Новости / Общество

Жительница Барановичей, которая много лет терпит насилие в семье: «Развод не решит квартирного вопроса»

12.06.2018, 9:23 / remove_red_eye 4073 / chat_bubble0

Треть белорусок, страдающих от домашнего насилия, смиряются с этим. Они годами терпят оскорбления, побои и верят, что со временем все наладится. Те же, кто хочет вырваться из ада, чувствуют себя беспомощными: существующая в Беларуси система малоэффективна для защиты жертв насилия. Из-за скандалов в семье детей могут отнять, а проблему выселения домашнего тирана решить почти невозможно.

Жительница Барановичей, которая много лет терпит насилие в семье: «Развод не решит квартирного вопроса»

Фото: gdb.rferl.org

Татьяна* вышла замуж за Владимира* три года назад. До этого они год встречались, и все было хорошо. От предыдущих отношений у женщины было двое детей. От Владимира у Татьяны – третий ребенок, она родила его до замужества.

Толчком для похода молодых людей в ЗАГС стала перспектива получить собственную квартиру. Своего жилья ни у Татьяны, ни у Владимира не было, они жили раздельно, каждый со своими родственниками.

– Мне позвонили из горисполкома и сказали, что подошла моя очередь на жилье. Чтобы получить трешку, а не двушку, мы решили расписаться, – говорит собеседница.
Кредитную линию открыли на Татьяну, квартиру в новостройке оформили на ее имя.

РЕКЛАМА

Надеялась, что все наладится

Совместная жизнь не заладилась с самого начала. Муж позволял себе грубости и оскорбления в адрес Татьяны и ее детей, предъявлял претензии по поводу денег, потраченных на ремонт в квартире, оплачивать коммуналку отказывался.

– Он говорил, что раз квартира моя, значит, и платить за нее должна я. Твердил, что содержать моих детей не будет, – говорит женщина. – А какими словами он меня обзывал, даже вспоминать не хочется.

Из-за чего отношение супруга так резко изменилось, женщина не понимала и надеялась, что все наладится.

«Взрывался» на пустом месте

Но ситуация только накалялась. К оскорблениям, грубости добавилась ревность супруга.

– Я была в декретном отпуске, почти все время сидела дома, но он постоянно подозревал, что я ему изменяю. Даже когда я с детьми выходила на улицу, он считал, что я с кем-то встречаюсь. Дошло до того, что он к подругам меня ревновал, – рассказывает Татьяна. – Бывало, что когда мы с детьми возвращались домой, он закрывал дверь изнутри и кричал, чтобы шли туда, откуда пришли.

Скандалы происходили все чаще. Дело доходило до побоев (однажды муж выбил Татьяне зуб). Но снимать побои она не шла – боялась.

Предугадать, когда случится очередной конфликт, было невозможно – муж «взрывался» на пустом месте.

– Однажды он сорвался из-за того, что мои дети попросили завести собачку. Скандал был ужасный. Он кричал, что отравит ее, что мои дети – выродки… – вспоминает женщина.

Финансово Владимир никак не помогал. Даже на младшего, своего ребенка денег не давал, и женщина с детьми жила на детские пособия и алименты.

– Мы даже полки в холодильнике поделили, – говорит она.

"77 процентов белорусок хотя бы раз сталкивались с каким-либо насилием, 32% – с физическим.

Поставили на учет

В последнее время совместное проживание с мужем превратилось в настоящий ад. Супруг остался без работы, засиживался неизвестно где, домой возвращался поздно, «под градусом».

– Он не мог прийти и просто лечь. Ему надо всех разбудить, устроить скандал, довести меня до истерики. И ему все равно, что все это видят дети, – говорит женщина.

Татьяна обращалась в милицию. Мужа штрафовали, сажали на сутки, но потом он становился еще злее. Чтобы отомстить за «такой позор», он при каждом удобном случае звонил во все инстанции с жалобами, что Татьяна – плохая мать.

– Как-то мне надо было срочно пойти в магазин, и я оставила детей со старшим ребенком – подростком. Он тут же позвонил в милицию и сказал, что я бросила детей, – говорит женщина.

Из-за постоянных ссор и вызовов милиции семью поставили на учет как находящуюся в социально-опасном положении. Теперь детей могут отобрать.

– Он этого и добивается, – говорит Татьяна. – Я не знаю, как мне жить дальше. С нами перестали общаться друзья, я ни к кому не могу пойти, поделиться своей бедой.

«Как выбраться, я не знаю»

Несколько дней назад Татьяна подала на развод. Но в то, что развод как-то улучшит ее с детьми жизнь, она не верит.

РЕКЛАМА

– Мы останемся жить на одной жилплощади. Продать или разменять квартиру в кредите нельзя, а от раздела комнат толку не будет. К тому же иск о разделе жилья очень дорогой, – сокрушается женщина. – Я просила мужа уйти из квартиры и даже предлагала оплачивать ему съемное жилье, но он отказался.

