Новости / Происшествия

Преступления прошлых лет в Барановичах. Бандитский налет на Крестах и пытки утюгом

15.03.2018, 9:37 / remove_red_eye 10506 / chat_bubble

Intex-press решила вспомнить резонансные преступления, совершенные в Барановичах в начале 2000-х. Разбойное нападение 15-летней давности на Крестах запомнилось сотрудникам правоохранительных органов своей жестокостью и циничностью.

Преступления прошлых лет в Барановичах. Бандитский налет на Крестах и пытки утюгом

Фото: depositfotos

Утром 3 мая 2002 года в квартире на улице Славной, где проживала семья Тихно, находилась только 46-летняя хозяйка Наталья*. Женщина работала фельдшером скорой помощи, и на работу ей было в ночь. Ее муж – 46-летний Николай, замдиректора в частной строительной фирме, уехал на работу, их 14-летняя дочь ушла в школу.

Около 10.00 в дверь позвонили. Наталья через глазок увидела незнакомца и спокойно открыла ему дверь: ее муж был председателем жилищного кооператива, и к ним, по словам горожанки, часто приходили люди по разным вопросам.

В квартиру ворвались трое мужчин, двое из них были в масках.

РЕКЛАМА

Из показаний Натальи:
«Они повалили меня на пол, лицом вниз. Кто-то из них заклеил мне рот широким скотчем. Завернули руки за спину и обкрутили скотчем, затем руки и ноги связали тряпкой. После этого они втроем потянули меня связанную по полу в зал».

Мужчины стали требовать у Натальи деньги. Били кулаками и ногами. Один из бандитов приставил к ее шее нож, другой – пистолет к голове.

Наталья молчала, и бандиты стали ее душить, а затем жечь ей ноги раскаленным утюгом. Не выдержав пыток, женщина сказала, что деньги спрятаны под ванной в банке из-под кофе.

Добычей бандитов стали $34000 и 760 злотых, которые супруги Тихно несколько лет откладывали на покупку дома, а также множество украшений – всего более 100 г золота.
Милиционеры обнаружили в квартире следы от перчатки и от обуви, а также четыре отпечатка пальцев. Подозрительных мужчин заметил лишь один из соседей. По его словам, он обратил внимание на одного из преступников, у которого был «наглый, безразличный и циничный взгляд».

Нечаянно брошенные фразы

22-летний Трусов отсидел 7 лет за разбой и условно-досрочно освободился в феврале 2002 года. В апреле он встретился со знакомым Владимиром, который работал в частной строительной фирме. За бутылкой пива Владимир рассказал Трусову о шуточной перебранке между своим директором и его замом по фамилии Тихно: мол, директор назвал Тихно жмотом, хотя у того дома хранится около 30000 долларов. Трусова заинтересовала прозвучавшая сумма, и он разузнал у Владимира адрес Тихно. А после обратился к криминальному авторитету по кличке Колесо, который в начале 2000-х «смотрел» за Барановичами. Трусов решил продать ему информацию за $5000.

Колесо доверил это дело двум своим приближенным – 31-летнему Лаушу и 26-летнему Тристеню. Их в Барановичах знали многие: гроза города, при деньгах, разъезжают на черной девятке.

Трусову поручили узнать, есть ли в квартире Тихно сигнализация. Трусов дважды побывал дома у Тихно, якобы желая устроиться к нему в фирму. Сигнализации не было.

Наняли лидских

Сделать «работу» по замыслу Лауша и Тристеня должны были не местные. Выбор пал на приятелей из Лиды. 2 мая Лауш и Тристень позвонили знакомому из Лиды, Кононовичу, и попросили его приехать с «братками» в Барановичи. Зачем – пообещали объяснить на месте. Встреча произошла утром 3 мая в Колпенице. Кононович привез с собой трех человек: Домбровского и братьев Василия и Олега Булыг. Лауш и Тристень остались «на стреме» – на заправке недалеко от дома на улице Славной. Четверка бандитов из Лиды пошла в дом, но в подъезде Кононович испугался и решил, что останется на улице.

Компанию с деньгами и драгоценностями на машине забрали Лауш и Тристень. Налетчиков отвезли в Лиду, а по дороге поделили деньги. Только Трусову 5000 долларов за информацию платить не стали. Это стало фатальной ошибкой преступников.

Месть информатора

В июне «кинутый» Трусов пришел к Николаю Тихно и рассказал, кто организовал разбойное нападение на его квартиру. Николай сообщил об этом в милицию. Задержали Лауша, взяли под стражу и Трусова. Лауш в преступлении не сознался, отпечатки пальцев, найденные на месте преступления, не совпали. Обоих пришлось отпустить.

Вскоре в милицию поступила оперативная информация, что к разбойному нападению могут быть причастны бандиты из Лиды. Всех их милиционеры «накрыли» в один день, но задержать удалось только Василия Булыгу. Его брат сбежал. Скрылся и Домбровский.

Слабым звеном четверки и ключевым свидетелем стал Кононович. Он, наркоман с многолетним стажем, все рассказал следователям. Лауша вновь задержали. Позже взяли под стражу Тристеня и Трусова.

Лауш и Тристень обвиняли друг друга. Василий Булыга вину не признавал, хотя его опознали и пострадавшая, и свидетель, а след обуви, найденный на месте преступления, совпал со следом его кроссовки. Трусов, пытаясь избежать уголовной ответственности, отнекивался от $5000 вознаграждения.

Следствие длилось полгода. В конце декабря начался суд. Трусова приговорили к 13 годам лишения свободы, Лауша – к 12 годам. Тристеню, которого помимо этого судили еще и за мошенничество, дали 12,5 лет колонии, Василию Булыге – 16 лет и 9 месяцев. Домбровского и Олега Булыгу задержали. Первого суд приговорил к 11 годам колонии, второго – к 11 годам 9 месяцам.

* Имена и фамилия потерпевших изменены по этическим соображениям

«До сих пор помню это преступление»

Николай Ефимчик, начальник отдела по расследованию преступлений против интересов службы и порядка исполнения воинских обязанностей УСК по Брестской области. В 2002 году занимал должность следователя по особо важным делам УСК МВД РБ по Брестской области:
– Это было интересное дело: много фигурантов, разные города. Я до сих пор помню, что разбойное нападение было совершено на улице Славной. Раскрытием этого преступления занимались оперативники и следователи не только из Барановичей, но и из Бреста. Помогал нам даже Центральный аппарат ГУБОП. Мы не могли предположить, что к преступлению будут причастны жители другого города. Как не думали Лауш и Тристень, что мы на них выйдем. Их тогда все боялись, они были настоящими беспредельщиками. Самым жестким, хитрым и изворотливым был Тристень: в попытке избежать уголовной ответственности он был даже готов дать показания против Колеса. Но передумал, посмотрев на Лауша, который отказался что-либо говорить о «смотрящем». Что касается лидских бандитов, самыми суровыми из них были братья Булыги. Да, дело было сложным, но, как сказали потом Лауш и Тристень, милиция сработала на высшем уровне.

РЕКЛАМА

 

Читать также
Комментарии

Правила комментирования

comments powered by Disqus
Scroll Up