю-полторы. Кроме этого, акцентировали внимание суда на то, что рядовые их команды выполняли без принуждения.

— Это было добровольно, шутка такая, армейский черный юмор, — пояснили они.

В самом начале своего допроса обвиняемый Сергей Гузеев, кстати, музыкант, баянист и трижды стипендиат специального фонда Президента по поддержке талантливой молодежи, настаивал на том, чтобы удалить журналистов из зала суда, но судья обратила внимание на то, что заседание открытое, а следовательно, присутствовать на нем могут все желающие.

— Вы выступаете с ходатайством сделать суд закрытым? — спросила она.

— Тогда и родителям нельзя будет присутствовать, — подсказали Гузееву адвокаты.

— Я вас понял, тогда не нужно.

Первый фигурирующий в деле эпизод датирован 19 января. В этот день, вспоминает Гузеев, на заставу прибыли новенькие. Сам он к этому времени служил уже больше года.

— Спросил, хотят ли они продолжать армейские традиции? Они все с уверенностью ответили: «Да»!

— А вы им поясняли, что это?

— Так все и так знают, что такое дедовщина, армейские традиции. Все скрестили руки у лба, и я каждому нанес удар. Я не бил, я просто обозначил удар.

Подобные удары практиковались и когда рядовой не мог ответить на вопросы типа «чем помидор отличается от трактора?».

— Откуда возникали эти вопросы?

— Ну это как рукопожатия… Мы задавали вопрос со смехом, они со смехом отвечали.

— А зачем заставляли рядовых отжиматься и танцевать? — спросил прокурор.

— Отжиманий точно не было. А танцевать… Так и я с ними танцевал. Получается, что я тоже унижал свое достоинство? Я ведь не стоял над ними с палкой и не заставлял, — недоумевает Гузеев.

Как выяснилось, отжиматься солдат заставлял второй обвиняемый — Роман Гладкий. По его словам, это было наказание за плохое несение рядовыми службы, в частности плохую уборку территории.

РЕКЛАМА

— У них еще не было нарядов на границу, и они были более свободными. Я попросил, чтобы они убрали лед с дорожек. Прошли сутки, но никто так этого и не сделал.

— А должны были? Они находились у вас в подчинении?

— Нет. Но они были более свободны.

Через несколько дней один рядовой грубо ответил Гладкому по телефону, и это, говорит обвиняемый, было последней каплей.

— Претензий накопилось много, и мы решили с ними поговорить. Я их собрал и сказал отжаться всем вместе тысячу раз, это по 200 каждому. Но 200 раз никто не отжался, может, раз по 50, это было больше формально.

В деле фигурируют и другие эпизоды под кодовыми названиями «лось», «фанера к осмотру». На гражданке это просто удары в лоб и в область груди.

— Так все-таки откуда эти армейские традиции? Что значит «жить по деду»? Откуда вы это знали? Вы когда пришли на службу, с вами тоже такое происходило? — обратилась судья к обвиняемым.

— Нет, — после паузы ответили они.

— Откуда тогда знаете?

— Ну про «лося» знаю еще со школы, — ответил Гузеев.

Он также добавил, что в деле указаны лишь отрицательные моменты, хотя хороших моментов, по его мнению, было намного больше.

«Мы всегда интересовались и здоровьем, и самочувствием вновь прибывших. Никто не хотел унижать их, причинять моральные страдания, наоборот, хотели укрепить их моральный дух и физическую подготовку».

Сами потерпевшие зла на своих обидчиков не держат. Переглядываются с обвиняемыми и некоторые даже подбадривающе улыбаются им.

Суду рассказали о том, что их еще в первый день спросили, как они хотят жить: по уставу или «по деду». Выбрали второе.

— А почему решили так?

— Воинский коллектив, традиции, нельзя выделяться. Это было предложение, от которого фактически нельзя было отказаться. Ну можно — только с определенными последствиями.

28 июня суд продолжит допрос потерпевших.

Напомним, на прошлой неделе в суде Советского района рассматривалось уголовное дело 19-летнего сержанта из внутренних войск. За неуставные отношения его приговорили к 2,5 года ограничения свободы в колонии открытого типа.

Это уголовное дело не связано с гибелью в Печах в октябре 2017 года рядового Александра Коржича. Напомним, после гибели военнослужащего в армии началась тотальная проверка, по дедовщине было возбуждено не одно дело.

Поделиться:
Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Обсуждение закрыто.

(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Scroll Up