Оказавшись с тремя детьми в такой сложной жизненной ситуации, Татьяна ставит под сомнение декларируемую в стране систему защиты детства и материнства и считает, что в подобной безвыходной ситуации госорганы вряд ли могут чем-то реально помочь.

– Социальные службы ходят к нам домой, проводят диагностики, беседы. А что от этого меняется? Мужу посоветовали обратиться к психотерапевту, он отказался. Я же не могу вместо него пойти, – жалуется женщина. – Я осталась одна со своей бедой и как из этого всего выбраться, я не знаю.

Бесплатная горячая линия для пострадавших от домашнего насилия: 8-801-100-8-801 (со стационарного телефона). Звонки принимают каждый день с 8 до 20 часов.

«Такой закон необходим»

О несовершенстве белорусского законодательства в области защиты от семейного насилия говорят и эксперты. По мнению Ольги Горбуновой, руководителя ОО «Радислава», в нашем обществе насилие – это все еще норма, первая реакция на него – обвинение жертв, а существующая в стране система воздействия на домашних агрессоров – малоэффективная.

– В правоохранительные органы страны ежемесячно поступает около 20 тысяч обращений по причине семейно-бытовых скандалов. При этом получить жертвам оперативную помощь и защиту крайне затруднительно. В лучшем случае агрессоров штрафуют. А чаще ограничиваются предупреждением, профилактической беседой. Да и доказать факт семейного насилия, особенно психологического, жертве очень сложно, – говорит Ольга Горбунова. – А если в семье есть ребенок, то женщины и вовсе не обращаются в милицию, опасаясь изъятия детей.

Закона о предотвращении семейного насилия в Беларуси нет, хотя МВД не первый год говорит о его необходимости и даже обещало представить в 2018 году концепцию законопроекта. В документ планируют включить понятие экономического насилия (запрет на образование, контроль всех трат, проверка чеков и т.д.), расширить круг людей, которых можно будет обвинить в семейном насилии (например, бывших супругов), официально запретить бить детей. Но когда документ будет принят, неизвестно.

– Такой закон просто необходим. Он поможет защищать пострадавших более эффективно. Если мы будем ждать, то люди продолжат гибнуть. Насилие само по себе никуда не денется. Людям, страдающим от семейного насилия, нужно защищать и отстаивать себя. Главное – не молчать, – говорит Ольга Горбунова, руководитель ОО «Радислава».

* Имена героев изменены по этическим соображениям.

Агрессора можно временно выселить

Иван Тумаш, начальник отдела охраны правопорядка и профилактики Барановичского ГОВД:
– Людям, страдающим от семейного насилия (и физического, и психологического), нужно обязательно обращаться в правоохранительные органы. Если жертва захочет, агрессору можно вынести защитное предписание и временно выселить его из квартиры – на срок от трех до 30 суток.
Пострадавшим от физического насилия в семье надо снимать побои. Если будет три факта причинения телесных повреждений, мы возбудим уголовное дело.

«Надо просто уходить»

Екатерина Новицкая, семейный психолог:
– Если такие отношения длятся несколько лет, это уже альянс, это вклад обоих. Раз женщина не уходит, значит, она имеет вторичные выгоды от этого союза, причем, возможно, не осознает их. Например, после очередного инцидента мужчина с виноватым видом делает все по дому, становится ласковым, внимательным. И женщине это нравится. Она даже может оправдывать его агрессию.
Но жизнь в такой ситуации – это травма и для женщины (хоть она не всегда осознает себя жертвой), и для детей. Думать, что насилие прекратится, неправильно. Если мужчина поднял руку и женщина осталась рядом, то что может побудить его не ударить еще раз?
Нужно бежать из этой ситуации, какие бы оправдания для супруга женщина не находила, сколько бы бабушки и другие родственники не говорили, что в хате нужен мужик. Если сама себя не спасешь – ничего не будет. Во взаимоотношениях с супругом женщине нужно перестать эмоционально включаться в его действия – не вступать с ним в полемику, не делиться с ними своими планами. Не надо говорить, что я от тебя уйду, это только спровоцирует его. Надо просто уходить.
Сейчас женщину удерживают в этих деструктивных отношениях ее фантазии – страхи остаться одной, да еще и с детьми. Но по факту она и так одна.

Как разделить льготные квадратные метры

Сергей Иванович, юрист:
– С согласия банка квартиру, построенную в кредит, можно разделить между супругами. Для этого сначала надо оценить недвижимость, потом обратиться в суд. Такой иск стоит 5% от оценочной стоимости квартиры. Суд решит, сколько квадратных метров жилплощади достанется каждому из супругов, разделит выплаты по кредиту, лицевые счета по оплате услуг ЖКХ. Но продать, подарить свою часть супруги не смогут. Сделки с жильем запрещены до момента полного погашения кредита. А в течение пяти лет после полной выплаты для продажи или размена жилья, построенного с помощью льготного кредита, потребуется разрешение горисполкома.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

Обсуждение закрыто.

Scroll Up