Новости / Люди

«Не знала, как жить дальше». У жительницы Барановичей после операции отнялись ноги, но она научилась ходить и рисовать картины

27.06.2018, 12:05 / remove_red_eye 26887 / chat_bubble

Жительнице нашего города Наталье Левкович 42 года. Из-за неудачной операции на позвоночнике девять лет назад она получила инвалидность. Все эти годы женщина испытывает страшные боли, практически не чувствует своих ног и почти не выходит из квартиры. Но не сдается. Наталья рисует, разводит птиц, чтобы за кем-то ухаживать, и, несмотря на то, что живет одна, ежедневно делает макияж и никогда не позволяет себе ходить по дому в халате.

«Не знала, как жить дальше». У жительницы Барановичей после операции отнялись ноги, но она научилась ходить и рисовать картины

После неудачной операции Наталья Левкович начала заниматься творчеством. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

На «до» и «после»

Я окончила СШ №18, потом отучилась на повара-кондитера. Были суровые 90-е годы, и, чтобы жить, надо было крутиться. Я стала работать на заводе автоматических линий, за станком. Вышла замуж, родила сына, потом развелась.

Из-за тяжелой физической работы часто болела спина. Врачи четыре года твердили, что необходима операция. Когда боли стали постоянными и очень сильными, я согласилась. Операцию, которая разделила мою жизнь на «до» и «после», делали в Минске. Но что-то пошло не так, и после нее я стала инвалидом – у меня парализовало всю нижнюю часть тела. Врачи говорили, что шансов встать у меня почти нет.

Я не понимала, как жить дальше и зачем. А мне тогда было всего 33 года.

РЕКЛАМА
Несмотря на самые пессимистичные прогнозы врачей, Наталья научилась вставать и ходить. Хотя даже сидеть ей больно. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Несмотря на самые пессимистичные прогнозы врачей, Наталья научилась вставать и ходить. Хотя даже сидеть ей больно. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Ноги не слушались

Первые два месяца я провела в больнице на реабилитации. Научилась сидеть. Помню, как надоедала парням, которые преподавали лечебную физкультуру, просьбами показать, как учиться ходить, какие упражнения делать, чтобы мышцы не атрофировались.

А еще был специальный тренажер – я садилась на него, а машина сама двигала мои ноги… Без тренажера они вообще не двигались, не слушались меня.

Первые шаги Натальи на специальном аппарате. Фото: личный архив Натальи

Первые шаги Натальи на специальном аппарате. Фото: личный архив Натальи

Резко повзрослевший сын

Потом меня выписали домой – в общежитие. Душ и кухня – общие на этаже. Вся забота обо мне, лежачей, легла на моего 14-летнего сына Лешу. Он менял мне памперсы, готовил еду, мыл меня. Я не узнавала своего резко повзрослевшего мальчика. Ему бы играть с друзьями, а он все время со мной…

Наталья с сыном Лешей, 2004 год. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Наталья с сыном Лешей, 2004 год. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Меня мучали ужасные боли. Мне больно было сидеть, лежать. Таблетки не снимали боль, а просто притупляли сознание. К тому же из-за них я начала набирать лишний вес. Даже не представляю, сколько бы я сейчас весила, если бы не занималась физкультурой.

Через какое-то время, благодаря заводу, нам дали блок в другом общежитии. Со своей ванной, туалетом. Роскошь просто! Я очень благодарна заводу.
А вот многие друзья после операции от меня отвернулись.

Наталья показывает фотографию 2007 года. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Наталья показывает фотографию 2007 года. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Внутри столько эмоций

Говорят, когда человек умирает, он осознает, сколько всего не сделал, не сказал. Такие мысли были и у меня, когда я оказалась прикованной к постели и врачи поставили на мне крест. Я поняла, что внутри меня столько эмоций, которые некуда выплеснуть. И я начала рисовать. Лежа, потому что сидеть было очень больно. Я знала, что не умею, но была уверена, что у меня получится. К тому же у нас дома уже несколько лет лежали масляные краски, которые я когда-то купила сыну. Они ему так и не пригодились. А у всех вещей в моем доме должен быть коэффициент полезного действия – это мое правило.

Наталья рисует маслом, акрилом и пастелью. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Наталья рисует маслом, акрилом и пастелью. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Первой моей картиной была икона. Потом я нарисовала волны. Мои работы – это не художественные произведения, а, скорее, смысловые картинки. Рождается мысль, и я ее выражаю на холсте. Любимых картин у меня нет. Точнее, они все для меня одинаково любимые. В каждой из них я, но с разным настроением, в разное время и с разными эмоциями.

