9:40, 27 марта 2018

Люди

remove_red_eye 4048

Неизвестный фотограф из Барановичей с нестандартной биографией и тысячей уникальных фотографий

Петр Таранда. Фото: семейный архив

Один из первых железнодорожников в Западной Беларуси. Антипод советских книжных героев и ловелас в стране, где не было секса. Но главное – талантливый человек, оставивший после себя тысячи уникальных фотографий, которые спустя 17 лет после смерти автора, наконец, дошли до широкой аудитории. Все это о жителе Барановичей Петре Петровиче Таранде, о котором Intex-press рассказал его племянник Николай.

Петр Таранда родился в деревне Зарытово Ляховичского района в 1921 году. Его родители были двоюродными братом и сестрой. Жизнь испытывала парня на прочность с самого рождения.

– Дядя говорил, что родился Петр мертвым, но соседка била его по попе, пока не ожил, – рассказывает Николай.

Однажды маленький Петрик (так его называли родные и односельчане. – Авт.) свалился в бочку с водой головой вниз и наверняка захлебнулся бы, если бы не все та же соседка. А позже мальчик оказался на дороге перед оголтелой тройкой лошадей, но даже царапины ни получил.

РЕКЛАМА
Все фото: Петр ТАРАНДА

Из портных – в железнодорожники

После окончания начальной школы Петр поехал учиться в Ляховичи к портному еврею. Затем окончил курсы и стал гминным инструктором по радиофикации района: контролировал процесс установки радиоприемников.

– Чтобы настроить приемники на барановичскую волну, провод вокруг катушки нужно было обернуть не больше 14 раз. Но дядя и его друзья быстро поняли: если намотать больше – можно слышать и Москву, и страны за океаном.

Фото: Петр Таранда

Фото: Петр Таранда

Парни слушали Польшу, Америку и не могли понять, кому верить: «буржуазный» свет твердил, что в России все плохо, что люди голодают, а «советы» уверяли в обратном.

Петр Таранда родился в семье протестантов и от веры, в которой его крестили, не отказывался. Но в 1939 году, когда в Западную Беларусь пришла советская власть, вступил в комсомол. В том же году устроился на железную дорогу. Сначала чистил поезда. А когда начальство узнало, что Петр грамотный, его направили на курсы при Ленинградском институте железнодорожного транспорта. Так Петр стал помощником машиниста и одним из первых квалифицированных железнодорожников на территории Западной Беларуси.

Великую Отечественную войну он фактически встретил на рельсах.

Чтобы спастись, вызвался добровольцем на фронт

Первые дни войны Петр Таранда и его коллеги водили эшелоны к линии фронта и обратно. Поезда все время бомбили. Однажды Петрик и его напарник увидели последствия одной из таких бомбежек и не на шутку испугались.

– Дядя рассказывал, что они вышли посмотреть на раскуроченный бомбой паровоз. Стены паровоза были гладкими, словно их специально отшлифовали, а на стенах – засохшие человеческие кишки, над которыми кружили мухи.

Парни поняли, что, какой бы профессиональной ни была паровозная бригада, по сути, они – смертники. А в двадцать лет стать живой мишенью, обреченной на смерть, Петру не хотелось. Поэтому он вызвался добровольцем на фронт.

Как и многие в то время, Петр думал, что война быстро закончится. Возможно, еще до того, как он пройдет военную подготовку. Но подготовки как таковой не было. Вскоре после начала обучения Петрик и его боевые товарищи попали в окружение и долго выходили из него. А когда вышли к своим, то пришлось несладко: доверия к тем, кто жил под Польшей и попал в немецкое окружение, не было.

Петра отправили в тайгу на погрузку шпал. Каторжная работа, голод, холод: люди начали дезертировать. Со второй попытки сбежал и Петр. Доехал без документов до Казахстана, там устроился на работу в колхоз, а когда объявили мобилизацию, снова попал на фронт, дошел до Сталинграда.

Война для Петра Таранды закончилась в лагере: ему дали пять лет за мешок муки, который они с другом нашли, когда работали на железной дороге в Сталинграде, и решили оставить себе. После войны объявили амнистию, и Петру, как участнику боевых действий, наполовину уменьшили срок.

Выйдя из лагеря, он вернулся в Барановичи.

Был увлеченным в отношениях

Петр Таранда, говорят его племянники, был увлеченным человеком. В том числе в отношениях с противоположным полом. Из-за его первой любви в 18 лет к односельчанке Марысе семья Таранды не поехала в Америку. Когда Петр оказался в Казахстане, в первый же день незнакомая женщина накормила его, оставила на ночь и даже готова была помочь с документами и работой, только Петра задержала милиция и выдворила из города. Другая женщина сделала то, что не успела первая. Отношения еще с одной закончились рождением сына, с которым Петр так никогда и не встретился. Даже в лагере у него завязался роман с поварихой. От этой любви родилась дочь Надежда, которую Петр увидел спустя долгие годы после освобождения.

Но самой главной любовью Петра была его жена Шура, с которой он познакомился на Барановичской швейной фабрике, куда устроился на работу.

– Даже будучи в преклонном возрасте, дядя, когда рассказывал о молодости, а жена сидела рядом, о своих любовных похождениях говорил очень аккуратно и явно меньше, чем мог бы рассказать. Видимо, берег ее чувства.

Своих детей у Петра и Шуры не было. Они взяли на воспитание племянницу Шуры. С родной дочерью Петр общался до последнего его дня.

Мотоциклы, музыка и фотография

Петр Таранда пел в хоре ветеранов, играл на нескольких музыкальных инструментах, был постоянным участником городских мотосоревнований, которые в послевоенные годы были очень популярны в Барановичах.

РЕКЛАМА

Родственники помнят его патефон и огромную коллекцию пластинок, его мотоцикл, из-за частой езды на котором он заработал болезнь глаз и впоследствии лишился зрения, его «Опель», на фоне которого любили фотографироваться односельчане. Но главное, что оставил после себя Петр Таранда, – больше тысячи негативов, которые навсегда запечатлели Барановичи и его жителей.

Фото: Петр Таранда

Фото: Петр Таранда

Петр Таранда умер в 2001 году, и племянник Николай взял эти негативы. Несколько раз он пытался сделать с них фотографии, но безуспешно. Недавно он познакомился с гродненским фотографом Натальей Дорош, которая не только занялась негативами, но и уступила свою выставку, чтобы показать снимки барановичского фотографа-любителя Петра Таранды. Фотографии нашего земляка произвели фурор, а его самого назвали открытием и новым именем в белорусской фотографии. К сожалению, в формате выставки снимки Петра Таранды пока видели только жители Минска.

– Снимки делал Белорусский союз фотографов за свой счет. Но, думаю, если их выставку пригласят в Барановичи, они, наверняка, не откажут, – говорит Николай Таранда. – От меня тут ничего уже не зависит, я могу лишь приехать на открытие.

Демонстрация 7 ноября 1957 года, слева стоит памятник Сталину. Фото: Петр Таранда

Демонстрация 7 ноября 1957 года, слева стоит памятник Сталину. Фото: Петр Таранда

Читать также
Люди videocam

Умер Иосиф Кобзон

30.08.2018 remove_red_eye 3560
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up