Автор: Наша Нiва

15:27, 25 апреля 2018

Происшествия

remove_red_eye 5949

«Сержант и ефрейтор вдвоем избили пятерых солдат». В Гродно очередной суд за дедовщину

Максим Малышко (слева). Фото из социальных сетей

На скамье подсудимых двое: сержант Владислав Елец и ефрейтор Максим Малышко из 6-й отдельной механизированной бригады, находящейся в Гродно. Парням грозит от 3 до 10 лет лишения свободы.

Формулировка стандартная — 20-летнего сержанта Ельца обвиняют в превышении должностных полномочий с применением насилия, 24-летний Малышко проходит как пособник. Следствие полагает, что еще летом 2017 года на полевом выходе они вдвоем избили пятерых солдат — якобы наказали за то, что в армейской палатке ночью погасла буржуйка, сообщает «Наша Нiва».

Это дело, как и дело сержанта, которого судят в Борисове, было возбуждено в ноябре 2017 года, как результат одной из многочисленных проверок в армии после смерти рядового Александра Коржича в Печах.

Елец и Малышко остаются на свободе, продолжают службу. Их, правда, перевели в другую часть. Оба служат с осени 2016 года. До дембеля остается меньше месяца. Правда, пока неизвестно, куда поедут сержант и ефрейтор: домой или в колонию.

РЕКЛАМА

«Наша Нива» связалась с обвиняемым Максимом Малышко, он высказал свою точку зрения на ситуацию.

«Я отказываюсь давать показания на суде. Вину тоже не признаю. Она не доказана, и неизвестно, докажут ли ее. Потому что показания у пострадавших брали четыре раза — и все четыре раза показания были разные», — утверждает Максим.

По его словам, Елец также отказался признать вину и давать показания.

«Пострадавшие утверждают, что в прошлом году, в один из дней августа, на полевом выходе они топили печь. Затем их якобы подняли, построили и избили. Но синяков у них не было, жалоб не было, командир проводил осмотр и все было нормально. Они ни к кому не обращались, никому не жаловались. Я не знаю, почему они вдруг что-то такое начали говорить в ноябре. Но, возможно, это не их слова, — рассуждает Максим. — Там же пострадавшими проходят не только солдаты с младшего периода, но и с моего призыва, с которыми я служил год».

«После того, как на меня завели дело, я получил постановление. Там указывается точное количество ударов, как я кого-то якобы бил, как ставил… Это просто бред! — возмущается он. — Но я же потом подошел к одному из потерпевших и спросил, мол, сколько раз тебя ударили? Он стоит и плечами пожимает, не знает».

Малышко объясняет это следующим образом:

«Это солдаты. Это роботы. Им сказали, как и что сделать, они так и сделают, чтобы не иметь проблем.

Это очень мутная история! На суде мой адвокат спрашивал каждого пострадавшего: «Это вы обратились по поводу избиения?» Все отрицают, никто из пятерых никуда не обращался. Тогда откуда же ситуация? Плюс, в суде один из потерпевших сам рассказал, что следователь записывал его слова так, как считал нужным. Судья спрашивал солдата, почему не совпадают показания — то их били, то потом он говорил, что не били — а пострадавший не мог ответить. Говорит, что не может объяснить.

А я могу объяснить. Потому что они сами не знают свои показания. Их завели в кабинет, сказали подписать и все. Не знаю, кто и зачем.

И теперь получается так, что есть пятеро пострадавших, они же и свидетели. Других свидетелей нет. Синяков нет. Жалоб нет».

Как говорит Максим, его обвиняют в том, что он был пьян в ту ночь.

«И те пострадавшие сначала подписали, мол, да, он был в состоянии алкогольного опьянения. А теперь на суде говорят: ну, откуда мы знаем, был ли он пьян или нет.

У них у всех разные показания и версии. Один говорит, что избивали 40 минут, второй — что пять или семь. Один говорит, что просыпался и подходил командир, второй говорит, что командир спал, третий — что командир проснулся, но криком позвал их к себе в палатку…» — утверждает Малышко.

Кроме того, говорит Малышко, во время следствия его обвиняли в пособничестве Ельцу, но затем было предъявлено обвинение в неуставных взаимоотношениях (по этой статье меньшее наказание). Но, утверждает Малышко, когда дело передали в прокуратуру, то оттуда дело вернули следователям. И обвинение в пособничестве вернули.

«Наша Нива» связалась с прокурором Артуром Валентукевичем, который выступает на процессе государственным обвинителем, но тот отказался от комментариев.

Пострадавшие служат в армии, поэтому получить их комментарии пока не удалось.

Заседание по делу продолжится 26 апреля.

РЕКЛАМА

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up