Моменты безысходности

Научилась владеть своим телом я только через два года после операции. Я стала передвигаться, пусть и с держалками. Одна моя нога чувствительна, но неработоспособна, а другая – наоборот. Однажды стригла на ней ногти и даже не заметила, как кусок пальца отрезала. Еле кровь остановила.

Но я хожу! Как у меня это получается – даже врачи не знают, ведь импульсы от головного мозга к ногам у меня почти не поступают.

Наверное, мне помогли массажи, физкультура, рисование и самовнушение, что все получится. Только больно постоянно. Без таблеток не могу.

Картины Натальи Левкович можно посмотреть в Центральной городской библиотеке имени Тавлая. Выставка продлится до 5 июля. Вход бесплатный. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Картины Натальи Левкович можно посмотреть в Центральной городской библиотеке имени Тавлая. Выставка продлится до 5 июля. Вход бесплатный. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Не буду врать, у меня были моменты безысходности и полного отчаяния. Посещали мысли о суициде, и я не раз стояла у окна. Но останавливало понимание того, что у меня есть сын. И вера не давала совершить глупость.

Картина

Картина «Крылья». Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Стимул просыпаться по утрам

Моему сыну уже 23 года, он женился, у меня есть внук. Они живут отдельно. Я считаю, это правильно, ведь у них своя семья.

А я живу с кошкой Степанидой и девятью птицами амадинами. Я не могу сказать, что очень люблю животных, просто мне, как и любому другому человеку, нужен стимул для того, чтобы просыпаться по утрам. А они ненапряжные, у них своя жизнь, и мне нравится за ней наблюдать. У птиц, вон, настоящая Санта-Барбара творится: то самец самку не любит, то наоборот. Приходится по разным клеткам их рассаживать, чтобы угодить. Пока копошишься с ними, забываешь о боли, о своих проблемах. Хоть на какое-то время.

Зарядка, велотренажер

Я увлекаюсь психологией, изучаю религии, на форумах общаюсь с людьми, оказавшимися в таких же сложных жизненных ситуациях. Многие говорят, что мои советы им помогают.
На каждый свой будущий день я пишу планы, пусть и маленькие по меркам здорового человека: сделать зарядку, позаниматься на велотренажере, покормить своих питомцев, позвонить подруге. Главное – чтобы голова и руки были чем-то заняты.

Наталья каждый день занимается на велотренажере

Наталья каждый день занимается на велотренажере. Фото: Евгений ТИХАНОВИЧ

Готовлю редко. Иногда мама что-нибудь привезет, иногда соседи супом угостят. А чаще всего заказываю на дом полуфабрикаты. Хорошо, что у нас есть такие сервисы – зашел в интернет, выбрал, что тебе надо, и ходить никуда не надо. Я и одежду так заказываю.

На инвалидности не зацикливаюсь. Стараюсь во вcем искать плюсы. Ко мне врачи и массажисты на дом приходят, лекарства необходимые приносят. Кто еще себе такое может позволить?

РЕКЛАМА

Даже ресницы нарастила

Я люблю красоту и всегда стараюсь быть красивой, ведь я же девочка. Пусть я не выхожу никуда, но в зеркале-то я себя несколько раз в день вижу! У меня всегда идеальный маникюр, я его сама делаю. А по поводу педикюра обращаюсь к подруге.

Я никогда не ношу халаты, ночные сорочки. Мне больше нравятся брючки, красивые пижамки.

Каждый день делаю себе макияж, иногда косметолога приглашаю. Я даже ресницы нарастила!

А вот строить новые отношения с мужчинами боюсь. Я общаюсь на форумах, и часто ко мне проявляют симпатию. Но я сама себя еще до конца не приняла в таком состоянии, а как примет он? Когда вижу, что общение начинает перерастать во что-то большее, сразу заношу собеседника в черный список.

«Лучше мне не будет»

Уже 9 лет я живу с металлическими штырями в позвоночнике, которые должны были выпрямить и укрепить мою спину. А вышло так, как вышло. Я постоянно ношу корсет (моя спина без него не держится), пью таблетки, чтобы не сойти с ума от боли.

Металлоконструкция в позвоночнике Натальи. Фото: личный архив Натальи

Металлоконструкция в позвоночнике Натальи. Фото: личный архив Натальи

За эти 9 лет я всего пару раз выходила на улицу. Не хочу обременять людей своей инвалидностью и просить, чтобы возили меня в коляске. Недавно я побывала на открытии выставки своих картин в библиотеке, и это был мой первый выход в свет за 9 лет. Может, теперь буду делать это чаще.

Я знаю, что лучше мне не будет. Но с помощью врачей я берегу то, что у меня есть.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up