10:15, 1 мая 2018

Люди

remove_red_eye 1913

Уроженец Барановичей, который стал китаистом мирового уровня, рассказал о Китае, Беларуси и о себе

Сергей Филонов. Фото: личный архив

Уроженец нашего города Сергей Филонов – человек с мировым именем. Он ученый-востоковед, занимающийся философией и религией Китая. Он с легкостью читает древнекитайские тексты и свободно говорит на современном языке. Ученый рассказал Intex-press, что общего между белорусами и китайцами, зачем Китай вкладывает деньги в Беларусь, почему советское поколение не может быть религиозным и каких белорусских продуктов ему больше всего не хватает.

Сергей Владимирович Филонов

Родился и вырос в Барановичах в семье учительницы и авиаинженера. Жил с родителями в Южном микрорайоне, окончил СШ №16. Со школы увлекался историей Китая. В 1983 году поступил в Ленинградский государственный университет на восточный факультет. После его окончания уехал работать в Амурскую область, с 1990 года и по сей день преподает в Амурском государственном университете, живет и работает в городе Благовещенске. Профессор кафедры китаеведения, доктор исторических наук, автор более 40 научных публикаций. Женат, есть дочь-студентка, которая учится в этом же университете, изучает европейские языки.

Об увлечении Китаем

Мое увлечение Китаем началось еще в школе. В конце 70-х годов отношения СССР и Китая были очень сложными, при этом поколение моих родителей рассказывало о когда-то крепкой дружбе между странами. Это противоречие меня и заинтересовало. Начал с изучения истории Китая, постепенно увлекся культурой и философией, прежде всего таким направлением, как даосизм. Меня привлекли внимание к человеку в даосизме, рассуждения на тему вечности, бессмертия, человеческого бытия. Это и стало путеводным направлением в моей учебе и дальнейшей научной деятельности.

Конечно, в советское время, когда в обществе главенствовала атеистическая пропаганда, глубокое изучение религиозных движений не поощрялось. Но специфика нашего факультета была такова, что все студенты занимались вещами, которые были не очень широко распространены и изучены. Поэтому мое увлечение изучением китайской религии поддержали.

О Китае книжном и реальном

Когда я поступал в университет, даже не мечтал однажды побывать в Китае. Но с середины 80-х отношения между странами резко изменились, и мы впервые туда попали. Первое впечатление – другой запах, который состоял из китайского чая, сигарет, еды. Ощущение Китая – и визуальное, и обонятельное – поразило, ведь мы знали страну только из книг и лекций. Тогда страна была в тяжелом положении, только отходила от культурной революции, китайцы жили скромно. С тех пор Китай изменился колоссально. Он развивается сам и продвигает свои идеи и ценности на весь мир.

РЕКЛАМА

О возможности переезда в Китай

Если мои родители православные, а я изучаю ислам, к примеру, это же не значит, что я должен сменить религию. То же самое у меня с Китаем: о переезде туда я даже не задумывался. Для меня он лишь объект моего научного интереса. У каждого своя родина. Мой дом, моя родина – это Беларусь, и в каком-то отношении Россия, потому что здесь я пока живу и работаю. Китай – чужая страна, в которой хорошо и комфортно тем, кто в ней родился.

О «памяркоўных» китайцах и бережливых белорусах

Различия между китайцами и белорусами, безусловно, есть, и они сразу бросаются в глаза. Но на самом деле общего у нас больше. Взять хотя бы бережливость белорусов. Этим мы даже от россиян отличаемся, а с китайцами схожи. Или трудолюбие. Оно в такой же мере характеризует белорусскую нацию, как и китайскую. Китайцев также можно назвать «памяркоўнымі», но по-своему. Они очень осторожны в выражении своих негативных эмоций, даже если собеседник им не нравится, они постараются не показывать этого.

О китайских ругательствах

В китайском языке есть ругательства, но надо отдать должное китайцам, нецензурной лексикой они пользуются гораздо реже, чем мы. У нас у определенных социальных групп это едва ли не литературный язык, в Китае же четко ощущается, что это маргинальный вид лексики. Есть слова, которые похожи на наши бранные выражения, есть образные выражения, которые не менее неприятны и оскорбительны для носителя китайской культуры и языка. Такие выражения нельзя перевести буквально, как любые метафоры. К примеру, в Китае говорят: «еноты с одного холма». Если перевести буквально, никто не поймет. По-русски же это звучит как «одного поля ягода».

