Автор: Ирина ПЛЮТО, Александр ЧЕРНЫЙ

17:49, 16 июня 2018

Медицина

remove_red_eye 13293

Барановичская медсестра, которая признана лучшей в области: «Всегда ставлю себя на место пациентов»

Победитель 11 этапа Республиканского конкурса профессионального мастерства «Белорусский мастер-2018» по специальности «Медицинская сестра» Марина Полевик. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Марина Полевик 12 лет работает медсестрой. В мае этого года она стала победителем областного этапа Республиканского конкурса профессионального мастерства «Белорусский мастер-2018» по специальности «Медицинская сестра». Марина Полевик рассказала, почему выбрала эту профессию, у кого училась человечности и состраданию и что самое сложное в ее работе.

В детстве я восхищалась моим дядей, который работал хирургом. Я с восторгом смотрела на его выглаженный белый халат, представляла, как он спасает чью-то жизнь, и у меня замирало дыхание. И уже тогда я твердо решила: когда вырасту, буду медиком. В старших классах я долго колебалась, на какую специальность поступать, и в итоге выбрала профессию медицинской сестры.

Марина Полевик готовит капельницу для пациента. 
Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Марина Полевик готовит капельницу для пациента. Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

«Хотелось всем помочь»

После окончания Барановичского медучилища я устроилась на работу в Городищенский детский дом-интернат. Там проживают дети с особенностями психофизического развития, которые нуждаются в постоянном уходе.

Желающих работать в интернате немного: слишком тяжело морально и физически.

РЕКЛАМА

За каждой медсестрой закрепляли группу детей от 30 до 50 человек. Моя группа была одной из самых тяжелых, так как состояла из лежачих и малышей 4–6 лет.

Я была 18-летней девчонкой, мне хотелось объять необъятное: обязательно всем помочь или хотя бы облегчить жизнь. Признаюсь честно: было сложно.

У многих моих подопечных были серьезные умственные отклонения, некоторые не говорили и не понимали речь. Но я старалась, к каждому искала подход: объясняла на пальцах, изъяснялась жестами.

Большинство детей в интернате – отказники, сироты. Их никто не навещает. Но они не обозлившиеся на жизнь. Наоборот – открытые, отзывчивые, добрые. Помню, один мальчик на Рождество принес мне шоколадку. Когда увидела его, у меня сжалось сердце: ребенок свою единственную шоколадку отдает мне. Я попыталась отказаться, мол, не нужно, кушай сам. А он заплакал: «Мне больше нечего тебе дать». И я взяла ту шоколадку. Позже принесла ему других сладостей.

В интернате я отработала восемь лет и считаю, что именно эти дети научили меня человечности, состраданию и милосердию. А в моей профессии без этого никак.

 Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Фото: Александр ЧЕРНЫЙ

Нужно постоянно быть «наготове»

По семейным обстоятельствам я переехала в Барановичи. Еще три года ездила в Городище, но постоянно так продолжаться не могло. Стала искать новое место. Хотелось быть «на передовой», работать на самом сложном участке.

Поэтому, когда узнала о вакансии реанимационной медсестры в УЗ «Барановичская городская больница №2», решила, что это как раз то, что мне нужно. Работаю здесь четыре года и каждый день убеждаюсь, что не ошиблась с выбором.

Специфика реанимации заключается в том, что все нужно делать четко и оперативно. Здесь нет какой-то закономерности или сезонности: пациенты поступают круглосуточно, поэтому нужно постоянно быть «наготове». Работа в реанимации «кипит», одни пациенты сменяют других – иногда нам даже перекусить некогда.

В реанимационном отделении пациенты находятся под круглосуточным наблюдением медицинской сестры: она следит за тем, как меняется их состояние, выполняет назначение врача, берет анализы, сопровождает на обследования, помогает интубировать, проводить гигиенические процедуры.

Лучшая награда – спасенная жизнь

Как и влюбой профессии, в моей работе есть свои трудности. Самое сложное для меня – это то, что, несмотря на все усилия, знания и умения, к сожалению, можно потерять пациента. В таких ситуациях всегда держу себя в руках, хотя и ком в горле.

Всех пациентов, конечно, не запомнишь – в реанимации долго не задерживаются, максимум неделю-полторы. Но бывают и исключения. Однажды к нам попал мужчина с пневмонией в очень тяжелом состоянии. Он провел у нас около месяца и стал для всех практически родным.

Все наши пациенты в основном лежачие и в тяжелом состоянии. Они могут не видеть, не слышать, но это не значит, что они ничего не понимают и не чувствуют. Поэтому я всегда ставлю себя на место пациентов. Представляю, если бы я лежала в реанимации и мне пришлось бы постоянно наблюдать за угрюмой медсестрой. Хотелось бы мне этого? Нет.

Так что к пациентам я отношусь так, как хотела бы, чтобы относились ко мне. И никогда не приношу плохое настроение на работу.

Пациенты – люди разные, и встречаются среди них те, кто жалуется, ругается, больные с «белой горячкой» агрессивны, могут ударить. Но все это мелочи в сравнении с удовлетворением, которое получаешь, когда видишь, что ты помог спасти чью-то жизнь, что пациент идет на поправку.

Однажды к нам поступила девушка. Муж сделал ей укол антибиотика, а у нее развился анафилактический шок. Супруг привез ее к нам на своей машине. Спасать пациентку мы начали в приемном покое и буквально вытащили с того света. В следующую смену я не узнала ее: красивая, цветущая, как будто и не было ничего.

Такие моменты для меня особенно ценны: я понимаю, что нахожусь на своем месте и все, что делаю, не зря.

 

РЕКЛАМА


Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up