Новости / Экономика

Экономист: «Все говорят, что завтра пролетит торнадо, а наши власти уверяют, что пронесет»

3.05.2018, 12:54 / remove_red_eye 806 / chat_bubble

Положение российской промышленности резко ухудшилось в начале 2018 года, а темпы падения спроса стали рекордными с 2009 года, констатирует РАНХиГС в апрельском «Мониторинге». Подкосит ли это падение белорусскую промышленность, чей экспорт преимущественно завязан на России, и смогут ли наши предприятия переориентироваться на другие рынки?

Экономист: «Все говорят, что завтра пролетит торнадо, а наши власти уверяют, что пронесет»

Фото: сайт zautra.by

Лопан: Никто не ждет нас там с распростертыми объятиями

Директор «Агентства деловых связей» Валентин Лопан считает, что ситуация на российском рынке больно ударит по белорусским предприятиям, сообщает «Заўтра тваёй краіны». 

— Если на основном рынке сбыта такое падение, то неизбежно почувствует это и белорусская промышленность. Вряд ли наша продукция занимает такую уникальную позицию, чтобы ее брали, несмотря ни на что, — отмечает эксперт. — А это значит, что ничего хорошего нам ждать не приходится.

РЕКЛАМА

Эксперт обращает внимание на тот факт, что в России на фоне общего падения при этом выросло на 10% производство продовольствия.

Валентин Лопан. Фото: zautra.by

Валентин Лопан. Фото: zautra.by

— Но даже там, где рост, они начинают сопротивляться и не пускать импорт, в том числе белорусский, — отмечает Валентин Лопан. — И все эти истории с Россельхознадзором красноречиво свидетельствуют, что белорусскую продукцию там мне ждут.

Иными словами, серьезно рассчитывать в будущем на Россию как рынок сбыта не приходится. И в этой ситуации правильно было бы искать новых партнеров. Проблема только в том, что быстро переориентироваться не получится.

— Никто не ждет нас с распростертыми объятиями, — уверен эксперт. — Везде нужна кропотливая работа, необходимо изучать каждый рынок, дождаться, пока появятся первые ощутимые результаты. А так, чтобы быстренько собрались и куда-то переориентировались — это просто смешно, так не бывает.

Пиарщик напоминает, что разговоры о новых рынках идут последние 15 лет, вот только безрезультатно.

— Мы постоянно слышим эти бесконечные призывы, наказы послам: мол, давайте, продавайте. Только все никак не получается, — констатирует Валентин Лопан. — Проблема в том, что наша промышленность в основном государственная. У нас есть частные компании, которые технологичны и экспортируют в десятки стран мира. Они нормально себя чувствуют, потому что гибкие, могут адаптироваться и понимают, куда все движется. В отличие от государственных крупных предприятий — их ждут большие сложности.

Романчук: Если в России будет насморк, то нас совершенно очевидно ждет воспаление легких

Руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук также видит в возникшей ситуацию серьезную угрозу для белорусской экономики.

— Это как раз тот сюжет, когда метеорологи говорят, что у вас через день будет смерч, торнадо и, возможно, землетрясение, а правительство беспечно заявляет, что «пролетит мимо», все будет нормально, у нас экономика устойчивая, — поясняет экономист. — И несмотря ни на что, мы дальше продолжаем заниматься накачкой инвестиционного потребительского спроса, рисуем цифры роста промышленности под 10% и проводим политику под этот сценарий, как будто не понимая, что если в России будет насморк, то нас совершенно очевидно ждет воспаление легких.

По мнению эксперта, привязка белорусской промышленности к ситуации в России очень серьезная. Падение спроса, а также уменьшение почти в 4,5 раза темпов роста ВВП существенно отразится на возможностях экспорта Беларуси и соответственно валютной выручке.

— Если мы не изменим денежно-кредитную и бюджетную политику в отношении накачки инвестициями разных предприятий, избранных чиновниками, то нас ждет затоваривание, еще большее ухудшение финансового состояния предприятий со всеми вытекающими социальными последствиями, — уверен Ярослав Романчук. — В результате Беларусь столкнется с еще большей структурной безработицей и бегством рабочей силы за рубеж.

Экономист уверен, что, погнавшись за результатами первого квартала и не учтя внешнюю ситуацию, Беларусь может потерять очередные 2–3 года в стагнации или рецессии.

— Такова цена неспособности диверсифицировать экономику и адаптироваться к внешним шокам, которые уже совершенно очевидно скрыть нельзя, — уверен Ярослав Романчук. — Вот есть русский мужик, который, пока гром не грянет, не перекрестится, а в нашем случае мы имеем дело с белорусским мужиком в лице белорусского руководства, которому надо не только, чтобы гром грянул, а чтобы и молния в лоб ударила и кто-нибудь еще под зад пнул.

Ярослав Романчук. Фото: zautra.by

Ярослав Романчук. Фото: zautra.by

Если ситуация на российском рынке не изменится в лучшую сторону, то, по мнению экономиста, Беларусь в этом году ожидает нулевой рост ВВП, а в следующем — экономика и вовсе может уйти в рецессию на минус 3%. Эксперт не исключает, что в итоге Беларусь может вновь спуститься с 54,4 млрд долларов ВВП (по итогам 2017 года) до 45–47 млрд.

— Но это еще такой не самый трагический сценарий, когда нет жестких санкций в отношении того же внешнего долга России, в отношении запрета на организации, которые торгуют с ней, — поясняет Ярослав Романчук. — Все может быть и гораздо хуже.

Нынешняя ситуация в России неминуемо ведет к падению российского рубля, и удерживать белорусский рубль на той же отметке будет просто невозможно.

— Наша национальная валюта может опуститься до 2,5—3,5 рубля за доллар, — прогнозирует эксперт. — Все, конечно, зависит от того, что будет с российским рублем. Если он достигнет отметки в 70–75 рублей, то у нас будет где-то 2,5 рубля. Потому что дорожание белорусского рубля в отношении российского грозит отечественным производителям еще большими потерями экспорта.

РЕКЛАМА

Экономист также уверен, что продавать в другие страны и открывать новые рынки белорусские предприятия не готовы.

— Все эти слова о диверсификации, заверения в дружбе — пустая говорильня. Получите сначала статус страны с рыночной экономикой от Европейского союза, чтобы все эти диалоги чем-то конкретным транслировались на внутреннюю экономическую политику, — подытоживает руководитель центра Мизеса.

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up