О том, почему Китай инвестирует в Беларусь

Логистика в современном мире определяет многое. Беларусь находится в самом центре Европы, она не несет конфликты на мировую арену, у нее замечательный человеческий и кадровый потенциал. Ресурсы при необходимости можно взять у других стран, но Беларусь близка Китаю по духу и вектору внешней политики, она как никакая другая страна в Европе поддерживает его. Поэтому сближение двух стран закономерно и я не вижу в нем ничего плохого или опасного. Это для Беларуси китайские инвестиции – огромные деньги.

Для Китая же это мизерные средства. Насколько я вижу и понимаю, руководство Беларуси четко отстаивает суверенитет страны и, думаю, китайцы будут здесь присутствовать в той мере, в какой выгодно самой Беларуси.

О советском наследии и смене лидеров

Мы (Россия, Беларусь. – Авт.) вроде уже вышли из Советского Союза, но во многом продолжаем жить в идеологии той эпохи, XX-го, а может, и XIX века. Когда лучшей формой организации государства считалась империя, а его силой – оружие. Весь же остальной мир живет по понятиям XXI века, где сила – в знаниях, оружие – современные технологии, а мощь страны определяется уровнем жизни народа. Жаль, что нам приходится жить в этот переходный период. Но подобные периоды хороши тем, что заканчиваются. Уверен, придет новое поколение, сменятся лидеры, они осознают ценность гуманистических идеалов, которыми руководствуются развитые страны, и мы будем развиваться в этой парадигме.

Нынешние лидеры руководствуются теми идеями, на которых их воспитали. Беларусь маленькая, для нее переходный период скоро закончится. Россия огромная, механизмы реализации новых идей очень сложны. Но я в определенном смысле фаталист. Если руководители долго занимают свое место, сам исторический процесс дает им на это право. Мы даем им право.

Нам кажется, что мы руководим историей, но на самом деле все наоборот. Придет время, и мы перейдем на новый этап. История развития мира на это указывает. Нам же остается делать свое дело и не способствовать тому, что ведет к усилению авторитаризма. А еще на личном примере показывать образец законности и новую личность, которая руководствуется идеалами гуманизма. Сочетание этого всего в каждом из нас будет потихоньку менять мир.

Об отношении к религии

К религии я отношусь спокойно и с уважением. И практически любая близка мне по своим взглядам, если она не несет экстремистского содержания. Я крещеный, православный. Как сказал когда-то Александр Григорьевич (Лукашенко. – Ред.) – православный атеист. Но для меня православие – это религия моих родных, моих предков. По большому счету, наше поколение, воспитанное на советской идеологии, не может быть религиозным. В наше время было довольно поверхностное представление о религии, и большинство людей вспоминают о ней только в праздники. Искренне верующих людей очень мало, и я их глубоко уважаю, потому что это великий подвиг и труд. Но вера – личное дело каждого. Религия же не должна проникать в нашу жизнь и определять аспекты нашего бытия.

О достижениях и поводах для гордости

Достижение – это когда ты создаешь что-то, что меняет мир. Мои научные работы сильно не меняют мир. Я к ним отношусь с уважением, но не преувеличиваю их значения. Конечно, меня радует, что они востребованы, что их читают другие люди. Но больше всего, наверное, я горжусь своей дочерью, она – мое главное достижение.

О мечте и планах на будущее

Моя профессиональная мечта – подготовить книгу о китайских храмах, религии, которая была бы понятна любому образованному человеку, интересующемуся культурой, а не только узким специалистам. Надеюсь, в ближайшее время подготовкой этой книги я и займусь. Что же касается далекого будущего… Надо, несомненно, в него смотреть, но жить – сегодняшним днем. И делать так, чтобы каждый день был хорошим, значимым и приносил радость нам самим и окружающим.

О том, чего не хватает, и о мечте вернуться

Больше всего мне не хватает белорусского хлеба. В Барановичах делают такой вкусный хлеб – не оторваться. Было бы неплохо, чтобы амурские пекари съездили на белорусские хлебозаводы на стажировку.

Я, конечно, скучаю по родине. Хочу вернуться и давно вернулся бы, будь такая возможность. Но моя работа, моя специальность – специфические. В России я нужен, поэтому пока живу и работаю здесь. Но придет время, и я, надеюсь, вернусь в Беларусь.

РЕКЛАМА

Читать также
Люди videocam

Умер Иосиф Кобзон

30.08.2018 remove_red_eye 3590
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up